Приговор чиновнику Минфина Денису Михайлову

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


10 лет строго режима за "Мерседес" и разглашение гостайны

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::28.07.2006, Чиновник Минфина Денис Михайлов получил 10 лет за разглашение тайны, которую знали все

Разменная монета

Екатерина Буторина, Евгения Алешина

Converted 21932.jpg

Мосгорсуд вчера приговорил к десяти годам колонии строго режима экс-чиновника Министерства финансов Дениса Михайлова. Бывший заместитель директора департамента международных финансовых отношений, госдолга и государственных финансовых активов признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, разглашении гостайны и получении взятки в крупном размере.

Согласно приговору, взятку в виде автомобиля Mercedes передал чиновнику предприниматель, советник председателя совета директоров Межрегионального инвестиционного банка (МИБ), гражданин США Алексей Киржнев. Второго предпринимателя -- гражданина Грузии и Греции, совладельца VIP-клуба «Националь» и владельца нескольких фирм в США Теймураза Карчаву -- суд в даче взятки оправдал за недоказанностью. Однако оба предпринимателя были осуждены за незаконное пересечение госграницы и подделку документов, Киржнев при этом получил 4,5 года колонии общего режима, а Карчава -- 1 год и 9 месяцев колонии-поселения.

Адвокат г-на Михайлова уверен, что Денис Михайлов стал «разменной монетой» в игре определенных политических сил, решивших получить доступ к денежным потокам.

37-летний Денис Михайлов получил должность замдиректора департамента международных финансовых отношений, госдолга и государственных финансовых активов незадолго до своего ареста -- летом 2004 года. Директором этого подразделения в ту пору был Сергей Колотухин, считавшийся протеже Михаила Касьянова. Действующий министр финансов Алексей Кудрин, недовольный деятельностью г-на Колотухина, в сентябре 2004 года его уволил. Тогда же в отношении Колотухина и замруководителя департамента международного сотрудничества и управления долгом Евгения Чебураева было заведено уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями. Г-н Колотухин уехал за границу, и с тех пор никакой информации о ходе расследования этого дела не поступало. А состоявшийся в ноябре 2004 года арест г-на Михайлова многие связали с попытками найти компромат на бывшего премьера Михаила Касьянова.

Официально г-н Михайлов обвинялся в том, что в октябре--ноябре 2004 года передал предпринимателям Киржневу и Карчаве некую справку, содержание которой составляло гостайну. Как уже писала газета «Время новостей», по некоторым данным, речь в этом документе шла о процессе урегулирования внешнего долга Вьетнама перед Россией, и коммерсанты вполне могли использовать ее в своих личных интересах.

У стороны защиты иная точка зрения. Как рассказал г-н Жеребенков, Алексей Киржнев после иммиграции в США получил там финансово-юридическое образование, а в период дефолта, работая во многих крупных банковских структурах, помогал России получать займы и инвестиции. За это ему разрешили принимать участие в погашении задолженности иностранных государств перед Россией. Практикой допускается участие посреднических коммерческих фирм в подобных процедурах, поскольку в тех случаях, когда это не удается урегулировать на официальном уровне, фирмы могут убедить должников произвести выплаты на определенных условиях. Та самая «справка», которую Михайлов якобы передал бизнесменам, по словам г-на Жеребенкова, была передана в офис г-на Карчавы в гостиницу «Националь» по факсу. Именно эту копию и обнаружили сотрудники ФСБ при обыске.

По версии следствия, в благодарность за оказанную «услугу» чиновник получил новый спортивный Mercedes SLK 350 стоимостью 87 тыс. долл. Киржнева и Карчаву, кроме дачи взятки, обвинили еще и в незаконном переходе границы, а также подделке документов. Будучи иностранными гражданами, в нашу страну бизнесмены въезжали по российским паспортам, которые, как выяснилось во время следствия, были получены в неустановленном порядке, а сроки многократных виз к тому моменту истекли.

Процесс по делу Дениса Михайлова проходил в закрытом режиме, поскольку речь шла о гостайне. Но именно степень секретности «справки» и стала основным предметом спора между обвинением и защитой.

«Генпрокуратура возбудила это дело незаконно, по своему усмотрению, поскольку на тот момент у них не было никаких сведений о том, является ли данный документ секретным или нет», -- сказал «Времени новостей» адвокат Владимир Жеребенков. Примечательно, что выводы обвинения о содержании документа и его секретности строились на основе обнаруженной копии -- оригинал документа так и не был предоставлен суду. Защита утверждала, что документ был предназначен для внутреннего пользования, но к категории секретных не относился. Это подтверждается показаниями свидетелей -- и самого министра финансов Кудрина, и его заместителя Сергея Сторчака. «Я давал пояснения относительно справки, имевшей гриф «для служебного пользования», которая была передана Михайловым не сотрудникам Минфина. А поэтому лица, получившие ее, не имели право пользоваться ею», -- сказал министр журналистам после допроса в суде. А г-н Сторчак в свою очередь сообщил, что «информация, которая по делу проходит как секретная, на самом деле таковой не являлась -- она была давно известна другим государствам и другим иностранным посредникам».

Кроме того, адвокат Жеребенков передал слова министра Кудрина на суде о том, что «команды засекречивать данную справку не было, иначе она находилась бы в 1-м секретном отделе Минфина и оттуда никуда не смогла бы уйти». «В законе о гостайне есть перечень сведений, относящихся к категории секретных, туда входит, в частности, и информация о неурегулированных задолженностях России перед иностранными государствами. Но сведения о задолженностях других стран перед Россией туда не входят, -- отметил г-н Жеребенков. -- Кроме того, информация, содержавшаяся в той справке, была составлена на основе двусторонних соглашений между Россией и Вьетнамом, которые секретными не являлись. Деньги по этим договоренностям переводились через банк в бюджет, и соответствующие его статьи также не были засекречены. То есть кроме других государств, сотрудников Минфина и сотрудников банка об этом знали и депутаты Госдумы. Отсюда можно предположить, что об этом мог узнать любой человек».

Г-н Михайлов наотрез отказался признавать, что получил от предпринимателей такой дорогой подарок. Он заявил в суде, что действительно дружил с Киржневым, но Mercedes'ом ему дали просто попользоваться, а потом по просьбе друзей он поставил его в свой гараж на хранение. «Суд смешал личные взаимоотношения и уголовно-правовую плоскость» -- так, по словам г-на Жеребенкова, заявил Денис Михайлов в своем последнем слове.

Тем не менее суд признал г-на Михайлова виновным по всем вмененным ему статьям УК -- злоупотреблении полномочиями, разглашении гостайны и получении взятки. Но взяткодателем был признан только Киржнев. А что касается г-на Карчавы, то он, как стало известно «Времени новостей», сел в тюрьму за «одно угу». Дело в том, что доказательством его причастности к получению «справки» служила распечатка прослушиваемых спецслужбами телефонных переговоров между предпринимателями. В одной из таких бесед Киржнев якобы сказал Карчаве, что получил необходимые документы, а тот ответил: «Угу». И только поэтому стал соучастником преступления. Вчера суд оправдал его по обвинению в даче взятки «за недоказанностью». И хотя г-н Карчава был осужден за незаконный переход границы и подделку документов, ему, можно сказать, повезло. Суд приговорил его к году и девяти месяцам в колонии-поселении, а учитывая то, что он пребывает в СИЗО с ноября 2004 года, уже через месяц его должны выпустить.

Г-н Киржнев, для которого обвинение просило семь лет лишения свободы, по приговору суда получил 4,5 года колонии общего режима. Наказание же, избранное для Дениса Михайлова, повергло его родственников и адвокатов в шок -- десять лет строго режима. Такого не ожидал никто, хотя прокурор и требовал еще на два года больше.

Адвокат Жеребенков намерен обжаловать приговор в Верховном суде, хотя надежды на успех у него небольшие. «Михайлова сделали козлом отпущения, -- сказал он. -- Речь шла о больших деньгах, и кто-то решил ими воспользоваться, и теперь денежный поток пошел в другом направлении». По мнению адвоката, данное дело может стать предметом рассмотрения как Конституционного суда, так и Европейского суда по правам человека. «Во всем мире уже нет такого понятия как «гостайна», есть понятие «конфиденциальность». Правоохранительные органы часто понимают ее ложно. Отсюда появилась эта шпиономания, которая в последнее время приобретает все больший размах. И потом, какая же это гостайна, если об этом знают все?» -- сказал г-н Жеребенков.

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::28.07.2006, 10 лет за справку. Получил бывший чиновник Минфина

Анастасия Корня, Александра Петрачкова, Филипп Стеркин

[...] Дело Михайлова стало побочным продуктом интереса оперативников к экс-премьеру Михаилу Касьянову, в свое время активно участвовавшему в управлении внешним долгом страны, полагает источник, знакомый с материалами следствия. Операция носила кодовое название “Майкл”. В оперативной разработке Управления “К” ФСБ оказался Киржнев, принимавший активное участие в операциях с задолженностью Вьетнама. Коммерческим структурам переуступалась часть долга с дисконтом, они получали право приобретать в счет задолженности вьетнамские товары. Киржнев в телефонном разговоре с Корчавой обмолвился, что у Дениса плохое настроение и ему надо подарить “маленькую машинку”. Михайлов от подарка отказался, и “Мерседес” зарегистрировали на имя телохранителя Киржнева, а Михайлову оставили “покататься”, пока не пристроят.

Председатель комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью силовых структур Анатолий Кучерена не может припомнить случаев, когда чиновников такого уровня карали бы столь жестко. В 2001 г. Мосгорсуд приговорил экс-министра юстиции Валентина Ковалева к девяти годам условно, признав его виновным в хищении имущества и неоднократном получении взяток в крупном размере. Начальник Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны Георгий Олейник был приговорен к пяти годам за превышение полномочий при продаже принадлежавших Минобороны гособлигаций по заниженной цене (ущерб бюджета - $60 млн).

Серией громких “шпионских” процессов власть проводит “профилактику по отраслям” и указывает чиновникам пределы, за которые заходить нельзя, говорит замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Финансовому ведомству послан сигнал, что подработка на инсайде будет караться жестко, говорит Макаркин. Дел, где крупные чиновники фигурируют в качестве взяточников, мало, так что судебная практика пока не сложилась, подчеркивает представитель Верховного суда Павел Одинцов.[...]

Как сажали в СССР

В СССР громкие коррупционные дела случались нечасто, но заканчивались жестко, напоминает адвокат Михаил Бурмистров. В 1989 г., например, за получение взяток были осуждены первый замминистра внутренних дел СССР Юрий Чурбанов (90 000 руб., 12 лет) и замминистра внутренних дел Узбекистана Нахум Бегельман (45 000 руб., девять лет). [...]