Приволжский : Мясники

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



" Свидетельства на суде Маргариты Домниковой

— Ваша честь, я узнаю его, разрешите мне рассмотреть их поближе. — Рита идет вдоль металлических клеток (их три), где рассажены 15 подсудимых. 16-й приходит в зал суда самостоятельно — он под подпиской о невыезде…
— Вот он. — Рита показывает на сидящего во 2-й клетке Альберта Хузина. — Я сразу узнала вас. Здравствуйте. Тогда, 11 мая 2000 года, за день до покушения на Игоря, я рассаживала цветы, а он спускался по ступенькам. Он прятал от меня свой взгляд. Я еще обратила внимание на то, что он был в спортивной одежде, и вид такой — «браток». Наш дом — новостройка — только что был сдан, четыре семьи только успели заселиться, мы друг друга знали. И строителей, которые ремонт делали, всех знали. А этот был не наш. Я внимательно его тогда осмотрела. Неприятный тип.
Хузин на суде все отрицает. В первый день он подал судье заявление, что отказывается от явки с повинной.

Фрагменты показаний Альберта Хузина на предварительном следствии:

«Во второй половине весны 2000 года я совместно с Казаковым Николаем и Бабковым Сергеем по просьбе Безуглова Геннадия (все они сейчас на скамье подсудимых. — В.И.) приехал в город Москву. При встрече Безуглов сказал нам, что Тагирьянов Эдуард поставил перед нами задачу избить одного журналиста, который в своей статье в газете задел чьи-то интересы.
Мы вчетвером на автомобиле «Ока» подъехали к редакции «Новой газеты», где стали ждать появления журналиста, так как за ним необходимо было проследить и установить его местожительство. Из дверей редакции выходили разные люди. На одного из выходящих Безуглов показал нам как на человека, которого надо было проучить. Безуглов показал нам на Игоря Домникова. Когда Домников, выйдя из редакции, пошел домой, я пошел за ним. Домников до дома добирался на метро.
В ходе наблюдения за Домниковым И.А. я установил, что он живет: г. Москва, микрорайон Марьино, дом расположен недалеко от станции метро. Установленный адрес местожительства Домникова И.А. я сообщил Безуглову, Казакову и Бабкову. Впоследствии <…> установили, когда он приходит домой, и обстановку во дворе. За Домниковым мы следили около семи дней, все это время мы ездили на вышеуказанном автомобиле «Ока».
Когда на Домникова И.А. была собрана вся необходимая информация, мы определили день, когда будем избивать Домникова. Решили, что Домникова мы будет избивать в подъезде. Договорились, что избивать Домникова будут я и Казаков Н., а Бабков С. должен был дождаться нас в автомобиле рядом с домом Домникова. Я решил, что избивать Домникова буду с использованием молотка, нанесу им несколько ударов по голове. Молоток покупал я в одном из хозяйственных магазинов Москвы.
В день совершения избиения Домникова И.А. мы вечером на автомобиле «Ока» подъехали к его дому и встали так, чтобы просматривалась дорога до станции метро. Мы ждали Домникова менее одного часа. Когда мы увидели, что Домников вышел из метро и направился к себе домой, то я и Казаков вышли из машин и направились в подъезд дома, в котором проживал Домников. <…> Рации у нас были приготовлены заранее. Их нам передал Безуглов. Когда Бабков С. по рации передал нам, что Домников И.А. заходит в подъезд, я убрал в карман одежды рацию и взял в правую руку молоток, после чего встал за двери. Домников зашел в подъезд. Казаков окликнул его. Домников повернулся, став ко мне затылком, я нанес ему молотком несколько ударов по голове. Ударов было не менее трех. Удары я наносил с размаху сверху вниз. После нанесенных ударов Домников упал. Мы с Казаковым вышли из подъезда и спокойным шагом пошли к автомобилю «Ока», в котором нас дожидался Бабков. Мы сразу же приехали домой к Безуглову, где я рассказал, что нанес Домникову несколько ударов молотком по голове.
Через несколько дней после избиения Домникова И.А. я, Казаков и Бабков уехали в Набережные Челны. О том, что Домников лежит в больнице, я узнал по телевидению, а также из газет. В дальнейшем Безуглов Г.А. рассказал нам, что Домников И.А. умер в больнице».
Подробные показания на предварительном следствии дали и соучастники убийства: Николай Казаков и Сергей Бабков, а также организатор убийства Геннадий Безуглов. Все они полностью подтвердили показания Хузина. И 16 октября на судебном процессе подсудимый Геннадий Безуглов в нашем присутствии несколько раз заявил, что он подтверждает все свои показания, данные на предварительном следствии.

