Премьер ушедший из Семьи

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Премьер, ушедший из Семьи»)
Перейти к: навигация, поиск


Касьянов и Путин похожи в одном — оба заняли свои посты по счастливому стечению несчастливых для страны обстоятельств

1066282758-0.gif Если где и любят нынешнего премьера России Михаила Касьянова, так это в здании на Охотном ряду. Глава правительства, побивший при утверждении в должности абсолютный рекорд Евгения Примакова по числу проголосовавших за депутатов, кстати, мил не только лояльной внесшему его кандидатуру в парламент президенту Владимиру Путину Государственной Думе. «Мишу-два процента» хорошо знают и прежние жильцы Дома Совета Министров СССР — а именно сотрудники Министерства экономики РФ — и даже позапрошлые: из Госплана Союза, в недрах которого под покровительством экс-первого вице-премьера Юрия Маслюкова и вылупился «узкий специалист широкого профиля» Касьянов. А дома и стены помогают. Увы и ах, чтобы пересидеть в правительственном Белом Доме еще и второй срок нынешнего хозяина Кремля, благодарной публики недостаточно: глава обещанного в послании-2003 «кабинета парламентского большинства» должен состоять в одной из вероятных новых «партий власти», но ни один из участвующих в думской гонке списков не считает своим премьера, политически вышедшего из прежней, ельцинской Семьи.

Бухгалтер, милый мой бухгалтер…

Если Роман Абрамович стал впервые известен широкой публике как «казначей Семьи» президента Бориса Ельцина, то рядовой заместитель министра финансов России Михаил Касьянов, резко пошедший наверх по карьерной лестнице после отставки из правительства «красного премьера» Евгения Примакова, — как бухгалтер все той же неформальной политэкономической группировки. Когда накануне думского голосования по импичменту главе государства в мае 1999 года «кабинет парламентского доверия» был отправлен в небытие (и существовавшая еще тогда в Москве качественная столичная пресса справедливо расценила это как осуществленный администрацией со Старой площади при поддержке олигархов контрпереворот), мелкий чиновник Касьянов вел дежурные переговоры о реструктуризации долга РФ перед Парижским и Лондонским клубами, вроде бы, не принимая никакого участия в околокремлевских интригах. В «Шереметьево-2″ журналисты провожали рядового переговорщика, а неделю спустя телекамеры всех каналов встречали там же загадочно улыбающегося функционера, многозначительно воздерживающегося от комментариев. Просто, когда первым министром нового правительства вдруг стал вчерашний глава МВД Сергей Степашин, а вторым человеком в Белом доме — экс-глава МПС Николай Аксененко (оба мало что смыслящие в макроэкономике), вдруг выяснилось, что «наш» Михаил Михайлович котируется на равных со своим полным тезкой и непосредственным начальником, бывшим и нынешним «яблочником» Задорновым. Более того: в Сочи на «самой дальней» даче президента именно кандидатура «бухгалтера Семьи» выиграла сугубо аппаратную «битву при Бочаровом ручье» за право стать главой Минфина РФ с вице-премьерским статусом (читай — макроэкономическим директором кабинета министров). Собственно, в этом качестве Михаил Касьянов просто по наследству достался и следующему премьеру России Владимиру Путину. Интрига тут такая: свергая «политического тяжеловеса» Евгения Максимовича из премьеров-престолонаследников, напуганные утекшим в прессу «списком Примакова» олигархи договорились лишь по одному пункту программы — собственно отставке «без пяти минут президента», но разошлись в том, кто будет вести кабинет дальше. Гусинский предложил Явлинского, Березовский — Аксененко, Чубайс — Степашина… А победил, как обычно, компромисс. Правда, Григорий Алексеевич остался совсем без портфеля, хотя перед утверждением Сергея Вадимовича в премьеры, по слухам, тот пообещал назначить лидера «Яблока» премьером при себе-президенте. Как вскоре выяснилось, однако, Степашин и в своем-то кабинете не был хозяином — «семейный» первый вице Николай Емельянович педантично выжил из правительства макроэкономического фаворита премьера Михаила Задорнова, предотвратил воцарение на том же вице-премьерском месте Александра Жукова из думского бюджетного комитета, а вскоре пролоббировал и смещение самого Сергея Вадимовича. Где теперь тот Аксененко?

Напоминаю: все делалось не из любви к искусству плетения интриги, а исключительно ради утверждения в престижной должности «бухгалтера Семьи».

