Призрак Чернобыля уже материализовался

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::13.08.2002, Фото: erco.ru

Воспоминания о будущем

Призрак Чернобыля уже материализовался

Матвей Спицын

Converted 13353.jpg
Исполнительный директор концерна Росэнергоатом
Сергей Иванов

Едва заняв кресло министра атомной энергетики, г-н А. Румянцев заявил, что отрасль нуждается в срочном реформировании. А для этого, дескать, надо всем пахать и пахать. И привел с собой команду, каждый из членов которой, как оказалось, мог выполнять сразу несколько обязанностей. Так, Сергей Иванов, новый исполнительный директор концерна Росэнергоатом , умудряется сидеть сразу на четырех cтульях. Кроме вышеуказанной должности, он является руководителем Энергетической русской компании, ее же крупнейшим акционером, а также считается собственником одной из турбин на четвертом энергоблоке Балаковской АЭС.

Вообще-то, это называется очевидное - невероятное. Как известно с 1995-го года атомная отрасль у нас является стопроцентно государственной. Но, похоже, Александр Румянцев решил проигнорировать это положение. Да и пригласил он многорукого сотрудника не зря. Ибо Иванов - из тех, про кого в тридцатые годы говорили: Мы рождены, чтоб сказку сделать былью . А применительно к нашей времени и рассматриваемой ситуации можно сказать так: Мы рождены, чтобы сказку сделать пылью (радиоактивной) . И то, что во имя своих разнообразных интересов он может поставить страну под угрозу катастрофы, аналогичной Чернобылю, Сергей Иванов доказал еще в прошлом веке.

Как известно, государственных инвестиций не хватает никому, в том числе и атомной отрасли. Самый оптимальный выход привлечение внебюджетных средств через приватизацию непрофильных активов: строительных, снабженческих, сбытовых и других организаций. Однако, господин Иванов пошел другим путем - приватизации самих станций. А это уже совсем другое дело. Представьте себе на минуту, что какая-нибудь АЭС является АО, ТОО, ООО, вообще частным или частно - государственным предприятием. И между владельцами возникает конфликт, к примеру, типа событий на Выборгском ЦБК или Качканарском ГОКе. Читатели, наверное, помнят те сражения двухлетней давности. И можно легко догадаться, что бы случилось, если бы обслуживающий персонал реакторов по сигналу тревоги побросал бы свои рабочие места и, вооружившись арматурой и прочим подсобным инструментом, с пением Интернационала двинулся на классовый бой. Именно поэтому, во Франции, на родине авторов пролетарского гимна, где 80% электроэнергии обеспечивают атомные электростанции, несмотря на давно победивший капитализм, все АЭС являются государственными и чужие там не ходят.

Сергей Иванов это, конечно, знал, однако решил поэкспериментировать. А может, просто заработать денег.

В 1992-м при его непосредственном участии была создана так называемая Энергетическая русская компания (ОАО ЭРКО), где он впоследствии стал генеральным директором и генератором идей. В число ее акционеров в добровольно-принудительном порядке были оформлены все работники АЭС, соответственно, руководство Росэнергоатома одновременно почти в полном составе стало руководством ЭРКО. Получилась этакая народная компания, своего рода ядерный МММ. Было заявлено, что собранные средства помогут отрасли не только пережить тяжелые времена, но и начать развиваться, что, естественно, принесет акционерам немалую прибыль.

Действительно, отрасль, брошенная государством, переживала тогда кризис, поэтому выхода у работников не было. И нельзя сказать, что ЭРКО-МММ было чистой аферой. Во всяком случае, даже рядовые акционеры кое-какие дивиденды получали, а уж сколько получал владелец 10-процентного пакета Иванов ( самый крупный акционер) при 80 тысячах держателей акций, можно себе представить. Одно время ОАО даже закупала оборудование для атомных станций, не забывая, правда, оставлять его в своей собственности.

Излишне говорить, что для руководства Росэнергоатома (оно же руководство ОАО ЭРКО) наступили веселые времена. Отрасль еле сводила концы с концами, зато на Рублевке вырос целый городок внушительных коттеджей ее руководителей. Известную фельетонную репризу: Мне в Париж по делу срочно Сергею Иванову удалось воплотить в реальность с легкостью необычайной. На еженедельные производственные совещания руководители Росэнергоатома (в роли руководителей ЭРКО) летали в различные европейские столицы. Зарплаты как члены совета директоров ОАО они себе устанавливали, какие хотели. И все бы было хорошо, если бы не закон об атомной энергетике от 1995-го года. После его вступления в силу отрасль и особенно ее руководство оказались в очень интересном положении. К примеру, директор АЭС как госслужащий был обязан добиваться максимального снижения арендной платы за оборудование, находящегося в собственности ЭРКО, а как акционер ОАО наоборот, ее повышения. К тому же как член совета директоров ЭРКО (а все руководители АЭС таковыми и являлись) должен был сам с директором АЭС, то есть сам с собою, вести переговоры о ставке арендной платы и заключать договор. Это порой приводило к ситуациям, просто анекдотическим.

Так, в конце 2000-года ОАО ЭРКО (гендиректор Сергей Иванов, ) подает иск в Саратовский арбитражный суд на Балаковскую АЭС (директор Павел Ипатов, он же член совета директоров ОАО), требуя возместить задолженность по аренде за ту самую легендарную турбину. Гендиректор побеждает своего коллегу по ЭРКО и суд принимает решение снять со счетов АЭС 140 миллионов рублей. В ответ, г-н Ипатов, обидевшись, обращается с протестом на действия своего гендиректора в Высший арбитражный суд, который отменяет определение своих саратовских коллег.

Идет череда взаимных исков, в результате чего Балаковская АЭС теряет 220 миллионов рублей.

