Прибыльное дело Виктора Горева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прибыльное дело Виктора Горева

Провести проверку деятельности команды следователя СКП при МВД попросили генпрокурора Чайку

Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::02.06.2010

Открытое письмо гражданина РФ Вадима Штольца Генеральному прокурору России. Действительному государственному советнику юстиции Юрию Чайке

Вадим Штольц

Compromat.Ru

Уважаемый Юрий Яковлевич. Меня поражает масштаб нарушений в деятельности следственных органов. Проявляя принципиальную гражданскую позицию, я хочу поделиться ставшими мне известными сведениями о некоторых аспектах работы сотрудников Следственного комитета при МВД России.

Все началось еще с Сызранцева

Валерий Сызранцев возглавил следственную часть в 2002 году после увольнения из военной прокуратуры Ленинградского военного округа. Конечно, руководителю Сызранцеву нужны были надежные исполнители — старые проверенные годами кадры. Так, на работу в Следственный комитет был принят Виктор Горев, работавший до этого … адвокатом, но, правда, из Санкт-Петербурга, сразу же получивший специальное звание полковника юстиции и целый отдел в подчинение. Этот человек сыграл ключевую роль в деятельности Сызранцева, выполняя все его указания, пусть даже и устно-неформальные и, часто представлялось, совершенно незаконные. Сам же Сызранцев никогда не скрывал своих особых отношений с Горевым. Это и не удивительно, поскольку Виктор Горев ранее осуждался за совершение им преступлений, хоть и позорно скрыл это при приеме на ответственную следственную работу.

Пропавшая судимость Виктора Горева

Летом 1997 года Горев отправился вместе с женой и приятелем на машине «Форд Скорпио» из Санкт-Петербурга в Ригу и на территории Латвийской республики попал в дорожно-транспортное происшествие, в результате которого сидевший на заднем сидении приятель погиб на месте. Из материалов дела следовало, что управлявший автомобилем Горев выехал на полосу встречного движения, после чего не удержал автомобиль на дороге и тот выскочил на встречную обочину, где с огромной силой врезался в дерево. Горев не признал своей вины и не раскаялся, избрав тактикой своей защиты неисправность рулевого управления. В частности, по версии самого Виктора Горева, он следуя со скоростью 70 км/ч, увидел на дороге некое «темное пятно» и решил его объехать, однако в этот момент что-то случилось с рулевым управлением и автомобиль оказался неуправляемым.

После проведения тщательной экспертизы, установившей, что до момента столкновения с деревом автомобиль был полностью исправен, расстояние до таинственного пятна составляло 45 метров, а скорость движения автомобиля была в пределах 96-109 км/ч, Виктор Горев был уличен во лжи и приговорен гарнизонным военным судом в/ч 10706 к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения с лишением права управления на два года, однако в колонию он так и не попал в связи с амнистией. Вышестоящая инстанция — Военный суд Балтийского флота оставила приговор без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его жены без удовлетворения. Вместе с тем, по непонятной причине, из базы данных осужденных Зонального информационного центра (ЗИЦ) ГУВД г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области, сведения о преступнике Викторе Гореве пропали и при поступлении его на службу в Следственный комитет при МВД России не учитывались. Причиной этого могло быть обращение Горева в Военную коллегию Верховного суда России, однако для самого Горева при таких прямых доказательствах его вины, это должно было стоить очень больших денег.

