Признаки умерщвления

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Признаки умерщвления По факту смерти юриста Магнитского возбуждено уголовное дело

"Московское управление СКП вчера возбудило уголовное дело по факту смерти юриста британского инвестиционного фонда Hermitage Capital Management (НСМ) Сергея Магнитского, 16 ноября скончавшегося в тюремной больнице столичного СИЗО «Матросская Тишина». Причем информация о новом уголовном деле появилась вскоре после того, как президент Дмитрий Медведев поручил провести расследование обстоятельств смерти г-на Магнитского. Причем дано поручение было вовсе не СКП, а Генпрокуратуре и Минюсту, но следователи, очевидно, решили не отставать от надзорных органов. Резвость СКП, очевидно, объяснялась стремлением исправить прежнюю «политическую» ошибку -- до того, как на смерть г-на Магнитского обратил внимание президент Медведев, ничего необычного в ней следователи не усматривали. Что стало причиной смерти Сергея Магнитского, находившегося под арестом по делу о неуплате налогов структурами НСМ, до сих пор не установлено. В Следственном комитете (СК) при МВД, который расследовал его уголовное дело, ранее заявили, что 37-летний юрист на здоровье якобы никогда не жаловался и умер, вероятно, от сердечно-сосудистой недостаточности. При этом было особо отмечено, что никаких официальных ходатайств или обращений в связи с ухудшением его здоровья ни от самого г-на Магнитского, ни от его защиты не поступало ни следователю, ни представителям СИЗО. Такая позиция следствия вызвала возмущение защиты г-на Магнитского, адвокаты которого не раз сообщали о «нечеловеческих условиях», в которых он содержался в СИЗО. На следующий день после его смерти адвокат Дмитрий Харитонов заявил «Времени новостей»: «У него несколько раз были приступы, сопровождаемые болью в груди, и мы неоднократно жаловались следователям. А уж жалобы к руководству СИЗО и сосчитать нельзя. Я даже не знаю, почему в СК говорят, что таких жалоб не было». По словам г-на Харитонова, последнюю жалобу он подавал в сентябре, и следователь СК Олег Сильченко, который вел дело г-на Магнитского, во всех просьбах, в том числе о проведении медобследования обвиняемого, отказал. После смерти г-на Магнитского адвокат Харитонов сразу же направил жалобу в Генпрокуратуру с просьбой провести проверку в отношении администрации СИЗО и следователей, которые, по его мнению, фактически уморили человека. Причем, по словам адвоката, причиной смерти юриста НСМ стала вовсе не сердечно-сосудистая недостаточность, а, по предварительным данным, «токсикологический шок и панкреонекроз» -- тяжелые заболевания желудка и поджелудочной железы. Генпрокуратура и московское управление СКП позже подтвердили, что проверку такую они проводят, отметив, правда, что оснований для возбуждения уголовного дела в связи со смертью г-на Магнитского пока не усматривается. Однако уже через два часа после президентского поручения концепция резко изменилась, и в том же московском управлении СКП в происшедшем уже «срочно» усмотрели признаки преступления, причем сразу по двум статьям УК РФ -- 124-2 (неоказание помощи больному) и 293 (халатность). На печальную участь г-на Магнитского обратили внимание Дмитрия Медведева члены Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, с которыми он встретился в понедельник. Подняв тему необходимости кардинальной модернизации всех силовых органов, «где поборы стали нормой, а издевательство над гражданами -- обыденностью», глава совета Элла Памфилова в качестве одного из примеров и привела историю Сергея Магнитского. Происшедшее с ним г-жа Памфилова оценила как «убийство и трагедию»: «Это страшная трагедия, когда 37-летний юрист погибает, еще не будучи признан преступником, а только под следствием». В связи с этим уже вчера г-н Медведев поручил генпрокурору Юрию Чайке и министру юстиции Александру Коновалову не только разобраться в причинах смерти юриста НСМ, но и провести проверку качества медицинской помощи, оказываемой в российских тюрьмах, а также проанализировать практику арестов лиц, впервые совершивших экономические преступления. Стоит отметить, что история Сергея Магнитского вовсе не уникальна -- смерть арестантов в российских тюрьмах не является беспрецедентным событием. Тем не менее вполне закономерно, что его кончина вызвала такой резонанс. Г-н Магнитский был не простым арестантом, впервые попавшим под следствие по экономическому обвинению, а фигурантом скандального уголовного дела, за которым внимательно следили не только в России и не только правозащитники, но и крупнейшие мировые инвесторы. Сергей Магнитский как юрист представлял интересы фонда НСМ, который еще с середины 90-х годов являлся крупнейшим игроком на российском инвестиционном рынке. В конце 2005 года у НСМ и его основателя и руководителя Уильяма Браудера неожиданно начались проблемы с российскими властями, которые, ничего официально не объясняя, начали его постепенно вытеснять из страны. Сначала было отказано во въезде в РФ самому г-ну Браудеру, а в мае 2007 года в отношении него и его структур было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов на 500 млн рублей. В НСМ всегда утверждали, что это дело сфальсифицировано, чтобы прикрыть крупную махинацию по рейдерскому захвату нескольких фирм фонда, через которые впоследствии из бюджета было похищено более 5 млрд руб. При этом в НСМ заявляли, что к тем махинациям имели отношение ряд высокопоставленных чинов, в том числе и из правоохранительных органов, и еще до ареста г-н Магнитский на этот счет открыто давал показания и готовил жалобы в разные инстанции. Усилия НСМ и его юриста ни к чему не привели, но осенью 2008 года по делу о неуплате налогов был арестован сам г-н Магнитский. При таком развитии событий для многих на Западе, как в политических, так и деловых кругах, дело против НСМ служило одним из важных показателей инвестиционного климата в России. Смерть же Сергея Магнитского, причем при столь неоднозначных обстоятельствах, естественно, нанесла еще один удар по имиджу страны в глазах иностранных инвесторов. Сам г-н Браудер вскоре после смерти своего сотрудника оценил происшедшее так: «По сути они (следователи и представители СИЗО. -- Ред.) сказали ему (Магнитскому. -- Ред.), что если он подпишет ложные признательные показания, тогда ему предоставят медицинскую помощь. В противном случае никакой помощи не будет. Он был их заложником, и они убили своего заложника, отказав ему в медицинской помощи». О неординарности «дела Магнитского» говорит и тот факт, что вчера реакцию президента Медведева на него отметил и комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. «Мне кажется, президент вмешался, потому что хотел продемонстрировать, что на самом высшем уровне существует озабоченность в связи с такого рода случаями, -- сказал он. -- И я приветствую тот факт, что он решил вмешаться в это дело. Нужно надеяться, что такого рода расследования будут проводиться автоматически в рамках правил процедуры и не будут требовать вмешательства со стороны президента страны». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации