Премьера КНР окружили $2,7 млрд

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Премьера КН окружили $2,7 млрд»)
Перейти к: навигация, поиск


Премьера КНР окружили $2,7 млрд

В Китае заблокировали интернет-ресурсы New York Times из-за публикации газеты о состоянии семьи Вэнь Цзябао

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::29.10.2012, На съезд КПК вынесли важный вброс, Фото: Reuters

Андрей Одинец

Compromat.Ru

Вэнь Цзябао

Правительство Китая отвергло обвинения, что семья премьера Госсовета Вэнь Цзябао обладает состоянием в $2,7 млрд. А адвокаты родственников премьера не исключают судебных исков против газеты New York Times, опубликовавшей данные об активах семьи Вэня. Между тем разоблачения, появившиеся за две недели до исторического съезда Компартии Китая (КПК), могут повлиять на борьбу за состав нового руководства второй державы мира.

"Публикация очерняет репутацию Китая и имеет скрытые мотивы",— объявил представитель МИД КНР Хун Лэй, комментируя появившуюся в пятницу в New York Times статью о тайном состоянии семьи премьера Вэнь Цзябао. А в выходные появилось заявление юридических компаний Jun He и Grandall о том, что они представляют интересы семьи премьера и не исключают подачи иска против New York Times, поскольку ""скрытого богатства" семьи Вэнь Цзябао не существует". "Некоторые его родственники не занимались бизнесом, некоторые занимались, но не совершали ничего противозаконного. Сам Вэнь не играл никакой роли в их бизнесе и не позволял деловым интересам семьи влиять на решения правительства",— говорится в заявлении.

Впрочем, New York Times и не утверждает, что Вэнь Цзябао участвовал в бизнесе родственников. Более того, информация о том, что супруга премьера Чжан Бэйли контролирует значительную часть китайского рынка ювелирных изделий и драгоценных камней, а его сын Вэнь Юньсун был соучредителем New Horizon Capital (один из крупнейших в КНР фондов прямых инвестиций), известна давно. Новым в публикации New York Times стало то, что в ней впервые подробно описывается структура активов семьи 70-летнего премьера и дается оценка их стоимости. Общее состояние семьи премьера New York Times оценивает в $2,7 млрд. Впрочем, авторы сразу оговариваются: свидетельств личного участия премьера в бизнесе семьи нет. А анонимные источники даже утверждают: Вэнь "крайне недоволен" деловой активностью своей семьи и якобы даже хотел развестись с Чжан Бэйли.

["РБК daily", origindate::29.10.2012, "У премьера Китая Вэнь Цзябао обнаружили почти 3 млрд долларов": Правда, один раз его все-таки смогла вывести из себя жена, которую в стране называют не иначе как «королевой бриллиантов», — при ее покровительстве были созданы Национальный центр по оценке драгоценных камней, а также Шанхайская алмазная биржа. В 2007 году в СМИ просочились сведения, что она купила себе сережки за 275 тыс. долл., что настолько разозлило премьера, что тот хотел подать на развод. Власти КНР тогда замяли дело, а трейдер из Тайваня, который слил информацию о покупке, отказался от своих слов.
Сын премьера Юньсун занимается курированием IT-компаний, а его дочь Жучунь работает в местном отделении Credit Suisse. — Врезка К.ру]

Несмотря на отсутствие прямых обвинений в коррупции, публикация является для Вэнь Цзябао чувствительным ударом. Дело в том, что Вэнь — один из немногих высших лидеров КНР, кто постоянно говорит о необходимости борьбы с коррупцией, в том числе о недопустимости родственникам чиновников владеть крупными активами. Премьер, получивший прозвище Дедушка Вэнь, часто появляется на телеэкранах в обществе рабочих или крестьян или в эпицентре национальных катастроф, где успокаивает пострадавших и руководит спасателями.

Власти КНР тут же предприняли ожидаемые шаги вроде блокирования доступа к сайту New York Times внутри КНР, а также запрета поиска в Weibo (аналог запрещенного в Китае Twitter).