Команда Горева

Начав с должности начальника отдела, Виктор Горев довольно быстро возглавил одно из двух управлений по расследованию особо тяжких дел Следственного комитета при МВД России, которое в настоящее время именуется «Управление по расследованию организованной преступной деятельности против общественной безопасности и здоровья населения». Всего в управление входят три отдела, чьи руководители безоговорочно преданы Виктору Гореву. Таким образом, костяк команды Горева состоит из:— 1-го заместителя начальника управления Анатолия Галай— начальника 1-го отдела управления Дмитрия Сиделева— начальника 2-го отдела управления Андрея Мецгер— начальника 3-го отдела управления Александра Мастеренко— заместителя начальника 1-го отдела управления Нины Бачковской (вероятно, любовницы Виктора Горева)— группы доверенных следователей, которым передаются в производство особо деликатные дела, включая Алексея Романенко, Алексея Монина, Михаила Андреева, а также бывшего сотрудника и начальника отдела Следственного комитета при МВД Виктора Лобанова.Так, если обратиться к специалистам по «решению вопросов», которые на рынке юридических услуг представлены либо доверенными адвокатами, либо бывшими следователями, а попросту к профессиональным взяткодателям, и попросить решения вопроса по какому-либо делу, находящемуся в производстве эти следователей, такому специалисту сразу будет понятно — дело на контроле у Горева и у него в деле есть свой интерес. Договориться о чем-либо со следователем без санкции Горева в такой ситуации попросту невозможно.Интересно, что субъективно деятельность Горева и его команды направлена не на скорейшее расследование и передачу дел в суд, а, чаще, на их прекращение с освобождением подозреваемых от уголовной ответственности.Однако, сбор такой сплоченной команды, подбираемой по принципу личной преданности, занял некоторое время и стоил определенных усилий Виктору Гореву.Например, никак не складывались «рабочие» отношения у Горева с начальником отдела Николаем Андреевым. В то же время, близкий Гореву начальник отдела Андрей Мецгер представил шефу перспективного следователя из Брянска Александра Мастеренко, временно прикомандированного к Следственному комитету. По протекции Мецгера, Виктор Горев принял Мастеренко в штат следователей Следственного комитета, добился назначения Мастеренко заместителем Мецгера, а, когда преставился удобный момент расправиться с начальником 3-го отдела Николаем Андреевым, помог Александру Мастеренко занять его место. Причем, история увольнения Николая Андреева заслуживает отдельного внимания.

Осетровое дело

Судьба Николая Андреева решилась в результате его конфликта с Виктором Горевым по поводу расследования уголовного дела №169056, находившегося в производстве следователя 3-го отдела Алексея Монина и возбужденного по факту незаконной добычи промысловых рыб осетровых пород в Астраханской области. Не скрывая своей заинтересованности в ходе расследования дела, Виктор Горев ультимативно потребовал от Андреева прекратить расследование дела, или, если это затруднительно исходя из материалов дела, направить дело для расследования в УВД Астраханской области, где оно могло бы быть прекращено на местном уровне и где об этом существовала предварительная договоренность.Чтобы помочь принять Андрееву правильное решение, с аналогичной просьбой обратился и заместитель начальника 3-го отдела Владимир Шитов, который мог предложить Андрееву вознаграждение за согласие на направление дела в г.Астрахань. Подобная услуга при наличии согласия самого Виктора Горева не могла стоить больших денег и специалисты по «решению проблем» могли бы предложить 30 тыс. долл. США. Тем не менее, известно, что Андреев отверг предложение своего заместителя, а Виктор Горев, в свою очередь, инициировал в отношении Николая Андреева служебную проверку, по результатам которой Андреев получил взыскание. Пытаясь избежать увольнения, Андреев ушел на больничный, но в итоге все равно был уволен.

Дело по инициативе Горева все же было направлено в Астрахань. Однако замять его уже не удалось и для осуждения в Астрахань, как представляется, за вознаграждение в 100 тыс. долл. США прибыл специальный гражданин, взявший на себя ответственность за совершенное преступление и осужденный за это. По некоторым оценкам, общая сумма вознаграждений, выплаченных за «решение вопросов» по тому делу составила ровно 3 млн. долл. США.Однако, на место уволенного Андреева претендовал не только Мастеренко, но и другой приближенный Горева — Алексей Романенко, проигравший неформальный кадровый конкурс. В результате, пришлось пристроить младшего товарища в 34-е управление Генеральной прокуратуры России, надзирающее за Следственным комитетом при МВД России. Необходимо отметить, что с начальником «профильного» надзорного отдела Андреем Печегиным и талантливым прокурором этого отдела — Русланом Шеяновым у Виктора Горева сложились весьма «рабочие» отношения. Виктор Горев выглядит мастером коммерции на службе в органах МВД.

Союз с вором в законе "Вахой Маленьким"

В начале августа 2007 года в российских СМИ появились такие сообщения «Как сообщает официальный сайт МВД России, на прошлой неделе сотрудниками департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России (сокращенно «ДБОПиТ», в настоящее время расформирован), в одном из фитнесс-клубов в центре Москвы задержан некий Вахтанг Лалиашвили, 1976 года рождения, известный в криминальном мире как вор в законе «Ваха Маленький», сменивший несколько лет назад имя и фамилию на Сергея Ефимцева. Оперативники знали, что Лалиашвили (Ефимцев) никогда не выходит в свет без вооруженного сопровождения, в связи с чем в операции по задержанию «авторитета» участвовали бойцы спецподразделения «Зубр» МВД России. Задержание в клубе, как поясняла пресс-служба МВД России, стало одним из мероприятий в рамках расследования уголовного дела по банкротству тульских спиртовых предприятий. Так, «по данным следствия, в 2005-2006 годах путем совершения фиктивных сделок с использованием предприятий, созданных без цели осуществления предпринимательской деятельности, Лалиашвили (Ефимцев) совместно с другими участниками преступной группы незаконно завладел имуществом нескольких спиртовых заводов в Тульской области на сумму около 150 миллионов рублей. Длительное время ему удавалось уходить от уголовной ответственности, используя коррумпированные связи в органах государственной власти». Последнее предложение, очевидно, может иметь отношение и к Виктору Гореву.

Уголовные дела №152081 и №152082 по обвинению членов ОПГ «Уралмаш» Голубева, Солгалова, Алюкаева и Шаниной изначально находились в производстве следователя Следственного комитета при МВД России Александра Сивцева, а Вахтанг Лалиашвили формально представлял интересы потерпевших в этих делах.

Вместе с тем, как представляется, именно Лалиашвили с помощью Виктора Горева «управлял» расследованием указанных уголовных дел. В результате, Ваха Маленький смог тогда завладеть 12-ю спиртовыми заводами в Тульской области. Известно, что контакты Лалиашвили и Горева в то время были частыми. Так, Лалиашвили запросто заходил к Гореву в кабинет, обсуждал с ним тактику расследования, после чего Горев давал необходимые указания следователю Сивцеву. Все это выглядит, как указания вора в законе органу предварительного следствия. За свою «работу» Виктор Горев, как представляется, мог получить полмиллиона долларов США. Еще 1 миллион долларов США необходимо было, как представляется, отнести в Генеральную прокуратуру, — прокурору 34-го управления генеральной прокуратуры России Сергею Теплякову. Цель — за освобождение от уголовной ответственности Алюкаева, Солганова и Шаниной и за смягчение наказания Голубеву. Свою роль в передаче денежных средств, как представляется, сыграл и таинственный адвокат Гребенщиков, ранее служивший в Генеральной прокуратуре России, который, по-видимому, приложил руку к развалу не одного дела в Следственном комитете при МВД России.

Интересно, что Виктор Горев даже лично ездил в г. Тулу во время проведения там следственных действий по выявлению всех фигурантов, причастных к совершенному преступлению. Следователь Сивцев в то время неоднократно слышал от своего высокопоставленного руководителя Горева, что привлечение к ответственности Алюкаева возможно только «через труп» Горева. Однако, Александр Сивцев на должностное преступление не пошел.

Такая позиция следователя, в сущности, ничего не изменила, и уголовное дело было передано другому следователю управления — Михаилу Андрееву, лояльному Гореву. Андреев прекратил уголовное преследование Алюкаева, Солганова, Шаниной, а также разрешил продажу одного из спиртзаводов, находящегося в то время под арестом. Завод был продан при участии Вахи Маленького.

Однако, этим все не закончилось, поскольку следователь Александр Сивцев оспорил действия Виктора Горева у руководства Следственного комитета при МВД России и в Генеральной прокуратуре, в результате чего были проведены комплексные проверки законности расследования, которые выявили, что дело попросту развалено. Дело вернули в производство Александра Сивцева, Лалиашвили был арестован и осужден на 8 лет лишения свободы. Но даже на последних этапах расследования, Виктор Горев проявил себя заинтересованным в этом деле — он попросту отказался направлять дело в прокуратуру для утверждения обвинения, а в сопроводительной документации потребовал указать, что в действиях обвиняемых отсутствует состав какого-либо преступления.

