Пренебрежение нормами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

7. Грубая и стойкая позиция безответственности и пренебрежения социальными правилами и нормами.

Converted 29330.jpgАлександр Потупа:

У него маниакальная жажда власти, скорей всего потому, что никакой нормальной работы он выполнять не умеет и не желает, в том числе и руководить чем-нибудь конкретным, за что можно понести ответственность.” (26).

Александр Федута:

Нелюбовь (нежелание?) будущего президента заниматься партийной (командной) работой есть еще и нежелание брать на себя какие-либо обязательства перед конкретными людьми”. (34, стр.267-268).

Александр Потупа:

“Весь фокус в том, что Лукашенко никогда не боролся за власть в том смысле, как это понимала старая и новая (оппозиционная и позиционная) номенклатура. Он просто шаг за шагом (иногда длинными прыжками) устранял все контрольно-корректировочные механизмы, способные оказать на него серьезное воздействие в рамках более или менее нормального правового поля. <...> И с этой точки зрения, для него в равной степени неприемлема ни Евроатлантика с ее общечеловеческими ценностями, правами человека и требованиями вменяемости, предсказуемости и вообще приличного поведения, ни назойливая кремлевская византийщина - от братского елея до “мочить в сортире”. Тем более неприемлема собственная номенклатура или общественность, берущая на себя смелость что-то контролировать и корректировать в установленном законом порядке. И неприемлем чуждый и опасный закон вообще - как основание для контроля и корректировки. И любые согласования правил игры, в результате которых возникает вероятность что-то проиграть и понести какую-то реальную ответственность, тоже неприемлемы.” (27).

Невозможность прогнозировать отдаленные последствия своих поступков и решений, и нежелание отвечать за них ясно прослеживается в сути многих Декретов Л. (например, Декрета №40): “По Декрету определяющей инстанцией становится один человек, который может пользоваться результатами какого-то следствия или обычной проверки, но отчитываться в связи с этим ни перед кем не обязан. Он просто принимает решение об изъятии имущества в пользу государства, и точка. Пострадавший может, конечно, обратиться в суд - вдруг последний признает его невиновным в нанесении ущерба государству. Но наши суды достигли такого уровня независимости, что их позиция будет наверняка совпадать с решением “всенародно избранного”.”. (Александр Потупа, 28). Вопрос о декрете №40, заданный Л., когда он принимал участие в программе на БТ 16 декабря 1999 года , вынудил его оправдываться: “Не надо бояться, я сам боюсь, я сам боюсь принять ненормальное решение...несправедливое решение по отношению к кому бы то ни было, но я хочу защитить наше государство”. (72). В словах Л. очевидно прослеживается страх нести ответственность за принятое решение.

Цитаты приводятся по стенограмме заседаний Государственной Думы (Бюллетень №292 [434] ), выступления Лукашенко А.Г. на пленарном заседании Государственной Думы Российской Федерации 27 октября 1999 года:

“Сегодня уже Мадлен Олбрайт кричит на весь мир: "Что вы там творите внутри России?" Почему не кричали, когда взрывались дома? Сегодня Иванов, по-моему из Парижа, звонит — оправдывается перед этой мадам. Что ты оправдываешься перед ней? Что ты перед ней оправдываешься?! (Аплодисменты)

Из зала. Вроде молодая еще.

Лукашенко А. Г. Ну, молодая, так там мужиков хватает, не волнуйтесь, достойных.” (Очевидно, Л. проецирует свои привычные стереотипы отношения к женщинам - АВТ.)

Там же:

“Так что вы делаете? Ну кому это выгодно — кланяться? Зачем вы стоите на коленях перед этим жульем из МВФ?! Зачем вы перед ними встали на колени?! (Аплодисменты) Они сегодня держат вас на крючке за 600 миллионов. А один комплекс "С-ЗОО" — 550 миллионов долларов. Продайте два! Продайте и решите эти вопросы!” (53). (При том стиле общения с представителями иностранных государств, который, нарушая все мыслимые нормы и правила, демонстрирует Л., удивительно, что ему удалось еще с какими-то странами сохранить нормальные отношения - АВТ.).

Александр Федута:

“Два года назад президент Александр Лукашенко клялся свято соблюдать Конституцию и законы Республики Беларусь, быть гарантом их нерушимости. И он же в течение полутора лет демонстрировал пример непослушания законам. Бывший депутат, он систематически нарушал статус депутатской неприкосновенности; борец за справедливость, он отказался выполнять решения высшего государственного арбитра -- Конституционного суда; прийдя под лозунгами защиты прав и свобод, он создал систему, при которой бесправны все, кроме самого президента и его ближайшего окружения. Не только личным примером, но и собственными указами и распоряжениями он вынуждал подвластных ему чиновников к нарушению законов”. (36).