[Лента.Ру, origindate::29.10.2012, "Китайцы заблокировали The New York Times из-за статьи о богатстве премьера": При попытке ввести запрос на Sina Weibo появлялось сообщение, что результаты не могут быть отображены "из-за соответствующих законов". Кроме того, с Sina Weibo и другой социальной сети Tencent Weibo были удалены аккаунты The New York Times с объяснением, что "пользователь не существует".
Кроме того, в обеих сетях был также заблокирован поиск имен премьера Вэня Цзябао, его жены и сына, однако, как отмечает AFP, имена всех руководителей страны обычно и так заблокированы на подобных сайтах. В поисковых системах при запросе на Цзябао и его семью выдается сообщение о том, что "некоторые результаты не могут быть отображены". — Врезка К.ру]

Однако впервые правительство решилось прокомментировать сообщения западных СМИ о коррупции в высших эшелонах власти. И впервые родственники чиновника наняли адвокатов, заявив о готовности защищать репутацию в суде. К примеру, в июне, когда агентство Bloomberg опубликовало расследование об активах родственников вице-председателя КНР и вероятного претендента на высшие посты Си Цзиньпина, оцененных в $376 млн., Пекин информацию вообще не комментировал.

Помимо заботы об имидже своих лидеров у реакции властей КНР есть еще одно объяснение. Публикация New York Times появилась за две недели до XVIII съезда КПК, который откроется в Пекине 8 ноября. На нем пройдет ротация элиты второй державы мира. Нынешнее "четвертое поколение" руководителей, которое олицетворяет тандем председателя Ху Цзиньтао и премьера Вэнь Цзябао, должно уступить свои посты в партии представителям "пятого поколения" — эти люди будут править Китаем ближайшие десять лет (передача постов в государственной бюрократии произойдет весной на сессии Всекитайского собрания народных представителей). Имена наиболее вероятных преемников Ху и Вэня известны — это Си Цзиньпин и первый вице-премьер Ли Кэцян. Однако очень важную роль в принятии решений в КНР играют и остальные фигуры 25-местного Политбюро, особенно его постоянные члены (по итогам съезда их число может сократиться с девяти до семи). Именно поэтому вокруг назначений в Политбюро идет жесткая борьба между различными группировками внутри партии.

Хотя Вэнь Цзябао и покинет Политбюро, его роль в предстоящей смене власти велика — от мнения уходящих в отставку руководителей во многом зависят кадровые решения съезда. И чем выше авторитет руководителя, тем весомее его слово при подборе преемника и формировании списка других членов Политбюро. До скандала у Вэнь Цзябао была первоклассная репутация. Теперь же противники премьера получат аргументы, чтобы убеждать партийцев обращать меньше внимания на слова лидера, который призывал 80-миллионную КПК бороться с коррупцией, но не навел порядок даже в собственной семье. Это нанесет удар и по позициям союзника Вэня, председателя Ху, который старается продвинуть в Политбюро как можно больше своих протеже из группировки выходцев из китайского комсомола.

Обстоятельства публикации в New York Times указывают на то, что данные о бизнесе родственников Вэнь Цзябао могли предоставить его высокопоставленные недоброжелатели в руководстве КНР. Основа расследования — сравнение документов различных компаний, реестров акционеров, а также паспортные данные ближайших родственников премьера и их партнеров по бизнесу. Такую информацию (прежде всего номера паспортов) получить крайне сложно, особенно иностранным журналистам. До сих пор столь глубоких расследований о представителях китайской элиты не было в мировых СМИ (кроме материала Bloomberg о семье Си Цзиньпина, выполненного по схожей методике).

Если публикация New York Times является частью кампании против Вэнь Цзябао накануне съезда, ее заказчиками вполне могут быть сторонники исключенного недавно из партии и арестованного экс-главы горкома КПК в Чунцине Бо Силая. У Вэня и Бо были крайне напряженные отношения, и премьера считают сторонником жесткого наказания проштрафившегося однопартийца. Под подозрением может оказаться и нынешний постоянный член Политбюро Чжоу Юнкан (он также уйдет на пенсию после съезда), курирующий силовые структуры и известный тесными связями с опальным Бо. Так что враждующий с тандемом Ху—Вэнь клан внутри КПК вполне мог воспользоваться расследованием New York Times, подбросив острую фактуру.