Дело "ПрайсВотерхаусКуперс"

Уголовное дело в отношении сотрудников компании ПрайсВотерхаусКуперс по факту незаконной предпринимательской деятельности и неуплаты налогов находилось в сфере интересов Виктора Горева. Расследование дела было поручено следователю Татьяне Левицкой, а оперативный контроль за делом осуществляла Нина Бачковская, предположительно любовница Горева, являвшаяся заместителем начальника отдела и непосредственным руководителем Левицкой.

Следовтаель Левицкая неоднократно получала от Бачковской указания о прекращении дела, поскольку этот вопрос был, по словам самой Бачковской, согласован Горевым с сотрудниками 34-го управления Генеральной прокуратуры. Эти факты стали известны, когда Левицкая не выдержав давления, пожаловалась руководству Следственного комитета, в результате чего её попросту перевели вместе с делом в другое управление.

Принципиальный следователь — плохой следователь

Следователь Дмитрий Бардин имел достаточно оснований для привлечения к уголовной ответственности главы Рузского района Московской области Олега Якунина.

Но не так плохо оказалось со связями в Следственном комитете при МВД и у самого Якунина. Так, вполне открыто на сторону чиновника встали начальник управления Виктор Горев, начальник отдела Александр Мастеренко и одиозный прокурор Руслан Шеянов. Известно, что деяния обвиняемых по уголовному делу были переквалифицированы из особо тяжких в преступления средней тяжести, что, очевидно, позволяет рассчитывать на условный приговор в суде. Цена вопроса для Якунина составила 2,5 миллиона долларов США, которые мог получить кто-то из сотрудников Следственного комитета и Генеральной прокуратуры, а также оплата работы «решателя», которым в этом деле могла быть некая Рогозова, однако, кто именно эта женщина, является загадкой. Предположительно, она могла получить от Якунина 4 земельных участка стоимостью 400 тысяч долларов США.

И вот тут некстати принципиальный следователь Бардин со своей принципиальной позицией. Результат — прокурор Шеянов фактически отстранен от работы, а в отношении управления Виктора Горева проводятся проверочные мероприятия. С другой стороны, следователя Дмитрия Бардина тоже можно понять, его в скором времени может постичь участь уволенного Николая Андреева, так что ему есть за что бороться со своим собственными руководством.

Дайте прибыльное дело!

Не только в «своих» делах заинтересован Виктор Горев. Часто бывает, что расследуемое в другом управлении дело представляет серьезный коммерческий интерес. Таким очевидно является расследуемое Следственным комитетом при МВД России дело в отношении казахстанского предпринимателя Мухтара Аблязова и его соучастников в связи с массовыми хищениями из возглавляемого Аблязовым БТА банка (Банка ТуранАлем).

Обвиняемые по делу неоднократно пытались «договориться» со следствием, но пока у них получается это только с судом. Доходило до смешного, когда оперативные работники следственного изолятора официально сообщают следствию, что содержащийся под стражей обвиняемый договорился о своем освобождении с судом через адвоката, предоставив в распоряжение последнего 5 миллионов долларов США, но суд на эти факты не реагирует и освобождает обвиняемого, а тот, будучи освобожденным, пытается скрыться от следствия через Финляндию. Интересно, что при первоначальном задержании этого обвиняемого, при нем нашли секретный документ, подготовленный тем самым прокурором Русланом Шеяновым, составленный им при возбуждении уголовного дела.

Но если договориться обвиняемым не удается, это вполне возможно будет сделать с Горевым. Но для этого дело нужно забрать и передать другому следователю. Выполнить эту задачу взялись некоторые «решатели», знакомые с недавно назначенной первым заместителем начальника Следственного комитета Татьяной Герасимовой, которая, как указывают различные СМИ, близка к первым лицам в государстве. Действительно, ведь если обратиться к уважаемому человеку с просьбой, — помоги, дескать, приструнить следователя и освободить «невинно» арестованных предпринимателей, — это может быть неоднозначно воспринято. А вот если обратиться с просьбой — следователь не разбирается в деле, загружен, нужно ему помогать, — вот, кстати, есть отличная кандидатура из соседнего управления или отдела, — это выглядит совсем по-другому. Ведь, в передаче дела нет ничего такого, что могло бы бросить тень на того руководителя, кто этим решил заняться, а о достигнутой договоренности в одном из московских ресторанов и сумме в несколько миллионов долларов США, предложенной за внешне совершенно законное решение, публике знать совершенно не обязательно.