Интересна оценка личности Л., данная в беседе двух его ярых приверженцев, явно ностальгирующих по советскому прошлому. Цитата по газете “Завтра” Диалог Александра ПРОХАНОВА с заместителем отв. секретаря Парламентского собрания Сообщества России и Белоруссии Олегом Румянцевым:

“А. П. Мне удавалось встречаться и беседовать с Лукашенко, я бывал на его пресс-конференциях, то есть в - атмосфере и протокольной, и абсолютно раскованной. И я все время задавался вопросом: что это за человек и политик? С одной стороны, он мне кажется очень советским. По всем своим программам, идеалам и изречениям. Этим он очень похож на многих моих коллег и товарищей по национальному сопротивлению. С другой стороны, я представляю, что в советской среде такого лидера мы бы не дождались никогда. Потому что воспитанные в 60-е, 70-е годы многие потенциально сильные люди в хозяйстве, культуре, политике не могли пробиться через номенклатурную коросту. И в этом смысле Лукашенко постсоветский человек. Он внес потенциал возможного советского ренессанса в катастрофику постсоветского периода. И здесь его поразительная личностная неповторимость. Вот как вы его представляете, общаясь с ним, видясь и размышляя о нем? Кто он для вас?

О. Р. Мне кажется, вы точно определили суть феномена Лукашенко. Это лидер постсоветской формации, представляющий не партию и не народ, а порабощаемую цивилизацию. Номенклатурной гладкости без - зазубринок, так что не за что зацепиться, в нем точно нет. Он острый, часто бескомпромиссный. Это, на мой взгляд, хорошая черта, потому что за борьбой, которую он ведет, стоят крупнейшие глыбы. Фактически — это борьба цивилизаций. И собственно фронт этой борьбы проходит не только по территории Белоруссии, но и по сердцу людей, всего народа. В этом смысле бескомпромиссность — тот замечательный субъективный фактор, который помогает Лукашенко одерживать победу, восстанавливать равновесие. _____С другой стороны, в своей бескомпромиссности он переступает через некоторые табу, которые нам навязали в последние годы. Мы сами часто боимся этих табуированных мозолей. Он смело на них наступал, чем вызвал к себе зоологическую ненависть со стороны известных сил. Он делает сильные ходы в поисках союзников, чтобы не оказаться в одиночестве Я уже много раз подчеркивал, что вокруг воссоединения России и Белоруссии может возникнуть значимый политический консенсус. Его нет только в одном — в личности Лукашенко. Одни надеются задушить его в объятиях, другие — что он даст возможность быть - услышанными в этом союзе. Вот эта фигура сегодня становится пиком, где сходятся противоречия”. (29).

"Аргументы и факты":

"Александр Лукашенко ярко воплотил собою постулат классиков марксизма-ленинизма о том, что "каждая кухарка должна уметь управлять государством". <...> Пересев с "уазика" директора совхоза в бронированный "Мерседес" главы государства, Александр Лукашенко сохранил старый стиль и манеру поведения. Резкость в высказываниях и рубка "правды-матки", безотказно действующие в общении с бригадирами, не проходят с министрами и депутатами Верховного Совета. Зато на народ это действует завораживающее. Даже те, кто не принимает курса Лукашенко, сходятся во мнении, что президент - харизматическая личность.” (1).

Геннадий Тереня, заместитель председателя Верховного Совета 13-го созыва:

“У нас к власти в 1994 году пришел человек, который в тот момент больше всех ее хотел. Политик, для которого смысл жизни -власть и личный успех. Политик, для которого закон и -мораль - категории вторичные. Посмотрите, А. Лукашенко всегда говорит только о том, в чем он более-менее сносно разбирается. На чужом поле он предпочитает не играть. Отсюда восхваление директивной экономики, с азами которой он как-никак знаком. А рыночная экономика действительно для него малознакома и чужда. Вот он ее и обходит. Я бы отнес его к комиссарам, долго морочившим людям голову, претворявшим в жизнь свой испытанный прием - ничего не бояться, за все браться и ни за что не отвечать. Тех, кто с ними не согласен, давили или силой, или коварством. По-другому жить их просто не учили.” (32).