[Газета.Ру, origindate::26.10.2012, "Бо Силай остался без мандата": Падение Бо Силая, когда-то считавшегося потенциальным претендентом на высшие посты в руководстве Китая, продолжается. Исключенный в сентябре из Коммунистической партии Китая за дисциплинарные нарушения, политик лишен полномочий депутата Всекитайского собрания народных представителей, высшего законодательного органа КНР. [...]
Скандал вокруг Бо разгорелся после того, как его ближайший соратник, глава полиции города Чунцин Ван Лицзюнь, был задержан правоохранительными органами после неудачной попытки найти политическое убежище в американском диппредставительстве. Расследование в отношении Ван Лицзюня фактически «раскрыло» дело об убийстве в Китае британца Нила Хейвуда, близкого друга семьи Бо. Следователи установили, что иностранец был отравлен супругой Бо Силая — Гу Кайлай, за что женщина была приговорена в конце августа к смертной казни с двухлетней отсрочкой.
Несмотря на то что во время процессов над Гу Кайлай и Ван Лицзюнем (он получил 15 лет тюрьмы за государственную измену и злоупотребление служебным положением) не звучало имя Бо Силая, в отношении политика велось отдельное расследование Центральной комиссии по проверке дисциплины ЦК КПК. В ходе расследования были обнаружены множество случаев «серьезных нарушений партийной дисциплины» во время работы Бо на всех ответственных постах, что он занимал: мэра города Далянь, главы правительства провинции Ляонин, министра торговли КНР, а также члена политбюро ЦК КПК и главы партийной организации Чунцина.
По данным комиссии, Бо Силай злоупотреблял служебным положением, получая взятки самостоятельно и через членов своей семьи и используя служебное положение в личных интересах. В настоящее время дело Бо Силая передано в правоохранительные органы. Ожидается, что процесс над политиком пройдет до начала очередного съезда Компартии Китая, который откроется в Пекине 8 ноября. — Врезка К.ру]


***

Оригинал этого материала
© The New York Times, США, origindate::25.10.2012, Перевод: Инопресса.Ру

Тайные богатства родственников китайского лидера: счет идет на миллиарды

Дэвид Барбоза (David Barboza)

Многие родственники премьер-министра Китая Вэнь Цзябао колоссально разбогатели в период его нахождения у власти, утверждает The New York Times, ссылаясь на результаты собственного расследования. "Реестры фирм и документы регулятивных органов приводят к выводу, что родственники премьера, некоторые из которых умеют ловко и энергично заключать сделки (такова его супруга, например), контролировали имущество общей стоимостью как минимум 2,7 млрд долларов", — пишет журналист Дэвид Барбоза. Когда газета представила результаты расследования в МИД Китая и родственникам Вэнь Цзябао, те воздержались от комментариев.

После сегодняшней публикации власти Китая заблокировали доступ к The New York Times в интернете.

Мать нынешнего премьера Ян Чжиюнь работала учительницей в школе, говорится в статье. Отец во время одной из политических кампаний был отправлен работать на свиноферму. Сам Вэнь говорил, что в его детские годы семья была очень бедна. Но теперь 90-летняя вдова Ян колоссально богата: "Всего лишь одна инвестиция от ее имени, вложенная в крупную китайскую финансовую компанию, пять лет назад оценивалась в 120 млн долларов", — говорится в статье.

Неясно, как вдова Ян разбогатела и знает ли она вообще, что на ее имя записаны акции, продолжает газета. "Но это произошло после того, как ее сын вознесся в ряды правящей элиты: в 1998 году он стал вице-премьером, а через 5 лет — премьером Госсовета", — сообщает издание.

По данным газеты, во многих случаях имена родственников Вэнь Цзябао прячутся под "наслоениями партнерств и инвестиционных холдингов, к которым причастны друзья, сослуживцы и деловые партнеры". Но, если распутать паутину, вырисовывается на редкость детальная картина: "люди с политическими связями наживаются, находясь в точке пересечения правительства с бизнесом". В быстрорастущей экономике Китая влияние государства и богатство частных лиц срастаются, поясняет автор.

Компании родственников премьера иногда получали финансовую поддержку от госкомпаний, в том числе от крупного оператора связи China Mobile, а также богатейших в Азии магнатов, пишет издание. "Наша газета обнаружила, что родственники Вэнь Цзябао аккумулировали в своих руках акции и доли банков, ювелирных фирм, курортов, телекоммуникационных компаний и инфраструктурных проектов, иногда через офшорные структуры", — говорится в статье. Речь идет, в том числе, о проекте по строительству вилл в Пекине, шинном заводе на севере Китая, строительной компании, которая участвовала в возведении олимпийских стадионов, и Ping An Insurance ("одна из крупнейших в мире компаний, оказывающих финансовые услуги", поясняет издание).

В китайской экономике сильно господство государства, а Вэнь имеет широкую власть над отраслями, где обогатились его родственники, отмечает издание. "К примеру, китайские фирмы не могут проводить листинг своих акций на фондовой бирже, не получив разрешения ведомств, которые курирует Вэнь Цзябао", — говорится в статье. Вэнь также может влиять на инвестиции в таких стратегических секторах, как связь и энергетика.

