Премьер без сдержек и противовесов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Решение Михаила Касьянова позволяет приватизировать функцию банкротства

1045554823-0.gif Глава правительства бросил очередной вызов общественному мнению и деловому сообществу. Премьер в обход ключевых министров экономического блока подписал постановление, грозящее переделом собственности в пользу избранных олигархов.

14 февраля председатель правительства Михаил Касьянов подписал постановление правительства за номером 100 о назначении единственным уполномоченным органом по делам о банкротстве Федеральную службу по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО). Постановление вроде бы самое заурядное, таких премьер подписывает не один десяток, если бы не одно но…

Как стало известно «Времени МН» из источников в Белом доме, постановление правительства Касьянов утвердил самовластно, вопреки мнению трех ведомств — Минфина, МЭРТ и МНС. На совещании в минувшую пятницу вечером три министра, возглавляющих указанные ведомства, обратились к премьеру с просьбой обсудить эту проблему на заседании правительства, но не успели министры закрыть дверь, как постановление было подписано. Резонный вопрос: правительство наше — орган коллегиальный или? Получается, что «или».

И еще один вопрос: чем вызвана такая поспешность? Почему не были приняты во внимание аргументы трех ключевых для экономики ведомств? Тем более что аргументы весомые. Так, в официальном письме, направленном премьер-министру Кудриным, Грефом и Букаевым, говорится о том, что Минфин, МЭРТ и МНС просят пересмотреть решение о наделении ФСФО функциями уполномоченного органа. Более того, в письме говорится, что «создание специального органа… резко понизит прозрачность принятия решений при осуществлении процедур банкротства», а «решение о наделении ФСФО России функциями уполномоченного органа не может быть реализовано в рамках действующего законодательства». Дело в том, что закон о банкротстве требует прилагать к заявлению о банкротстве документы, доказывающие факт возникновения задолженности по обязательным платежам (декларации налогоплательщиков, их балансы и т. д.), передача которых в ФСФО повлечет за собой разглашение налоговой тайны и наступление ответственности, предусмотренной статьей 183 УК РФ.

Настораживает и другой факт. В то время как в правительстве неустанно твердят о необходимости сокращать расходы на армию чиновников, превращение ФСФО в «уполномоченный орган» приведет к пятнадцатикратному росту его штатной численности (с 1052 до 16081 человека).

Но это еще полбеды: гораздо хуже, что пополнение будет попросту дублировать чужие функции. Известно, что подавляющий объем требований государства к хозяйствующим субъектам составляют требования по обязательным платежам в бюджет, которые худо- бедно решает Министерство по налогам и сборам. В новых же условиях МНС будет передавать все сведения ФСФО — только для того, чтобы «дублер» получал и обрабатывал одну и ту же информацию.

В том, что новый орган станет супермонополией, чиновники которого получат доступ к переделу собственности (читай: к коррупции), не сомневаются и депутаты Госдумы. Тем более что и новый закон о банкротстве, принятый в конце прошлого года, далек от идеала. Так, Иван Грачев, председатель комиссии по ипотечному кредитованию Госдумы, считает, что в плане перераспределения собственности ничего не меняется. За исключением роли чиновников. «Если раньше мы сталкивались с криминальным переделом экономики через лжебанкротства, то теперь отбирать собственность будут

с помощью чиновников», — заявил он нашей газете. С ним согласен и Игорь Артемьев, зампред банковского комитета Госдумы, замглавы фракции «Яблоко», которая выступает за ликвидацию ФСФО как ненужного придатка. «Ни в одной стране Европы не существует такого органа, как ФСФО, а если и есть, то скорее эти органы выполняют правотворческую функцию, чем участвуют в конкретных арбитражных делах», — резюмирует депутат. Более того, по его словам, когда происходят имущественные споры между кредиторами и собственниками, появление госчиновников в этом деле приводит к известным негативным последствиям.

Эти и другие доводы не раз слышало правительство и от бизнес-сообщества. Слушает, но не внимает: принимаются решения, которые с точки зрения здравого смысла никто не в состоянии объяснить. СМИ сообщали в декабре 2002 года о «сделке века»: компания «Славнефть» была продана альянсу «Сибнефть» — ТНК на 1 млрд долларов с лишним дешевле, чем предлагали конкуренты Фридмана и непотопляемого «семейного казначея» Абрамовича. По информации тех же правительственных источников, к подготовке решения по «Славнефти» Касьянов не подпускал никого, лично контролируя действия Минимущества и РФФИ. Поэтому и деньги оказались в «семейном кошельке».

Еще одно громкое (и тоже неколлегиальное) решение главы кабинета, по поводу которого чуть больше недели назад протестовал министр Герман Греф, — передача ВЭБу, карманному банку премьера, функций компании по управлению пенсионными средствами. А это ни много ни мало 4–5 млрд долларов. Новый, 2003 год не успел начаться, а скандалов в стенах правительства хоть отбавляй. Предстоящие выборы, думские и президентские, так действуют? То ли слом коллегиальности и возрождение вместо нее пресловутой системы сдержек и противовесов обнажили явный раскол в правительстве… А дом, разделившийся в самом себе, не устоит. Сказано давно и не нами.

Мария Царева

Время МН origindate::18.02.03