Приключения «Флинта»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Приключения «Флинта»

FLB: Сегодня уже обычное дело, если владельцем судна, которое задержано за расхищение ресурсов государства, окажется государство

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

"Многие думают, что промысел краба – это бизнес для избранных. А на самом деле им может заняться любой. Все просто. Идешь в Росимущество. Берешь там в аренду конфискованный краболов за 120 – 180 тысяч рублей в месяц. И начинаешь зашибать миллионы! - пишет журналист Кирилл Маренин на своем авторском сайте, раскрывая теневую сторону такого бизнеса.

Оказывается, при заключении договора аренды никто не спросит, есть ли у вас квоты или опыт эксплуатации морских судов. Потому что это не важно. Важно иметь хороших друзей. Если один из них работает в Росимуществе, второй – в погранслужбе, а третий занимается коммерцией в Японии, Корее или США, то дела пойдут как надо.

Приключения «Флинта»

В январе 2011 года жительница Петропавловска Анна Можайкина создала компанию «Волна». А уже через два месяца «Волна» стала судовладельцем, взяв у камчатского управления Росимущества в аренду конфискованный краболов «Флинт», который ржавел у причала СРВ.

На фото: Тот самый "Флинт"

В августе 2011 года «Флинт» по указанию Можайкиной прибыл в южнокорейский порт Мукхо, где был подготовлен его арест якобы за долги предыдущего собственника. Так судно вывели из-под юрисдикции России.

5 сентября «Флинт» вышел из Мукхо в неустановленном направлении и пропал. То есть был фактически похищен у нашего государства. Но оно об этом не узнало. Росимущество делало вид, что продолжает распоряжаться шхуной, будто она все еще стояла в порту Петропавловск.

Той же осенью руководитель камчатского управления Росимущества Андрей Фоменко передал «Флинт» в хозяйственное ведение ФГУП «Приволжский». После чего «Приволжский» продлил договор аренды судна с ООО «Волна». Хотя к тому моменту след краболова давно простыл.

Где он находился в течение последующих двух лет, чем промышлял, нам не известно. Зато известно, что с сентября 2011 года в японском порту Вакканай неоднократно видели краболов, очень похожий на «Флинта», но под другими именами (сначала – «Эклипс», потом – «Чонгар»). Он доставлял туда полные трюмы краба (скорее всего, незаконно добытого в России).

В 2013-м наше государство наконец осознало, что у него украли пароход. ФСБ возбудила уголовное дело. В городском суде Петропавловска мне предоставили возможность ознакомиться с ним. Самая захватывающая часть – материалы предварительного следствия. Правда, пришлось подписать обязательство о неразглашении этих сведений. Могу только сказать, что в деле засветились весьма авторитетные бизнесмены Дальнего Востока, которые приложили руку к судьбе похищенного краболова. Отдаю должное нашим спецслужбам. Они знают об этих гражданах все, вплоть до самых интимных деталей личной жизни. Но в обвинительное заключение попала лишь малая толика фактов, собранных следствием. Обвинение было предъявлено только А. Можайкиной и только по факту хищения. Суд, решая вопрос о ее наказании, ограничился штрафом в миллион рублей, который был уплачен на следующий день.

А что же «Флинт»? В июле 2013 года он вернулся из Вакканая в Петропавловск. И с того времени снова благополучно ржавеет у причала СРВ. Вопрос о том, кто его использовал два года с момента похищения и в каких целях, остался открытым.

Краболовы с ул. Ленинградской

Стоит упомянуть, что офис ООО «Волна» находился в Петропавловске на ул. Ленинградская, 33-а. Этот адрес на некоторое время превратился в центр крабового бизнеса Камчатки, став штаб-квартирой еще трех ООО, которые имели к этому бизнесу отношение: «Алеут», «Беринг», «Чатка». Между ними существовало множество явных и скрытых связей. Например, в учредителях «Алеута» и «Беринга» значились родственники (либо однофамильцы с одинаковым московским адресом). И там, и там гендиректором стал Александр Козлов, а исполнительным директором – уже знакомая нам Анна Можайкина.

Организуя промысел, эти фирмы сделали ставку на краболовы американской постройки. Один из них под названием «Тигиль» являлся, как и «Флинт», государственной собственностью. Он был передан Росимуществом в аренду фирме «Алеут» в 2010 году. Два других – «Бристоль» и «Саяны» – бывшие суда краболовного холдинга «Восточные рыбные ресурсы», почившего после ареста его руководителей в 2007-м. Они перешли к ООО «Чатка». Четвертый краболов – «Капитан Басов» (ООО «Беринг»).

До недавнего времени эти суда появлялись у западной Камчатки, в районах, близких к промысловым скоплениям камчатского краба, но официально крабовый промысел не вели. А чем они занимались не официально, знали только на ул. Ленинградской, 33-а. Судя по всему, работа у них кипела. Но вскоре нашим героям в Охотском море стало тесно.

