Прием закончен?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Премьеру Зубкову задолго до выборов дали понять, кто в Белом доме главный

1204280403-0.jpg По словам одного из сербских чиновников, недавний приезд Дмитрия Медведева в Белград стал одним из редких визитов на столь высоком уровне за последнее время. В Венгрии преемника встречали, как президента. О действующем премьере Викторе Зубкове почему-то никто не вспомнил.

Как отмечают некоторые российские СМИ, грань между «преемником» и «передатчиком» высшей государственной власти начала стираться задолго до старта предвыборной кампании. Ярче всего это было заметно в его поездках. Если раньше Медведев, инспектируя ход реализации так называемых «национальных проектов», ездил как обычный правительственный чиновник, то с осени 2007 года его вояжи приобрели совершенно другое значение. Поездка в осажденную Западом Сербию, по ехидному замечанию одного писателя, «с той же целью, что и полет г-на Путина в Чечню (помните, на истребителе, чтоб круче было) в начале 2000 года», стала апофеозом преждевременной державности вице-премьера. И, может быть, началом конца карьеры председателя правительства Зубкова.

«Полупрезидентский визит» Медведева был не первым и не последним. Как пишет журнал The New Times, туры по России преемник начинал из закрытого правительственного аэропорта Внуково-2 на президентском лайнере Ил-96, приписанному к державной авиакомпании «Россия». Кроме того, Дмитрию Медведеву была выделена охрана из Службы безопасности президента, хотя до этого первого вице-премьера охраняла небольшая группа сотрудников ФСО. И каждую его поездку освещал собственный пул телевизионщиков, по многочисленности и составу не уступающий президентскому. В результате, в СМИ кандидат Медведев упоминался, по разным подсчетам, минимум в пять раз чаще кандидатов Жириновского, Богданова и Зюганова.

Эффект от таких поездок просчитать несложно. Россияне четко поняли, «кто тут главный». Еще со времен незабвенного Леонида Ильича наш народ привык к образу большого начальника, шествующего по цеху завода или в междурядье колхозного поля на очередную встречу с избирателями. Совсем недавно в такой роли выступал премьер Зубков. Теперь ему остается скромно ждать отставки вдали от телевизионных камер и реальных рычагов власти. Чиновничество, увидев размах и роскошь вице-премьерского кортежа, уже давно сделало правильные выводы. Тем не менее, неформальная передача державных атрибутов может сыграть дурную шутку со всей нынешней системой государственного управления. А именно – лишить правительство заметной части легитимности, снизив роль его будущего председателя Путина. Как, впрочем, и всей российской «властной вертикали».

Как утверждают журналисты оппозиционных изданий, одного факта использования президентского «борта» в большинстве стран мира было бы достаточно для обвинения кандидата в использовании преимуществ должностного положения. Самолет из государственного гаража согласно внутренней иерархии российского руководства положен только президенту, премьеру и двум председателям палат парламента. Более того, Медведеву был выделен не только личный самолет, но и так называемый передовой борт—дополнительный лайнер для свиты и журналистского пула, который летит перед основным. Кроме Медведева передовой борт сопровождает только главу государства, которым первый вице-премьер пока еще не является. Оговорка, придуманная в «Единой России», , что во все поездки Медведев ездит как первый вице-премьер, а не как кандидат, значения не имеет. Закон о выборах президента прописывает в статье 40, что кандидаты не вправе использовать преимущества своего должностного положения. К ним относится и использование транспортных средств, находящихся в государственной и муниципальной собственности, то есть это прямо запрещено делать и является основанием для отмены регистрации кандидата.

Впрочем, как отмечает все тот же журнал The New Times, никто из так называемых соперников кандидата оспаривать действия преемника и не пытался. Проигрыш потерпели коммунисты, пытавшиеся доказать, что кандидата Медведева федеральные каналы ТВ показывают в разы больше, чем остальных. Рассыпавшись в извинениях, забрали свой протест «соколы Жириновского». Затерялся, выставив вместо себя на поругание противникам, странный кандидат Богданов.

Единственными, кто заметил все нарушения державного «преемника», стал недружелюбный Запад. Еще не став главой государства, преемник успел получить несмываемый ярлык «ставленника» и «марионетки». Что уж тут говорить об «опоре на широкие народные массы». Такую «свинью» вице-премьеру могли подложить только враги. Или те, кто желает и дальше оставаться его непосредственным начальством. Благо, сделать это будет достаточно просто. Усилиями собственного предвыборного штаба, любое начинание нового президента отныне строится на зыбком песке «административного ресурса». А такое масштабное использование служебного положения случается только от глубокой личной неуверенности. Для вице-премьера было бы гораздо приличнее до конца исполнять формальную, но законную роль чиновника. К примеру, не забывать, что его непосредственным начальником является председатель правительства Зубков.

Руслан Рифатов