Для Горева дело, подобное делу Мухтара Аблязова, было бы фантастически интересным: значительное количество обвиняемых и подозреваемых, включая мультимиллиардера Мухтара Аблязова и миллиардера Александра Волкова, многих миллионеров, включая известного российского «тусовщика» Артура Трофимова. Огромное количество свидетелей или потенциальных свидетелей и подозреваемых, многие из которых постоянно мелькают в светской хронике. Поражает воображение установленная следствием сумма похищенного — более 3-х миллиардов долларов США, которая может еще вырасти. Есть где развернуться, не правда ли?

Генеральная прокуратура и посредник из Совета федерации

Совершать подвиги в интересах фигурантов уголовных дел очень сложно, если у ряда руководителей Следственного комитета при МВД России не было бы четко выстроенного взаимопонимания с сотрудниками 34-го управления Генеральной прокуратуры России. Но дружба — дружбе рознь, и если это крепкая денежная дружба, её совсем не нужно светить. «Решатели» нужны и для этого и всегда могут выступить посредниками между руководителями Следственного комитета при МВД и Генеральной прокуратуры. Ведь, в сущности, платит же клиент.

Так, славу такого «решателя» снискал себе уроженец Артур Завалунов по прозвищу «Завалун Завалуныч», числящийся в штате Совета федерации и лично близко знакомый с Горевым, Шеяновым и другими. Удобство положения этого молодого (1976 года рождения) человека обуславливается его возможность встречаться то с потерпевшими, то с обвиняемыми по уголовным делам, находящимся в производстве Следственного комитета при МВД России, а после чего обсудить коммерчески интересные пожелания со своими близкими товарищами из силовых структур. Кому как не «решателям» добиваться развала очередного громкого дела. Вот и получается, что и у Горева и у Шеянова по несколько квартир в Москве, у Горева есть недвижимость в Нью-Йорке, а у Шеянова два автомобиля БМВ и Рейндж-Ровер. Вот квартиры за океаном у прокурора пока нет. Если усидит на своей должности — еще может заработать…

Все вышеизложенное представляет собой частнооценочное суждение о фактах, которые могли быть, а могли и не существовать, однако важность приведенных суждений безусловно требует их проверки в установленном законом порядке.

Приведенные мнения не означают, что центром коррупции в Следственном комитете при МВД России является именно управление, возглавляемое Виктором Горевым. Так, тот факт, что к руководителю другого следственного управления Следственного комитета при МВД России Мухаммеду Муссову не находится аналогичных претензий может свидетельствовать как о его кристальной честности, равно как и о том, что он всего лишь несколько месяцев занимает свой пост. В то же время, анализ публикаций в СМИ дает возможность предъявить еще большие чем к Гореву претензии к предшественнику Муссова — Игорю Цоколову, известному под прозвищем «Генерал Немо». Аналогичным образом, не все сотрудники и руководители Генеральной прокуратуры и её 34-го управления замешаны в коррупционных скандалах.

В то же время, раскрывая сведения, свидетельствующие о возможной коррупции в Следственном комитете при МВД России, нельзя замалчивать аналогичную деятельность других подразделений МВД России, и, в первую очередь, Департамента экономической безопасности. Но самая тяжелая ситуация, очевидно, сложилась сейчас в Следственном комитете при Прокуратуре России, что может быть косвенно подтверждено тем, что главный следователь прокуратуры был осужден за взятку, тогда как в отношении следователей милиции аналогичного не происходило. По мере сбора информации о коррупции в ДЭБ МВД России и СК при Прокуратуре РФ, они будут предоставляться в Генеральную прокуратуру России для их проверки и оценки.

С учетом изложенного, прошу Вас, уважаемый Юрий Яковлевич, проверить изложенные в настоящем обращении факты и принять по ним процессуальное решение.

С уважением, Вадим Штольц origindate::02.06.2010

Compromat.Ru