Правда, неясно, какую роль Вэнь играл и играл ли вообще в принятии конкретных политических решений, отмечает газета: "китайское правительство редко предает свои заседания гласности". "Но в некоторых случаях его родственники старались извлечь выгоду из шансов, которые открылись благодаря этим решениям", — констатирует автор. В 2004 году Госсовет снял с Ping An Insurance и ряда других компаний ограничения, сдерживающие их разрастание. Ping An провела IPO, а партнерства, контролируемые родственниками Вэнь Цзябао совместно с их друзьями и коллегами, нажились на том, что инвестировали в компанию еще до IPO. В 2007 году этим партнерствам принадлежали акции Ping An на сумму до 2,2 млрд долларов.

В Китае высокопоставленные чиновники обязаны декларировать свое имущество и имущество ближайших родственников. "Но нет никаких законов и норм, которые запрещали бы родственникам даже высших должностных лиц заключать сделки или становиться крупными инвесторами. Эта лазейка фактически позволяет им наживаться на своих именах", — пишет Дэвид Барбоза.

Некоторые китайцы считают эту практику полезной. Дескать, возможность обогащения для родственников партийцев — залог того, что элита поддержит рыночные реформы. "И все же бизнес родственников Дэвид Барбоза иногда утаивается. Видимо, они стараются не привлекать к себе внимания общества", — пишет газета.

Многие другие представители правящей элиты Китая тоже колоссально богаты, но стараются это скрывать. Когда Bloomberg News в июне сообщила, что родственники вице-президента Си Цзиньпина владеют активами на сотни миллионов долларов, китайские власти заблокировали сайт Bloomberg.

Бывший коллега Вэнь Цзябао по правительству, пожелавший остаться анонимным, прокомментировал результаты расследования так: "В высшем руководстве нет ни одной семьи, которая не имела бы таких проблем. Враги Вэнь Цзябао сознательно хотят его очернить, допустив эту утечку информации".

Любопытный ответ дала владелица компании Taihong — держателя акций Ping An, купленных на имя матери и других родственников премьера. Дуань Вэйхон, состоятельная деловая женщина, — землячка Вэнь Цзябао и близкая приятельница его жены.

"Когда я инвестировала в Ping An, мне не хотелось, чтобы обо мне писали. И я попросила своих родственников найти кого-то, кто станет держателями акций в моих интересах", — сказала Дуань в интервью. Тот факт, что номинальными акционерами стали родственники премьера, Дуань назвала "случайностью". По ее словам, до того как журналисты New York Times сообщили ей имена инвесторов, она вообще не знала, что выбор пал на родственников Вэнь Цзябао.

Ознакомившись с реестрами и архивами с 1992 по 2012 год, журналисты не обнаружили собственности на имя самого премьера. Слухи о его родственниках ходят давно, но детальных сведений об их богатствах не имелось, пока The New York Times не провела свое журналистское расследование, говорится в статье.

Супруга Вэнь Цзябао — Чжан Бейли — авторитетная фигура в отрасли ювелирного дела и драгоценных камней. Газета утверждает: "Управляя государственными алмазными компаниями, которые позднее были приватизированы, она помогла своим родственникам нажиться на их миноритарных пакетах, превратив их в миллиардный портфель из долей страховых и высокотехнологических компаний, а также пакетов недвижимости".

Сын Вэнь Цзябао основал один из крупнейших в Китае частных инвестфондов — New Horizon Capital. Активы младшего брата Вэнь Цзяхона оцениваются в 200 млн долларов.

Между тем сам Вэнь на посту премьера выступает с позиций популиста и реформатора. Государственные СМИ прозвали его "народным премьером" и "дедушкой Вэнем".

"Действия родственников вызывают у Вэнь Цзябао отвращение, но он то ли не может, то ли не хочет их обуздать", — написали в 2007 году американские дипломаты, сославшись на неназванного топ-менеджера, уроженца Китая. Эта депеша опубликована WikiLeaks.

Газета подробно останавливается на деятельности жены Вэнь Цзябао и его сына Вэнь Юньсуна, который также называет себя Уинстон Вэнь.

"В Китае детей высокопоставленных лиц называют "князьками". Их встречают как особо важных персон и даже предлагают им акции самых перспективных компаний по льготным ценам. Известно, что эти люди могут сдвинуть дело с мертвой точки на жестко регулируемом китайском рынке, где доступ контролируется государством", — говорится в статье. По данным газеты, даже в своей среде Уинстон Вэнь выделяется прибыльными и многочисленными сделками.

Что дальше? Вэнь Цзябао достиг пенсионного возраста и, как ожидается, вскоре покинет пост премьера. По словам аналитиков, он может сохранить закулисное могущество. Документы об обогащении его родственников не рискуют подорвать его позиции.