Приватизация госпакета "Апатита"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::14.06.2012, Фото: "ИТАР-ТАСС", "Русский Forbes"

Приватизация госпакета "Апатита": Гурьев и Кантор раскачивают лодку

Сергей Савченко

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Андрей Гурьев
Вячеслав Кантор

На этой неделе состоится одна из наиболее значимых в российском бизнесе сделок: государство продаст 20% пакет акций «Апатита». Борьба за госпакет «Апатита» обостряется с каждым днем. Изначально заявки подали все заинтересованные лица — основной акционер «ФосАгро», компании — производители удобрений, в том числе регулярно воющий с холдингом Гурьева «Акрон». 9 июня неожиданно в борьбу вступил банк «Траст» — бывший Менатеп СПб, осколок империи ЮКОСа. Так история с «Апатитом» 2003 года повторяется. Ведь никто не может исключить, что реальные владельцы «ФосАгро» — это Ходорковский и Лебедев, и что они же стоят за «Трастом». И если «Апатит» достанется одной из этих структур, то он вернется старым хозяевам, а государство снова наступит на те же грабли и будет обворовано теми же людьми.

Участие «Траста» в тендере продиктовано исключительно интересами «ФосАгро», аналитиками он рассматривается как технический участник аукциона. «Траст» до сих пор если не юридически аффилирован, то уж точно идеологически и стратегически близок структурам «ФосАгро», контролируемого сенатором Андреем Гурьевым. Банк, капитал которого меньше начальной цены госпакета «Апатита», вряд ли можно рассматривать самостоятельным участников грядущего аукциона. Участие «Траста» призвано обеспечить видимость конкурентных торгов. Прежде всего, в том случае, если аукцион все же состоится и участие в нем не примет «Акрон» Вячеслава Кантора. Пока же и аукцион под угрозой срыва, а участие в нем «Акрона» под большим вопросом: холдинг Кантора не допустил к участию в тендере ФАС, а он, в свою очередь, подал иск в Московский арбитражный суд к организатору аукциона — Росимуществу, требуя отменить торги.

Контролируемое Андреем Гурьевым «ФосАгро» вообще не уверено в возможности того, что подготовленный Росимуществом «под компанию» аукцион пройдет гладко. Вот почему Андрей Гурьев обеспечивает сделке солидную лоббистскую поддержку. Главный лоббистский рычаг — ректор Санкт-Петербургского государственного горного института Владимир Литвиненко, являющийся также миноритарием «Апатита». В ходе подготовки сделки Литвиненко прошелся по кабинетам высоких начальников: был у Акрадия Дворковича, Эльвиры Набиуллиной, нового главы Минэкономразвития Андрея Белоусова. Задача: обеспечить согласование неоднозначной сделки в госструктурах.

«ФосАгро» боится не только излишнего внимания государства и срыва аукциона, но и того, что «Акрон» все же примет участие в торгах. Для государства это был бы идеальный вариант — два конкурента, солидно задирающие цену пакета в ходе торгов. Но так бывает только в учебниках по экономике, в главе про «невидимую руку рынка». Рука Андрея Гурьева в действиях «ФосАгро» очень даже видна: компания не хочет платить государству справедливую цену, определить которую можно только в ходе действительно конкурентного аукциона.

Вторая задача Литвиненко — найти «инвестора». Для этого он встречается с «государственными банкирами»: Германом Грефом, Андреем Костиным и Владимиром Дмитриевым. «Инвестор» нужен Гурьеву потому, что на деле «ФосАгро» не намерено платить даже минимальную цену за госпакет «Апатита». Холдинг хочет получить долю государства бесплатно. По-гурьевски сделка должна пройти в два этапа. На первом среди претендентов на пакет появляется госбанк: Сбербанк, ВТБ или ВЭБ. Прежде всего, это легитимирует аукцион: куда «Трасту» да «ФосАгро» тягаться с одним из столпов российской финансовой системы. В зависимости от того, с кем договорится Владимир Литвиненко, Сбербанк, ВТБ или ВЭБ выигрывает аукцион. Первый этап закончен. На втором банк-победитель обменивает акции «Апатита» на акции «ФосАгро». В результате государству в лице госбанка достается мнимая выгода, а «ФосАгро» получает пакет «Апатита» бесплатно.

Одновременно «Акрон» своими действиями старательно пытается сорвать конкурс. Очевидно, что работать на несколько фронтов — приватизация «Апатита», запуск горно-обогатительного комбината по производству фосфатного сырья «Олений Ручей», решение проблем с прекращением поставок сырья тем же «Апатитом» — для компании очень накладно. Сейчас у «Акрона» первостепенные задачи — запустить собственный ГОК и возобновить производство на российских заводах, остановленных в результате спора с «Апатитом». Только получив собственное сырье, «Акрон» уже не будет зависеть ни от сокращения поставок, ни от манипулирования ценами «Апатитом». Но собственный сырьевой проект компании требует, во-первых, огромных финансовых затрат, а во-вторых, соответствующей административной поддержки. На этом фоне прекращение поставок «Апатитом» сырья на заводы холдинга, которое уже привело к временной остановке производств в Новгороде и Смоленске, наносит сильный финансовый и репутационный удар как по проекту запуска комбината, так и вообще стабильности компании. Удар первый: кредитный ресурс небезграничен, да и кто будет кредитовать компанию, заводы которой встанут? Удар второй: возникают справедливые вопросы о надежности «Акрона» и его способности нормально управлять своими предприятиями. И здесь уже под угрозой срыва самый крупный проект «Акрона» и возможность для него выйти победителем из вечной сырьевой войны с «ФосАгро».

Вот почему первостепенная задача Кантора — обеспечить сейчас бесперебойные поставки сырья по выгодной «Акрону» цене и возобновить работу компании. Но и от участия в тендере по «Апатиту» отказываться Кантору никак нельзя. А ФАС тем временем отложил рассмотрение заявки «Акрона» на два месяца, не без участия «ФосАгро», известного своими лоббистскими силами в этой структуре. И поэтому со стороны Кантора в ход идут все возможные действия для того, чтобы тендер не состоялся. «Акрон» уже обратился в суд с требованиями признать недействительными правила тендера и обязать Росимущество «обеспечить продажу акций в соответствии с законодательством». Но затеянные Кантором тяжбы с Росимуществом становятся уже войной не с Гурьевым, а с государством: российские власти не любят когда их шантажируют и заваливают исками.