Приглашение на казнь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::20.06.2004

Приглашение на казнь

Письмо Юлии Пелеховой

Юлия Пелехова

22 июня, в Тверском суде г. Москвы, наконец-то начнется публичное (надеюсь!) рассмотрение дела известной вымогательницы, шантажистки и вообще – отпетой преступницы от журналистики Юлии Пелеховой. То есть меня.

Я призываю моих коллег – журналистов не упустить этого зрелища. Ведь когда еще представится возможность узнать о новейших «правоохранительных» методах укрощения строптивых. А это опыт, от знакомства с которым, поверьте, не застрахован никто из вас.

Ознакомление с материалами собственного уголовного дела, в порядке ст. 217 УПК – занятие увлекательнейшее. Особенно, когда дело это, от начала и до последнего листа сочинено (обойдемся без штампа «сфабриковано») следователями и оперативниками московского УБЭП-а, при активном участии заинтересованной «общественности». Из дела этого, я узнала про себя даже больше, чем из газетных публикаций, сопровождавших мой громкий арест. Обещаю, что по окончании процесса, с материалами уголовного дела сможет ознакомиться любой желающий. Скрывать и стыдиться в этом «сочинении» мне нечего.

Спасибо тем моим коллегам, которые сделали хотя бы попытку разобраться в этом поражающем некоторыми… как бы это помягче … нелепостями деле. Со многими такими «нестыковками» вы можете познакомиться на процессе.

Особая благодарность тем журналистам и изданиям, которые помогли «засветиться» некоторым соавторам (а может и заказчикам,?) этой расправы, над чересчур неугодным многим, журналистом .

Наверное, этим заказчикам надо сказать спасибо за то, что параметры сочиняемого для меня преступления не предусматривали, к примеру, сбыт наркотиков в особо крупных размерах, подготовку в лагерях шахидских боевиков, или просто причастность к судьбе какого-либо угодного для этих целей трупа. Спасибо еще, что до чемоданчика в камере хранения дело так же не дошло.

Так следствие не срывало, что при организации уголовного дела для меня, речь с самого начала шла о выборе между статьями 159 (мошенничество) и 163 (вымогательство). Первая, согласитесь, смотрелась бы совсем несуразно, для журналиста, специализирующегося на экономических расследованиях. Поэтому выбор, в конце концов, пал на вторую. Интересно, много ли в уголовной практике случаев, когда заявитель (пусть даже и подставной) прямо указывает следствию, по какой статье возбуждать уголовное дело.

Согласна, что способ исполнения заказа был выбран совсем уж примитивный: предложение журналисту материала на интересующую тему, и – скорее, скорее, чтобы не успел проверить, как все там на самом деле – предложение выкупить информацию. Тем более что из того обстоятельства, что руководимому мною сайту для нормальной работы и развития отчаянно требовалось финансирование, я секрета не делала. Ну а там уже наготове заявление о вымогательстве, подкрепленное, для пущей убедительности, беспардонной ложью. Детский мат в три хода.

Увы, столь простым осуществлением этой элементарной схемы ее исполнители обязаны вовсе не моей наивности. Такие ловушки мне расставляли и раньше. В этот раз роковым для меня оказалось то, что в роли и «массовки» и консультантов и технических разработчиков всей операции выступили те, кого я до самого последнего времени считала своими друзьями и единомышленниками и полагала, что интересы государства, которые я старалась защищать, они ставят выше чьей-то корысти. Истина о том, что предают только свои, общеизвестна. Но убеждаться в ее справедливости, поверьте, очень больно.

Да и при этом некоторые из участников разыгранного спектакля ухитрились, без моей заметьте, помощи, отличиться не самым лучшим образом уже после моего ареста. И составить у господ читающей публики прямо-таки мерзостное впечатление о себе своими высказываниями, комментариями и прочими интервью. При этом с требованиями остановить спровоцированные собственной словоохотливостью публикации ко мне обращались даже сюда, в тюрьму. «красивость» подобного в комментариях, я думаю, даже не нуждается.

«Я и сам бы хотел узнать, что и кто стоит за этим вашим делом» - «по дружески» поделился со мной, при закрытии следствия, ведущий «это дело» следователь 3-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД г. Москвы Роман Булысов. [...]

Вы ждете ответа на вопрос «кто?» (как варианты – «почему?» или «за что?»). Оставим это как основу для развития интриги, пока «за скобками». Уверена, что грамотному аналитику найти ответы на это не составит труда. Поднятая так неосторожно волна внимания и интереса к этому делу уже вынесла на поверхность многие ранее тщательно скрываемые обстоятельства. Остальных обещаю просветить позже.

После почти пяти месяцев, проведенных мною в СИЗО, [...] мне предстоит ознакомиться со всеми прелестями судебно-исполнительной системы.

«Судный день» начинается для находящегося в заключении в 4 утра. И большей частью состоит из многочасового ожидания в вонючих прокуренных тюремных «сборках» и судебных «конвойках», путешествие в грязных душных и переполненных автозаках, совершающих на маршруте объезд всех московских тюрем, постоянные унизительные обыски на каждом шагу, наручники и вооруженный эскорт для самого опасного для нашего государства (или МВД?) «преступника». [...]

Уже известно, что прокуратура будет настаивать, и всеми своими рычагами воздействия добиваться вынесения для меня однозначно обвинительного приговора. [....]

Вы можете поверить в то, что суд может вынести решение, требующее, в случае оправдания меня, чуть ли не автоматического привлечения к уголовной ответственности его сочинителей и исполнителей – по статьям УК 306 (ложный донос), 307 (лжесвидетельство), 303 (фальсификация доказательств), если среди них сотрудники МВД? [...] Не упустите возможность присутствовать [...]. Ведь у вас есть все шансы стать следующими.

Приходите. Не пожалеете.