Фрагменты из выступления на судебном процессе 16 октября 2006 года Елены Милашиной, редактора отдела спецпроектов имени Игоря Домникова:

— В конце апреля 2000 года Игорь Домников, с которым мы вместе работали, сказал мне, что какой-то человек по телефону просит его о встрече и якобы предлагает предоставить документы с компроматом на сотрудников милиции. Но он (Игорь Домников) остерегается встречаться с этим человеком за пределами редакции. А в редакцию этот информатор заезжать не хочет. Игорь остерегался: речь этого человека какая-то блатная, бандитская. Игорь Домников попросил меня вместе с ним выйти из редакции. Он подошел к автомобилю и разговаривал с человеком, звонившим ему, а я стояла примерно в 30 метрах и хорошо разглядела этого человека. На предварительном следствии мне показали фото разных людей. Но я именно опознала человека, говорившего с Игорем Домниковым. Я и сейчас смогла бы опознать его».
Лена подходит к металлической клетке, где находятся несколько подсудимых, и четко указывает на Геннадия Безуглова. Безуглов подтверждает суду, что он и был тем человеком, который встречался в тот весенний день шесть лет назад с Игорем Домниковым. Лена же сообщает, что в машине, из которой вышел тогда Безуглов, сидели еще несколько человек, лиц которых она не видела.
16 октября 2006 года на судебном процессе по эпизоду, связанному с убийством Игоря Домникова, были исследованы и фактически, как мы полагаем, подтверждены доказательства, полученные на предварительном следствии, о том, что главарь преступного сообщества Эдуард Тагирьянов примерно за месяц до покушения на журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова обратился к одному из своих главных помощников по преступному сообществу Геннадию Безуглову и поставил задачу: проучить журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова, который в своих публикациях затронул интересы их общего друга Павла Сопота.

Безуглов вызвал из Набережных Челнов бригаду киллеров в составе Альберта Хузина, Сергея Бабкова и Николая Казакова, которые и исполнили задуманное. В итоге Игорь Домников скончался в больнице, не приходя в сознание.

Кто заказал покушение на Игоря Домникова

Исследовав материалы, полученные мною в ходе журналистского расследования и по итогам моей личной встречи с предполагаемым посредником, могу теперь сделать вывод, кем и как была заказана расправа над журналистом «Новой газеты». Все мои предположения подтверждаются и предварительным следствием.
Публикации Игоря Домникова в 1999—2000 годах («Область высокого давления», «Вбегание во власть» и «Российский бег по граблям», «Липецк проснулся в экономическом чуде» и «Мандолина в кустах»), посвященные безрадостному положению в экономике Липецкой области и неблаговидной деятельности ее руководства, и в частности вице-губернатора Сергея Доровского, отвечающего за финансовые и экономические вопросы, вызвали резко негативную реакцию местной власти. Доровской, уже немолодой руководитель, имевший опыт общения с прессой и даже выигравший иски у журналистов разных СМИ, мог выбрать несколько вариантов общения с Домниковым.
Мог лично пообщаться с ним по телефону и при желании пригласить в Липецк. Мог выйти на руководство редакции и предложить материалы, опровергающие опубликованное Домниковым. Мог подать иск в суд в защиту чести, достоинства и деловой репутации. В конце концов, мог через прокуратуру добиться проверки материалов Домникова на предмет возбуждения на него уголовного дела за клевету. Однако вице-губернатор Доровской избирает иной путь, который по ряду признаков — и мы в этом убеждены — необходимо квалифицировать как заказ на расправу с неугодным журналистом.
Сергей Доровской предлагает своему партнеру — предпринимателю Павлу Сопоту, который в Липецкой области занимался весьма скользким в правовом отношении бизнесом, связанным с взаимозачетами предприятий, имеющих долги (такой бизнес не одобрялся правительством России и в конце концов был запрещен), — найти Игоря Домникова в Москве, оплатить его доставку в Липецк пред ясные очи вице-губернатора.
Я уверен, что Доровской знал, кому он ставит задачу. Ведь иметь дело с предприятиями-должниками было непросто. Как правило, этим занимались люди, за спиной которых стоял криминал, способный выбить деньги.
Этим выбиванием долгов как раз и занимались старейший друг и партнер Павла Сопота Эдуард Тагирьянов и его многочисленная вооруженная банда. Знал ли об этом вице-губернатор Доровской? Этот вопрос прокуратурой не исследовался. В своих показаниях, данных в качестве свидетеля по делу об убийстве Игоря Домникова, Доровской признается, что он сотрудничал с Павлом Сопотом по предприятиям-должникам, но схемы, используемые Сопотом, якобы его не интересовали. Видимо, так было спокойнее жить Доровскому, а точнее было бы сказать — безопаснее, и при этом финансовые вопросы решались успешно. Удачное партнерство, не так ли? Как же такому человеку, как Павел Сопот, не поручить журналиста Домникова?
Доровской на следствии подтвердил, что передал Сопоту «Новую газету» с публикацией Домникова. Все это подтверждается и Павлом Сопотом, который через определенное время сообщил Доровскому (а может быть, доложил ему?), что Домникова убили.
Сопот, приехав в Москву и не забыв о просьбе Доровского, встретился со своим другом Тагирьяновым, чья банда к тому времени уже совершила не менее десятка убийств, и просил друга (именно так Сопот характеризовал Тагирьянова) научить, как нужно общаться с журналистами.
Научил. Игоря Домникова убили.
На предварительном следствии под протокол, подписанный Тагирьяновым
15 декабря 2003 года, он заявлял: «Я обратился к Безуглову избить журналиста (Домникова. — В.И.). Я ему объяснил, что это якобы нужно Сопоту, то есть избиение журналиста в интересах Сопота».
Тогда же на предварительном следствии под протокол от 1 декабря 2003 года Геннадий Безуглов подтвердил, что «примерно за месяц до избиения (Домникова. — В.И.) ко мне обратился Тагирьянов Э.О. и попросил проучить одного журналиста, который в своей газете плохо отозвался и затронул интересы Сопота Павла. Мне Тагирьянов Э.О. в Москве дал фамилию журналиста и название его газеты — «Новая газета».
На судебном заседании
16 октября 2006 года подсудимый Геннадий Безуглов несколько раз заявил, что эти свои показания он полностью подтверждает. Свидетель Сопот всячески изворачивался. Гособвинителю приходится постоянно напоминать ему и о том, сколько лет он дружен с Тагирьяновым (с конца 80-х годов), и о том, что они многолетние партнеры по бизнесу, и о том, что в Москву переехали почти одновременно еще в 1995 году, о том, что дома богатые построили в Подмосковье в одном месте — в Поречье…
Мне тоже пришлось выступить в этот день в качестве свидетеля и напомнить Павлу Сопоту о нашей встрече более года назад и о его шоковой реакции на показанное ему фото, на котором вся банда Тагирьянова в сборе. Сопот мне рассказал тогда о многих убийцах, запечатленных на той фотографии, не воздержавшись от характеристик: какой замечательный мужик Тагирьянов; чудесный семьянин Безуглов; какие классные парни Хузин, Казаков, Бабков, Дацко и прочие. Только вот не добавлял, что за плечами каждого из них с десяток убийств. И все они друзья Сопота. Правда теперь, на суде, он их скромно называет знакомыми.
Главарь банды Тагирьянов несколько раз задавал мне вопросы и, в частности, пожелал выяснить, правильно ли он понял, что я до приговора суда называю его главарем банды убийц. На что я ответил утвердительно. А еще Тагирьянов, которому тюрьма идет на пользу (вид у него уж больно холеный), заявил, что в тот день, весной 2000 года, когда Сопот сообщил ему о «проблеме Домникова» и передал «Новую газету» с его публикацией о липецких делах, они встретились, как всегда, для обычной деловой беседы.
Следствием этого делового разговора и стало убийство Игоря Домникова. Интересно, сколько еще было подобных разговоров? Этот вопрос — к прокуратуре.

Через полтора года после убийства Игоря Домникова был убит бандой Тагирьянова московский предприниматель — руководитель фирмы ООО «ЮНЭКО-Авиа» Олег Куликов. Именно в фирме Куликова работал Павел Сопот, когда партнерствовал с Доровским в Липецкой области. По убийству Куликова Сопот так же, как и по убийству Игоря Домникова, проходит свидетелем. И ему гособвинителям так же приходится напоминать многое, о чем он свидетельствовал на предварительном следствии.
Я полагаю, что деятельность господина Сопота и его связи с Эдуардом Тагирьяновым по делу об убийствах Игоря Домникова, а возможно, и Олега Куликова должна быть исследована дополнительно.
Во всяком случае, эта публикация будет направлена в Генеральную прокуратуру с требованием выделить дело о заказчиках убийства Игоря Домникова в отдельное производство и в качестве подозреваемых рассматривать господ предпринимателей Павла Сопота и Сергея Доровского, некогда вице-губернатора Липецкой области, а теперь директора мясокомбината.

Редакция благодарит сотрудников структур МВД Республики Татарстан и прокуратуры Татарстана в подготовке данного материала.

Под текст

17 октября 12 лет назад наемные убийцы взорвали корреспондента «МК» Диму Холодова.
Мы разделяем горе наших коллег. Мы надеемся, что его убийцы, как и убийцы Игоря Домникова, окажутся за решеткой. Вновь.
"