Премьер Касьянов "Рашагейта"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Касьянов украл 4.8 млрд. долларов и спрятал их в надежном месте

Оригинал этого материала
© La Repubblica
Перевод © "Inopressa", origindate::17.07.00

Премьер Касьянов - режиссер "Рашагейта"

Джузеппе д'Аванцо и Пьерто дель Ре

Converted 10762.jpg

4,8 млрд. долларов, предоставленных МВФ в августе 1998 года России Бориса Ельцина не отмывались в Нью-Йорке, в банках Манхеттена, как предполагалось ранее. Эти деньги осели в Швейцарии. Отсюда, одним нажатием кнопки на клавиатуре компьютера, они "улетали" по самым различным адресам. Например, в Сидней или Лондон. В действительности, они так и оставались в Швейцарии, и, таким образом, сокровища Москвы (или МВФ, если это вам угодно), все еще в Кантонах, на секретных счетах в Лозанне, Лугано, Женеве, Фрибурге. Корреспондентам газеты "Република" стало известно, что Женевская прокуратура уже в опасной близости от этих счетов.

Этот неожиданный поворот событий в рамках "Рашагейта" произошел после того, как следственный судья Лорен Каспер-Ансермет разослал всем швейцарским банковским учреждениям письмо, состоящее всего из 24 строк.

В частности, такое письмо было направлено в кантон Тичино, в неприступное святилище "грязных российских денег". В письме следователя говорится: "В ходе расследования выяснилось, что 4,8 млрд. долларов (9600 млрд. лир), перечисленных Международным Фондом Российской Федерации, вероятнее всего, были полностью или частично перечислены на другие счета".

20 июля 1998 года МВФ принял решение предоставить Москве "стабилизационный кредит". Россия Бориса Ельцина переживала глубочайший финансовый кризис. 11 млрд. долларов могли и должны были поставить Россию на ноги. МВФ разделил кредит на три транша. Первый, оказавшийся последним, транш был определен в размере 4,8 млрд. долларов. В период с 22 по 28 июля транш находился в Федеральном Резервном Банке. 16 августа президент России Борис Ельцин издает распоряжение, в соответствии с которым Центробанку предписывалось использовать всю сумму транша для "укрепления валютного резерва". Но этого не произошло...

Эти деньги уходят, но не приходят. Они исчезают как в черной дыре. В банковских компьютерах остаются лишь некоторые следы. Вместе с тем, в письме, подписанном Каспером-Ансерметом, ощущается невероятная уверенность. Посмотрим, что написал следственный судья: "Выяснилось, что 14 августа 1998 года 4,8 млрд. долларов из Федерального Резервного Банка, Нью-Йорк, были перечислены на счет, открытый на имя Ost-West Handelsbank AG, Stephanstrasse 1, 60313, Франкфурт, Германия, который является филиалом Центробанка России. Ost-West Handelsbank , в свою очередь, имеет счет в одном из банков в Тичино".

Итак, первый транш стабилизационного кредита МВФ 14 августа снимается со счета номер 9091 российского Центробанка в Федеральном Резервном Банке в Нью-Йорке. Перечисляется в национальный Республиканский Банк Эдмонда Сафры (номер 608555800). Деньги должны поступить в хранилища Центробанка в Москве. Однако транш отбывает в совершенно ином направлении. Деньги путешествуют по Европе, но всегда в кильватере Центробанка или Минфина. Во Франкфурте на Майне открыт филиал Центробанка. Этот филиал (Ost-West Handelsbank) контролирует один из швейцарских банков (Creditantstatlbankverein), который, в свою очередь имеет счет в другом банке кантона Тичино.

Извилистый и более чем подозрительный путь. Но женевскому судье все же удалось выяснить два факта. Деньги никогда не прибывали в Москву, а все трансферты проводились по указанию главы делегации на переговорах с МВФ Михаила Касьянова. Это новое имя в расследовании. Его появление в деле можно сравнить со свинцовой пулей истэблишменту Владимира Путина, назначившего премьером именно Касьянова. Таким образом, Касьянов оказался центральной фигурой в расследовании. И о нем стоит поговорить. Недоброжелатели утверждают, что в московских деловых кругах его зовут "Миша 2%", поскольку именно такими были его комиссионные в любой сделке, будущее которой зависело от его подписи или одобрения.

Совершенно очевидно, что среди заинтересованных лиц были и олигархи. Они платили Мише и терпели его наглость, властную манеру разговаривать и плохо сшитые костюмы. Более того, они помогали ему строить политическую карьеру. Мише удается скрывать свою алчность под маской усердного слуги государства. Он прагматичный и хитрый. На международных переговорах он может месяцами упрямо обсуждать процентную ставку погашения российского долга (4,3 и 4,2), хотя ему совершенно точно известно, что Россия не сможет выполнить ни одно из условий, будь то 4,2 или 4,3 %.

Миша быстро поднимается вверх по служебной лестнице. Руководитель управления в министерстве финансов, затем заместитель министра и министр. В настоящее время - премьер-министр. Если Вы спросите у Миши Касьянова о тех исчезнувших почти 5 млрд. долларов, он ответит, не моргнув глазом: "Не было отмечено ни одного факта незаконного использования кредитов МВФ. До тех пор, пока нет конкретных доказательств, приходится иметь дело с газетными сплетнями, возникшими на пустом месте".