В конце 2013 года «Тигиль», оставаясь имуществом Российской Федерации, убыл в США. Информация о его дальнейшем маршруте и деятельности за 2014 год засекречена. Центр системы мониторинга рыболовства и связи отказался мне ее предоставить, ссылаясь на коммерческую тайну.

А «Саяны» с «Бристолем» под литовскими флагами объявились в Баренцевом море, в анклаве за пределами 200-мильных зон России и Норвегии. Этот анклав будто специально для них создан. Промысел краба там идет фактически без разрешений и правил. Но, несмотря на эти сказочные условия работы, «Саяны» (теперь он называется «Juros Vilkas») не удержался – влез таки в нашу экономзону, где его задержали в сентябре 2014 года и отвели в Мурманск.

В те же дальние края устремился из Петропавловска конфискованный краболов «Камчатка», речь о котором пойдет дальше.

Дан приказ ему на север

Сегодня уже обычное дело, если владельцем судна, которое задержано за расхищение ресурсов государства, окажется государство. Но когда такое произошло впервые, многие были озадачены. Пионером стал краболов «Ария». Когда его задержали в 2006-м в Охотском море с нелегальным крабом на борту, он являлся собственностью РФ (конфискованным судном, переданным в аренду частной фирме). Вышел скандал. Однако его быстро замяли. В 2006-м «Арию» переименовали в «Камчатку», а в 2008-м передали следующему арендатору – ООО «Мидель» (камчатской фирме, созданной за год до этого).

«Мидель» исправно оплачивал аренду судна. Кроме того, говорят, он вложил серьезные деньги в ремонт «Камчатки», что превратило этот краболов 1984 года постройки в лакомый кусок. При этом «Мидель» располагал небогатой ресурсной базой. Например, в 2012-м он получил квоты на добычу волосатого краба и угольной рыбы (не самые ценные виды). В 2011, 2013, 2014 годах квоты ему не выделялись вообще. На какие прибыли «Мидель» существовал и окупал расходы, связанные с «Камчаткой»? Как обеспечивал работой арендованное судно в течение 6 лет? Будем считать эти вопросы риторическими.

К слову, «Камчатка» появлялась у западного побережья нашего полуострова вместе с судами, о которых сказано в предыдущей главе, не сообщая данных о вылове.

В 2014-м прокуратура обратилась в арбитражный суд с требованием признать недействительным договор аренды этого краболова и вернуть его камчатскому управлению Росимущества. В мае иск прокуратуры был удовлетворен. В ноябре это решение вступило в силу.

Но оказалось, что «Камчатки» на Камчатке уже нет. Не дождавшись окончания судебных споров, краболов на всех парах умчался через Панамский канал в Северный бассейн.

Полагаю, скоро мурманское управление Росимущества откроет для себя немало интересных схем, связанных с арендой конфискованных краболовных шхун. А в Баренцевом море замаячат крабовозы под флагами Камбоджи и африканской республики Того.

Кто хочет стать миллионером?

В 2014 году был осужден бывший руководитель камчатского управления Росимущества Андрей Фоменко, который не вполне законным способом пристраивал конфискованный флот в умелые руки. В его уголовном деле упомянуты и «Флинт», и «Тигиль», и еще более десятка судов (все, как на подбор, заточены на промысел краба).

Со слов Фоменко, выходило, что он совершил не преступление, а благое дело. Судите сами. По закону конфискованное судно разрешено только продать с аукциона либо утилизировать. Но эти процедуры настолько запутаны, что выполнить их почти невозможно. В итоге конфискованные шхуны годами стоят у причалов без всякой пользы, превращаются в хлам, тонут. А государство еще должно тратить миллионы на их хранение. И если Росимущество нашло способ, как сплавить на сторону эти суда без их продажи и утилизации, то оказало стране услугу.

Что тут возразишь? Да, законодательство в сфере обращения с конфискатом запутано. Однако запуталось оно таким хитрым образом, что законный путь оказался закрыт, зато появилась масса путей обходных, выгодных определенным коммерческим структурам.

Андрей Фоменко признан виновным и оштрафован. Однако приказ его московских начальников, за выполнение которого он пошел под суд, никто незаконным не признал. Те, кто отдавал этот и другие подобные приказы из столичных кабинетов, остались неподсудны. А значит, у Росимущества есть еще пространство для маневров.

По данным 2014 года, в собственности государства на Камчатке числится порядка 30 промысловых судов. Итак, граждане, кому – краболов напрокат? Кто хочет стать миллионером?»

Подводя итог автор отмечает, что он «обращался в российские официальные ведомства с просьбой сообщить местонахождение конфискованных судов, упомянутых в этом материале. Но получил отказ. В нашей стране эти данные почему-то являются секретом. А вот за рубежом из них тайны не делают. Есть ряд иностранных сайтов, на которых можно найти координаты любого гражданского судна под любым флагом. Если им верить, краболов «Камчатка» сейчас может находиться у берегов Норвегии. А «Тигиль» – в районе Сиэтла.

"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif


Ссылки

Источник публикации