Попутно Сергей Иванов приглашает в свое ведомство людей не только не связанных с отраслью, что ранее было невозможно представить, но и с весьма сомнительной репутацией. В частности, его заместителем становится скандально известный специалист по грин-мейлу, хозяин компании Вашъ финансовый попечитель (ВФП) Василий Бойко. Сей господин прославился тем, что, используя несовершенство законов, он с помощью юридической казуистики конфисковывал в пользу миноритарных акционеров солидные куски собственности крупных компаний. Среди пострадавших были такие гиганты как Автоваз, Иркутскэнерго. Но самую громкую славу Василий Бойко стяжал на захвате принадлежащего Северстали Оленегорского ГОКа. Понятно, что такие дорогостоящие операции оплачивали не миноритарии (им покупка нескольких судов просто не по силам), а конкуренты по отрасли, желающие перехватить у Северстали стратегического поставщика сырья. Во всем цивилизованном мире такой корпоративный шантаж признан преступлением, у нас же люди, им занимающиеся, наоборот, делают успешные карьеры. И это при том, что против ВФП и аффилированных с ней структур неоднократно возбуждались уголовные дела по неуплате налогов и незаконному вывозу капитала за рубеж. Часть этих дел не закрыта и до сих пор.

Г-н Бойко и в Роэнергоатоме занялся любимым делом и решил отнять в свою пользу у банка Нефтяной контрольный пакет акций Севзапатомэнергостроя - генерального подрядчика строительства Калининской АЭС . После череды судов, выносивших прямо противоположные решения, Бойко и компания приступили к силовым действиям. Варварские нравы, от которых уже успели избавиться даже в металлургии и целлюлозно- бумажной промышленности, воцарились теперь в атомной отрасли. Чем чреваты силовые действия на территории АЭС, мы уже говорили. Но дело не только в этом. В результате бойкой деятельности Бойко, связанной, прежде всего с перехватом у Нефтяного шести миллиардов рублей, которые были выделены государством в этом году на строительство АЭС, стройку залихорадило.

Дело в том, что Нефтяной , через который проходили основные платежи по финансированию Калининской АЭС, обещал привлечь в строительство АЭС полтора миллиарда рублей и, естественно, хотел бы контролировать их освоение. Но благодаря усилиям господина Бойко, жаждущего подмять под себя все финансовые потоки, эти полтора миллиарда могут и не появиться, что, скорее всего, приведет к срыву рассчитанных сроков строительства. А каждый день простоя при сооружении такого объекта неизбежно увеличивает риск тяжелых последствий при возможной аварии. В, частности, бетон на внешней оболочке реактора начинает напоминать слоеный пирог, покрывается микротрещинами, теряет прочность со всеми вытекающими в буквальном смысле - отсюда последствиями в случае нештатной ситуации. А уж если на такой реактор обрушится, к примеру, ферма перекрытия, плохо закрепленная из-за того, что монтаж неоднократно прерывался, то кошмар Чернобыля станет вполне реальным. Но Чернобыль был далеко от Москвы, а Тверская область рядом. Что будет, если, не дай Бог, радиационное облако двинется в сторону столицы Василий Бойко не атомщик: он может просто этого не знать, но ведь его руководители профессионалы. Они-то должны понимать.

Понимают ли? Министр Румянцев вроде понимает. Узнав о наличии частного оборудования на АЭС, он, как показалось, искренне возмутился: Если поругаются директор станции и владелец турбинного зала и последний не захочет принимать пар, что тогда будет ? Отвечаем: успеют быстро заглушить реакторы - будет лишь зимнее Приморье, не успеют рванут сразу несколько реакторов и будет покруче Чернобыля.

Да, министр это понимает, но действует довольно странно. Скажем, Смоленская и Тверская областные прокуратуры, направив в суды иски по поводу своих АЭС, добились принципиального решения о возвращении государству оборудования, находящегося в собственности ЭРКО, хотя и за немалые деньги. А что же частная балаковская турбина? Не успела Генпрокуратура заняться проверкой ее статуса, как тут же глава ЭРКО Иванов был назначен стал главой Росэнергоатома - в результате процесс как-то затормозился. Теперь идут туманные разговоры о том, что передача турбины государству не такое простое дело, что на это уйдет года три, а то и все пять лет Ситуация, как видим, просто заматывается . Да и сам министр вдруг заговорил о том, что можно и даже нужно приватизировать оборудование АЭС, в том числе и турбины, за исключением самих реакторов. Судя по всему, балаковская турбина еще не скоро будет возвращена госудасртву. По крайней мере, до тех пор пока на атомном хозяйстве сидит господин Румянцев, акционер и фактический хозяин ЭРКО Сергей Иванов может продавать директору Росэнергоатома Сергею Иванову эту турбину сколь угодно долго и за какие угодно деньги

P.S Когда материал готовился к выпуску, в газете Ведомости было опубликовано сообщение, что Росэнергоатом достиг соглашение с ЭРКО и ее собственность, приобретенная в свое время за 2 млн. долларов будет выкуплена концерном за 900 миллионов рублей (примерно 30 миллионов долларов). Очень неслабо, ничего не скажешь. Однако, какое имущество будет передано, в материале не уточняется. Да и первоначальная стоимость имущества 2 миллиона долларов, до стоимости турбины как-то не дотягивает: она одна стоит больше зеленых . Не исключено, что речь в договоре шла только об оборудовании Калининской и Смоленской АЭС. Но даже если это не так, то 27 миллионов чистой прибыли, не считая арендной платы это тоже весьма неплохо. Похоже, частный бизнесмен Иванов начисто переиграл госслужащего Иванова. То есть все получилось по нашему прогнозу, хотя это нас совсем не радует.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif