Приговор Малину

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Приговор Малину:»)
Перейти к: навигация, поиск


Для чиновников - условное правосудие

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::28.12.2005

Малина уволили. Это самый мягкий приговор в "деле ЮКОСа"

Анастасия Корня

Converted 20503.jpg

Бывший председатель Российского фонда федерального имущества Владимир Малин

Замоскворецкий суд признал экс-главу Российского фонда федерального имущества Владимира Малина виновным в сговоре с менеджментом ЮКОСа и коммерческом подкупе. Чиновник приговорен к четырем годам лишения свободы условно. Это самый мягкий приговор во всей веренице дел, связанных с ЮКОСом: власть не захотела создавать опасный для своих представителей прецедент, считают эксперты.

Дело Малина стало результатом расследования в рамках “дела ЮКОСа”. В августе 2004 г. Генпрокуратура выдвинула против него обвинение в превышении должностных полномочий и получении коммерческого подкупа. По версии следствия, в 2002 г. Малин вступил в сговор с руководителями ЮКОСа Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, которых обвинили в хищении 20% акций ОАО “Апатит”. По инициативе Малина, утверждала прокуратура, РФФИ заключил мировое соглашение по “Апатиту”. Вместо того чтобы добиваться возвращения акций государству, фонд удовлетворился компенсацией в размере $15 млн, что нанесло государству более $47 млн ущерба. Тем самым Малин “превысил полномочия”.

Кроме того, по версии обвинения, чиновник “оказывал покровительство” предпринимателю Сослану Харебову, получившему по заниженной цене от подконтрольных ЮКОСу компаний контрольный пакет акций ОАО “Мурманский морской торговый порт”. Войдя в совет директоров компании, Малин создал Харебову “благоприятные условия для работы”. За это Харебов оказывал родственникам и знакомым Малина “услуги имущественного характера”. Например, жена Малина Зарина и ее брат Алан Исаев получили по символической цене долю в подконтрольном Харебову бизнесе, а его компания продала родителям Малиной два коттеджа в Химкинском районе по балансовой, а не рыночной стоимости (113 000 руб.). Все это было квалифицировано как коммерческий подкуп: Малин действовал не как чиновник (в этом случае ему бы инкриминировали взятку), а как представитель руководства компании.

Сам Малин и его адвокаты настаивали на полной несостоятельности обвинений: указания свидетелей на телефонные переговоры и личные встречи Малина с Харебовым сами по себе не могут являться доказательством преступного сговора. Выступая с последним словом, Малин заявил, что “все обвинение было построено на ряде легенд”. Жена Малина и ее брат имели в Мурманске свой бизнес, и связь его с Малиным ни одним документом не подтверждается. Коттеджи, купленные родственниками, на самом деле являются развалинами (см. фотографию), а землеотвода под них не сделано. “Сговор” с командой Ходорковского подтверждается только записью в блокноте секретарши ЮКОСа, что произошла встреча Малина с менеджерами компании. А $15 млн за акции “Апатита” были последним шансом государства получить хоть что-нибудь, поскольку срок исковой давности по сделке с АОЗТ “Волна” истекал.

Тем не менее судья Людмила Зубенко сочла вину экс-председателя РФФИ доказанной по всем пунктам обвинения: у суда “не возникает сомнений в объективности следствия”. Но прокурор требовал семь лет лишения свободы, Малин же получил четыре условно. Чиновнику, который до сих пор был лишь отстранен от должности, суд также запретил в течение трех лет находиться на госслужбе. Таким образом, главным итогом процесса может стать увольнение Малина из РФФИ.

Выступавший на процессе обвинителем прокурор Александр Кугляков решение суда комментировать отказался. В свою очередь адвокат Малина Вадим Свистунов заявил, что поводов радоваться не находит. “У защиты были все основания добиться оправдательного приговора”, — сказал он, добавив, что, скорее всего, решение суда будет обжаловано. Малин на оглашение не пришел — по словам адвокатов, он болен.

“Власти не хотелось создавать серьезный прецедент, который может выйти за рамки “дела ЮКОСа”, — объясняет мягкость приговора замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Слишком велики риски для бюрократической корпорации в целом, полагает эксперт, “ведь под ударом может оказаться почти каждый чиновник: мало ли кто какие документы визировал”.

Converted 20504.gif
***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::28.12.2005

4 года. Условное правосудие

Татьяна Лысова

Бывший председатель РФФИ Владимир Малин виновен по всем статьям — такое решение вчера принял Замоскворецкий суд Москвы. И приговорил виновного в коммерческом подкупе и превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий к четырем годам лишения свободы. Условно. “Значит, в этот раз без экстрима” — так среагировал на новость один из знакомых осужденного.

Обвинение было явно разочаровано: просили-то семь лет заключения. Но, как недавно пошутил президент Путин, “советский суд — самый гуманный суд в мире”. Например, вчера же китайский суд вынес приговор их министру-взяточнику — пожизненное заключение. От смерти его спасло раскаяние и возврат денег: с 1996 по 2003 г. Тянь Фэншань сумел собрать примерно $540 млн, но потратить их не смог. Малин каяться не стал — он твердо отрицал свою вину и вообще отказывался понимать, в чем ее увидела прокуратура. Пытался в рамках своих полномочий взыскать ущерб с покупателей акций “Апатита”, пока не истек срок исковой давности, — так, оказывается, взыскал мало, т. е. превысил полномочия (видимо, надо было согласовывать сумму возмещения с прокуратурой) и причинил тяжкие последствия. А еще он не выполнил рекомендации Счетной палаты вернуть Мурманскому порту причал, утраченный аж за четыре года до того, как Малин возглавил совет директоров порта. И вот за это, согласился с обвинением суд, чиновник получил деньги через жену (у нее был совместный с братом бизнес в Мурманской области), его знакомая получила “Мерседес”, а родители купили коттеджи в Подмосковье (см. статью на стр. А2). Получается коммерческий подкуп.

Из высших госчиновников подобные обвинения предъявлялись только бывшему министру юстиции Валентину Ковалеву. Тот еще со времени работы в парламенте распоряжался неким Фондом общественной защиты гражданских прав, средства в который вносили бизнесмены, желающие “решить проблемы” с правоохранительными органами. А главным аргументом в деле против министра стали показания Романа Лискина, давшего Ковалеву взятку в $40 000 за назначение советником министра (Лискин тогда был в розыске). Подтвердил этот рассказ в суде и помощник Ковалева, передававший от Лискина деньги, которые министр вроде обещал “оприходовать в фонд”, но так этого и не сделал. Деньги, пачки стодолларовых банкнот, передавались из рук в руки прямо в кабинетах Министерства юстиции. Бывший министр, советник юстиции и почетный юрист вины за собой не признал и каяться не стал. Приговор — [page_11177.htm девять лет лишения свободы. Условно.]

Убедительность обвинения в обоих случаях заметно различается, но результат, по сути, одинаков — признав-таки вину коррупционеров, суд оставляет их на свободе. Не стал Басманный суд сажать за решетку и сына бывшего главы ГУВД Московской области, виновного в вымогательстве, мошенничестве, разбое и т. д. Разбойник получил в 2001 г. 10 лет условно. Некоторым везет с “басманным” правосудием.