«Технический правитель» экономики

Нынешние президент и премьер похожи в одном: до поры до времени ни тот, ни другой не рассматривались элитой в качестве претендендов на занятие своих нынешних постов — оба стали V.I.Pами скорее по счастливому стечению несчастливых для страны обстоятельств — и удержали колесо Фортуны в руках, просто не отказавшись от сделанного им лестного предложения. Проблема Примакова и Степашина, собственно, в том и заключалась, что, став вторыми лицами в государственной иерархии с президентской перспективой, оба не удержались от головокружения: начали демонстрировать амбиции и… самостоятельность. Путин же и Касьянов вели себя, как солдаты, заступивашие на место убитого в бою или просто ушедшего на повышение командира, то есть сидели тихо и не высовывались на публику, пока этого не потребовали обстоятельства и правила игры. В случае с Михаилом Михайловичем это стала тронная речь перед депутатами Госдумы в мае 2000-го года, когда четырехмесячный к тому времени и.о. премьера впервые (!) обозначил экономические приоритеты кабинета, которые, по сути, он определял уже без малого год. Правительство Касьянова сразу объявили «техническим» — можно подумать, что предшествовавшие ему «постпримаковское» степашинское или «предвыборное» путинское закладывали какую-то стратегию на будущее! — просто премьер продолжал курс, заложенный в Белом доме еще его «госплановским покровителем» Юрием Маслюковым в бытность первым вице при Евгении Максимовиче. Жесткий монетаризм на фоне сверстанного бездефицитным бюджета, щедрые популистские обещания на фоне поднявшихся экспортных цен на нефть, раздача внешних долгов на фоне сниженных налоговых ставок, рост ВВП по стране на фоне изъятия денег из местных бюджетов в федеральный. Поменялись, пожалуй, лишь персонажи, чьи бизнес-интресы «Миша-два процента» лоббировал через распоряжения правительства. Вместо «красных директоров» в фаворе оказались олигархи, причем, в основном от Семьи. Как известно, главной причиной отставки «левого» правительства Примакова вслух было названо то, что оно ничего не делает с экономикой, но коррумпировано прокоммунистическим лоббистатами. Григорий Явлинский, которого цитировал при отставке Евгения Максимовича сам президент Ельцин, помнится, сказал: «Раз он ничего не делает, так пусть он со всеми ничего не делает, а не только с коммунистами!» Ангажированный парламентской оппозицией председатель «ликвидационной комиссии режима», кем мыслился политической элитой глава кабинета при позднем Борисе Николаевиче, был экономически невыгоден прежде всего Семье — и его сменили на человека, делающего примерно то же самое, но уже при молодом хозяине Кремля и… куда лучшей коньюктуре цен на сырье марки Urals. Смертным приговором «техническому правителю» российской экономики Михаилу Касянову могло быть либо обрушение всей худо-бедной работающей олигархической системы, либо появление на горизонте новой Семьи. Нефть после войны США в Ираке, однако, не подешевела, но вотум недоверия нынешнему кабинету министров весной этого года был-таки инициирован в Государственной Думе, получил относительное большинство голосов нижней палате парламента, хотя окончательно и не прошел. «Президентабль» Михаил Михайлович, будучи скорее сторожем при интересах нежели активным главой правительства, среагировал на грозящую ему опасность политически. Он не «мизерабль» какой-нибудь — и предпочел не спорить ни с одним из публичных думских инициаторов его отставки. Премьер Касьянов просто ушел из «старой ельцинской» Семьи (о чем, естественно, не было объявлено публично, но знатоки кулуарной Москвы свидетельствуют об этом чуть ли не в один голос), а в день голосования вопроса о недоверии его правительству в Госдуме так и просто сбежал из Москвы в Санкт-Петербург. На родину президента и «питерских силовиков», чей самый неоднозначный из партийных проектов — просвещенные патриоты из националистической «Руси» имени политтехнолога Алексея Кошмарова — молва прочно привязала к нынешнему «техническому правителю» отечественной экономики. Питерская по происхождению «Русь», конечно, не Народная партия РФ Геннадия Райкова и не блок «Родина» Сергея Глазьева -Дмитрия Рогозина по перспективам на ближайших парламентских выборах, но этимологически происходит из того же крыла администрации президента, где сидят Виктор Иванов и Игорь Сечин. Кстати, обратитете внимание «семейная» партия «Единая Россия» приглашала вступить к себе в члены вице-премьера Алексея Кудрина и министра Германа Грефа, но не главу правительства. Михаил Касьянов, чудесным образом избежавший вотума в парламенте-2003, если и останется премьером, то точно — не в кабинете думского большинства во главе с «ЕдРом». Президенту 2004 года придется выбирать, кого сменить: либо премьера, либо большинство. В закрытых соцопросах среди элиты, которые при единственном де-факто политике современной России стараются не публиковать, говорят, фамилия Путин — не единственная кандидатура в гипотетические президенты России. Есть там, по слухам, еще Глазьев и Касьянов как вполне приемлемые для большинства чиновничества «президентабельные» политики. Если Владимиру Владимировичу это докладывают, — в чем не может быть никакого сомнения, — стоит ли удивляться, что на свои дни рождения в Северной Пальмире Путин зовет кого угодно, но не Михаила Михайловича? Так 7 октября 2000 года, когда «первое лицо» впервые отбыло гулять в Питер, «второе лицо» с фирменным бархатистым басом солировало в Москве на презентации книги мемуаров Бориса Ельцина с красноречивым заголовком «Президентский марафон». Дистанция, которую еще только предстоит осилить Михаилу Касьянову, поистине марафонская. Не факт, кстати, что гипотетическому престолонаследнику Владимира Путина надо непременно сидеть весь второй президентский срок именно в премьерах. Леонид Кучма на Украине, например, стал главой государства после годовой отсидки в «экс-премьерах», да и главный претендент на Мариинский дворец в Киеве сегодня — тоже бывший глава правительства Виктор Ющенко. Было бы электорату что вспомнить! А нынешний премьер России, как ни крути, председательствует при экономическом росте и, между прочим, по Конституции (в случае чего) наследует Кремль. Вопрос в том, является ли наследование престола по прямой нормой или патологией в цивилизованной политике. Ответ см. в Европе.

Норман Илумс

Оригинал материала

«Русский курьер»