Ольга Павлова:

“Что мне в нём нравилось? Многое. И прежде всего — смелость. Вёл он себя так, как считал нужным, не обращая внимания на пересуды, на гнев властей, на условности... Он всё время находился в зоне конфликтов. А может, и сам их провоцировал.” (25).

Провоцирование конфликтов совершенно закономерно в рамках функционирования психопатической личности параноидного типа. Подобной личности это позволяет, во-первых, испытать гормональную встряску, недостижимую обычными путями, (например, созерцание смертной казни), во-вторых - подтверждает созданную психопатом картину мира. Существующее представление о заговоре и преследовании подтверждается спровоцированными психопатом конфликтами.

“Мне, - вспоминает Галина Родионовна, -всегда нравилось в нем стремление к справедливости. В те времена это воспринималось окружающими отрицательно. А он всегда хотел добиться справедливости, несмотря на чины и звания. И, конечно, это ему доставляло много неприятностей... Откровенно говоря, слишком много препятствий встречалось на его пути. Ведь он обыкновенный. Закончил школу - работал, закончил институт - работал. И где бы он ни был, всегда и везде набивал шишки своей прямотой и тем, что мог высказать все в глаза. Это, естественно, мешало. Он очень переживал неудачи и обиды''. И я его жалела. Даже часто говорила ему: “Зачем тебе все это? Ты ведь ничего не переделаешь”. Может быть, эта позиция была и не совсем хорошая. Я ему это говорила. Хотя в то же время поддерживала. Потому что хотелось в конце концов, чтобы он внес какой-то проблеск в отношения между простыми людьми и чиновниками. Я поражалась его настойчивости. Он всегда добивался того, чего хотел. Это для меня было просто удивительно. Я так не могу, у него хватало сил и энергии на всю эту борьбу”. (43, стр.35).

Утрированное стремление к некой абстрактной идеи “справедливости” также весьма характерно для психопатических личностей. При этом справедливость понимается только в толковании, приемлемом для самого психопата, а окружающий мир, как правило, воспринимается исключительно в упрощённом, “чёрно-белом” варианте. Подобный подход позволяет выплёскивать свои агрессивные импульсы и - одновременно - маскировать интеллектуальную убогость. Восприятие “справедливости” у личности такого типа формируется под воздействием детских переживаний, а основной мотив борьбы - стремление избавится от ощущения своей неполноценности. Последняя цитата заслуживает особенно пристального внимания: жена, пожалуй, единственный человек, по-настоящему глубоко знающий и понимающий Л. Что особенно важно - знающий длительно. При внимательном изучении этого её высказывания, представляются закономерными следующие выводы:

1. Утрированное стремление к справедливости , с упорной, без учёта реальности, борьбой за неё, борьбой приводящей к дезадаптации - личностная особенность, присущая Л. как минимум с юношеского возраста.

2. Борьба ведется с пренебрежением социальными правилами и нормами и носит сверхценный характер.

3. Отмечается повышенная чувствительность к неудачам и отказам.

4. Поведенческие паттерны доказанно проявляются с юношеского возраста и отличаются ригидностью, стереотипностью и некоррегируемостью.

5. Несмотря на значительную поддержку, терпение и тактичность жены, Л. сам разрывает с ней отношения.

Сделанные выводы подтверждаются и другими доступными изучению характеристиками Л., данными его женой, и одновременно являются высоко доказательными, т.к. личность самой Галины Родионовны Лукашенко по имеющимся данным представляется достаточно интеллектуальной, критичной, с хорошими способностями к синтезу и анализу, объективной.

На протяжении всей своей жизни Л. демонстрирует стойкое пренебрежением социальными правилами и нормами, маскируемое под позицию нонконформизма и борьбы за “идеалы”. В этом аспекте стоят упоминания следующие моменты: выселение послов из Дроздов, отъезд с саммита тысячелетия сразу после произнесения своей речи, не выслушав других участников, ну и конечно же, наиболее рельефный пример - попрание конституции (основного государственного свода социальных правил и норм ) в 1996г . Ну и уж совсем мелочью на этом фоне выглядит постоянное “ты” по отношению ко всем подряд, и обращение “ Витя” - к В.С.Черномырдину.

Показательно отношение к Л. значительной части российских политиков, озвученное Константином Боровым: “Лукашенко полностью дискредитировал себя как политик. В России он никогда и не пользовался особой популярностью, к нему всегда относились как к шуту, причем даже его партнеры понимали: рассчитывать на него всерьез - неразумно”. (3).