Да, конкретных доказательств пока нет, но ужеесть целый ряд косвенных улик. Эти улики свидетельствуют о причастности к этому делу Касьянова. Более того, они могут значительно осложнить пребывание российской делегации на саммите "восьмерки" на Окинаве. Как можно вести переговоры о разблокировании международных кредитов, замороженных год назад, не выяснив судьбу 4,8 млрд. долларов первого транша МВФ?

В письме, разосланном Каспером-Ансерметом в швейцарские банки, указывается, по каким направлениям рассылались деньги МВФ. Они разлетелись по самым различным адресам, но даже если Михаил Касьянов и не хочет этого признать, деньги МВФ не прибыли в Москву и не были использованы "для укрепления валютных резервов". Продолжаем читать письмо: "14 августа, - пишет судья, - со счета в "Creditantstatlbankverein" , принадлежащем Центробанку России, были перечислены следующие суммы: 2,35 млрд. долларов - на счет в "Бэнк оф Сидней" (Австралия); 2,115 млрд. долларов - на счет в "Нэшнл Вестминстер" в Лондоне; 1,4 млрд. долларов на счет в "Бэнк оф Нью-Йорк" и 780 млн. долларов на счет в "Креди Сюис". 18 августа был сделан еще один перевод на счет в "Креди Сюис" в размере 270 млн. долларов".

Знал ли Касьянов, куда перечисляются деньги? Готов ли он сегодня сотрудничать с женевским правосудием? Может ли он ответить на обычные в подобных случаях вопросы судьи: почему он дал разрешение на подобные операции, кто воспользовался этими деньгами и по какому праву? Именно с такими вопросами Каспер-Ансермет хочет в ближайшее время обратиться к Касьянову. Следственный судья так заканчивает свое письмо: "В интересах проводимого мною расследования, обращаюсь к вам с просьбой сообщить, существует ли или существовал в вашем банковском учреждении счет на имя Ost-West Handelsbank AG или какой -либо иной организации, открытый для осуществления указанных операций. Речь идет об уголовном судопроизводстве национального значения. И в связи с этим, банковская тайна не может служить препятствием для предоставления этой информации. Это письмо следуете расценивать как постановление на обыск и изъятие документов".

24 строки, подписанные Каспером-Ансерметом, воспринимаются как рассказ о том, как кредиты МВФ переводились на другие счета. В прошлом году этот скандал вспыхнул, подобно фейерверку. В течение нескольких месяцев он освещал мрачный образ России Ельцина, незаконные сделки с участием членов его семьи и ближайшего окружения.

Наташа Гурфинкель-Кагаловская и Люси Эдвардс, два представителя руководства Бэнк оф Нью-Йорк. Бывшие гражданки России, имеющие американские паспорта. Муж Люси, Питер Берлин, занимался переводами с домашнего компьютера десятков миллиардов долларов на десятки счетов (для кого?). Сообщником Питера Берлина был Алексей Волков. Кто еще? Никого. Месяцы кропотливой работы, а в записных книжках следователей лишь 4 имени. Расследование, которым начало было заниматься ФБР, очень быстро развалилось. Генеральному прокурору Манхеттена Мэри Джо Уайт не удалось найти достаточных оснований для начала судебного разбирательства по делу об отмывании денег.

Комиссия по расследованию Сената США Джеймса Лича не продвинулась дальше заслушивания агентов ЦРУ. Журналисты ведущих периодических изданий Вашингтона и Нью-Йорка, проводивших свои расследования, переключились на другие дела. Сказать по правде, это дело стало "хромым конем", застрявшим между интересами вовлеченных в скандал американских банков ("Ситибэнк", "Чейз Манхеттен Бэнк", "Репабликен Нэшнл Бэнк") и начавшейся президентской кампанией, основными участниками которой стали "друг Москвы" Альберт Гор и "друг банков" Джордж Буш младший.

В своем кабинете с видом на Женевское озеро, прокурор Бернар Бертосса горько смеется над уловками представителей американского правосудия. Помощники Бертоссы летали в Нью-Йорк, чтобы договориться о сотрудничестве или получить документацию или хотя бы интересующую Женеву информацию. Но они вернулись ни с чем. Одни лишь обещания. "Сделаем, отошлем, перезвоним..." Вопрос об американцах приводит Бертоссу в сильное возбуждение: "Американцы! Они ни разу не ответили, даже из вежливости, ни на один наш запрос. В Соединенных штатах международные отношения главенствуют над правосудием. У нас дела обстоят не так. Правосудие должно быть слепым. Неважно, где и кого оно карает".

Складывается впечатление, что прокурору удалось продвинуться в своем расследовании и без помощи Вашингтона. Следственный судья Каспер-Ансермет также может заявить, что начал расследование в Тичино в банках, где открыты счета, на которые перечислены средства (4,8 млрд. долларов), являющиеся частью кредита МВФ. Теперь расследование находится в крепких руках Бернара Бертоссы. И будьте уверены, что он, в конце концов, добьется своего. Он выяснит, несмотря на безразличие Тичино, куда в один из августовских дней 1998 года были перечислены 4,8 млрд. долларов. Тогда никто ничего не видел, ничего не понял, ничего не знал. Никто.

Об этом не знал государственный обвинитель, занимавшийся делами в рамках "Рашагейта", центральными фигурами которых были, помимо "Банка дель Готтардо" и два друга Кремля: Беджет Паколли и Виктор Столповских. Об этом не имели представления кредитные структуры. Но сегодня начинается новая история, новое расследование. "Речь идет об уголовном судопроизводстве национального значения. Банковская тайна не может стать препятствием на его пути".