Придавленные «газоскребом»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Петербурге судят археологов, нашедших Ниеншанц и русскую крепость 13 века: они отказались подписать акты для строительства «Охта-Центра»

1291287435-0.jpg В Петербурге в четверг начался уникальный судебный процесс. Впервые в России предъявлен иск археологам, которые обнаружили ценные объекты культурного наследия и отказались разрешить их уничтожение. Речь идет о шведских крепостях Ниеншанц и Ландскроне и древнерусской крепости времен Невской битвы на Охтинском мысу. Остатки этих крепостей являются одними из главных препятствий для строителей небоскреба «Газпрома». Крепости считались уничтоженными еще при Петре I, но руководитель экспедиции Петр Сорокин выяснил, что они удивительно хорошо сохранились. И отказался подписывать акты под застройку. Теперь заказчик строительства обвиняет археологов в неисполнении договора.

О беспрецедентном процессе над археологами рассказал в интервью «Газете.Ru» Василий Нефедов, сотрудник Института археологии РАН.

Как рассказывает ученый, санкт-петербургская экспедиция института «Наследие» по договору со строителями работала на Охтинском мысу с 2006 по 2009 год. Помимо раскопок и написания научных отчетов руководство экспедиции должно было подписать акты о передаче исследованных площадей под застройку.

Когда выяснилось, насколько хорошо там сохранились остатки средневековых крепостей, известных по разным историческим документам, руководитель экспедиции Петр Сорокин отказался подписывать эти акты. По словам Нефедова, после этого Сорокина «просто выгнали» с работы. Теперь, утверждает ученый, чтобы дезавуировать его позицию, «Газпром» хочет обвинить Сорокина в неисполнении договора, что экспедиция ничего не сделала, все достигнутые результаты ничтожны, и каким-нибудь образом вырулить на то, что объектов культурного наследия там нет.

Официально Ниеншанц считался уничтоженным еще во времена Петра I. После закладки Петербурга шведская крепость была объявлены срытой. Однако глава экспедиции Петр Сорокин еще в начале девяностых годов обнаружил следы крепости, поверх который был выстроен советский завод. Когда территория была отдана под строительство злополучного «Охта-центра», заказчик был обязан оплатить раскопки, поскольку это охранная зона, объекта археологического наследия. Петр Сорокин использовал этот шанс найти следы средневековых сооружений, считавшихся уничтоженными.

В настоящий момент вскрыта почти вся площадь в границах строительного участка, и выяснилось, что сохранность двух строительных периодов крепости Ниеншанц 17-го века и еще более древней крепости Ландскрона рубежа 13-14 веков оказалась гораздо лучше, чем можно было предположить. Оказалось, что при строительстве заводских корпусов не были повреждены древние сооружения. Корпуса стояли на бетонных сваях или неглубоких ленточных фундаментах, при их строительстве почти ничего не уничтожили. По оценкам, сделанным санкт-петербургской экспедицией, рвы и нижняя часть стен и бастионов Ниеншанца сохранились по всему периметру на высоту до четырех метров.

В центре еще более древней шведской крепости Ландскроне стоял деревянный донжон размером 6х6 метров. Его подземная часть полностью сохранилась на глубину четыре метра. В шведской «Хронике Эрика» 14-го века рассказывается, что это было последнее укрытие защитников Ландскроны. Когда русские ворвались в крепость, рыцари спрятались в подвале башни и сидели там, пока не сдались, рассказал в интервью археолог.

Всего на месте, где госмонополия собирается выстроить четырехсотметровый небоскреб, найдены прекрасно сохранившиеся остатки четырех крепостей – трех шведских и одной русской, которые последовательно сменяли друг друга на одном и том же месте. Под этими крепостями в более нижних отложениях выявлены остатки двух, а может быть, и большего количества стоянок эпохи неолита вместе с деревянными сооружениями, которым уже от трех до шести тысяч лет.

Самая древняя из обнаруженных крепостей датируется 13-м веком. Историки предполагают, что его построили новгородцы в эпоху Александра Невского, возможно, сразу после Невской битвы, чтобы закрепить за собой этот регион – устье Невы – и предотвратить дальнейшие попытки шведов вернуться.

«В результате получается целый комплекс крепостей, историко-археологический и, замечу, военно-мемориальный комплекс. Здесь геройски погибали русские воины и в начале четырнадцатого, и в начале восемнадцатого века. Он, среди прочего, показывает, что Петербург сам по себе – не случайность. Вот, говорят, построили город на болотах… Ничего подобного: это место до этого столетиями осваивалось правительствами двух стран, шведским и русским», – говорит историк Нефедов. По словам археолога, последняя из крепостей, шведский Ниеншанц, русская армия взяла за одну ночь в мае 1703 года. После щтурма несколько шведских военных кораблей подошли к крепости, не зная о смене власти, и были захвачены русскими. Это стало первой морской победой России над Швецией в Северной войне. За нее Петр Первый и Меншиков получили ордена Андрея Первозванного. «Есть и медаль, посвященная взятию этих кораблей: знаменитая «Небываемое бывает». Девиз «Охта-центра» «Небывалое бывает» содрали как раз с этой медали. Это вообще верх цинизма», – возмущен историк.

Оригинал материала

«Новый регион» от origindate::02.12.10