Приключения тихоходной арабели

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Приключения тихоходной арабели Росатом подписал сомнительный многомиллионный контракт

" Один из отцов-основателей ядерного комплекса страны Ефим Славский любил повторять, что «атомная энергетика – дама своенравная». И потакать ее капризам не надо. Думать, а потом действовать! Не наоборот. Но тут пришло сообщение, что российская компания «Атом¬энергомаш», подконтрольная Росатому, и французская «Альстом» создают СП для строительства завода по производству тихоходных турбин для АЭС. Отклонены заявки на участие как своих собственных, российских, производителей, так и ближайшего соседа – харьковского Турбоатома. По словам главы атомного ведомства Сергея Кириенко, технология тихоходных турбин группы «Альстом» признана лучшей в мире. И потому теперь у нас на станциях француженки крутиться будут. Но атомщики спорят: «Альстом» продает нам старую технологию. Цена вопроса? По подсчетам машиностроителей, закордонные турбины обойдутся нам в 1 млрд. евро. Кстати, Росатом долго бросало из стороны в сторону, прежде чем в качестве партнера были выбраны французы. И виноваты в этом как будто бы… китайцы... Тихоход для Поднебесной ПРОСЛЕДИМ, как был подписан один любопытный контракт между Россией и Францией весной этого года. Известно, что г-н Кириенко пообещал построить в России до 2030 г. более 40 современных атомных энергоблоков. И еще Россия берется помочь в строительстве АЭС зарубежным странам. При этом выяснилось, что в отечественном атомном машиностроении существуют проблемы, которые за один присест не решить. Итак, сентябрь 2006 года. Лондон. Ежегодная конференция Всемирной ядерной ассоциации. На ней глава Росатома Кириенко заявил, что Россия намерена создать совместное предприятие по производству тихоходных турбин для строительства новых АЭС и сделать заказ на более чем 50 турбин. Стоимость контракта может составить от 5 до 10 млрд. долларов. На тот момент Росатом ведет переговоры с американской General Electric, французской группой Alstom и германской Siemens. Октябрь 2006 года. КНР. Сергей Кириенко находится в Поднебесной с важной миссией: китайцы заявили, что готовы «отдать» России (на площадке Тяньваньской АЭС Россия уже запустила 2 энергоблока) от 6 до 8 блоков. Но есть условие: Китай как будто бы не устраивают быстроходные турбины, которые установлены на двух энергоблоках. – Нужны тихоходные турбины, но они у нас не производятся, – сообщил Кириенко. Свое собственное производство тихоходных турбин и позволило бы России получить в Китае дополнительную прибыль в размере 0,8–1,6 млрд. долларов. Это впечатляет, и в планах Росатома – как можно быстрее создать совместное предприятие с компанией, обладающей необходимой технологией. О своих, российских, производителях никто не вспоминает. Ноябрь 2006 года. Москва. Рос¬атом рассматривает 3 основных варианта доступа к технологиям тихоходных турбин: на турбинном заводе ЛМЗ ОАО «Силовые машины» с использованием технологии Siemens; в сотрудничест¬ве с харьковским Турбоатомом; созданием совместного предприятия с зарубежным производителем турбин тихоходного типа. Следом еще сильнее стало мусолиться сообщение, что Китай готов заключать с Россией контракты на строительство новых энергоблоков при условии использования только тихоходных турбин. Откуда же такое упрямство? И здесь – внимание! Все усилия «Аргументов неделi» получить более точную информацию об источнике этого заявления оказались безрезультатными. Говорят, что китайская сторона подобных заявлений не делала. Китайцам, как говорится, по барабану – тихоход или быстроход. Главное – стройте быстрее! Но пресс-служба Росатома настаивает, что такое заявление было. Быстроходная турбина, к слову, намного дешевле тихоходной. Она оснащается титановыми лопатками, а тихоходы могут «ходить» со стальной. Эти лопатки высотой 1450 мм для тихоходных турбин делают и украинский Турбоатом, и французская «Альстом». Но Росатом хочет использовать японские турбинные лопатки длиной 1750 миллиметров. Это даст более высокий КПД при мощности турбины 1200 МВт. Французы обещают закупать их у японцев. И зачем такая головная боль Росатому? СПРАВКА АН ОАО «Атомное и энергетическое машиностроение» (Атомэнергомаш) создано в системе Росатома с целью обеспечения комплексной разработки, поставки, монтажа и ремонта оборудования для АЭС. Тихоходная турбина от быстроходной отличается не только существенной разницей в цене, величиной, но и количеством оборотов. У быстроходной номинальное число оборотов – 3000 об/мин, у тихоходной – 1500 об/мин. Для Тяньваньской АЭС быстроходная турбина была усовершенствована: вместо 2000 т она стала весить 1700 т, да и в длине значительно уменьшилась – была 51 м, стала 39,5 метра. Нам нужны отечественные турбоустановки 2 АПРЕЛЯ 2007 года. Москва. Во ВНИИ атомного машиностроения (там, где складируют нитки-иголки) под руководством академика Филиппова состоялось совещание конструкторов, технологов, разработчиков и изготовителей турбин по вопросу возможности создания отечественных тихоходных турбин для блоков АЭС мощностью 1200–1800 МВт. В совещании приняли участие специалисты ВНИИ атомного машиностроения, Уралмаша и Уральского турбинного завода (УТЗ). Были рассмотрены возможные пути развития турбо¬строения для российских АЭС. На примере УТЗ оценены производственные возможности, необходимые модернизации и научно-технический потенциал для создания тихоходных турбин. Отмечена возможность создания новой мощной конкурентоспособной отечественной турбоустановки. Решено объединить усилия специалистов для создания перспективных блоков АЭС с отечест¬венными тихоходными турбинами. В апреле-мае 2007 г. решено совместными усилиями ВНИИАМ, УТЗ и Уралмаша подготовить технико-экономическое обоснование создания новой тихоходной турбины. Дано указание подготовить предложение руководству Рос¬атома рассмотреть проект создания отечественной тихоходной турбоустановки. Но в тот же день, 2 апреля 2007 г., было подписано рамочное соглашение о создании СП по производству турбинного оборудования с группой «Альстом». Позже, 29 июня, в Париже были подписаны уставные документы о создании СП по производству тихоходных турбин и генераторов по французской технологии Арабель. Что же предлагают нам французы? Низкооборотные тихоходные турбины. Они будут покрывать потребности России в турбинах наполовину. Другую половину составят быстроходные турбины. По мере реализации программы строительства АЭС тихоходных турбин потребуется больше. Этими турбинами будут оснащаться и те АЭС, которые уже строит или будет строить Россия в Китае, странах Восточной Европы и Северной Африки. Выпуск новых тихоходных турбин французско-россий¬ское СП должно начать через три года. А как же наш, отечественный, производитель? У России же есть своя турбинная база! Старушке Арабель – сто лет в обед ПРИ подготовке материала я разговаривала со многим учеными-атомщиками. Но основных собеседников было три. Все они люди опытные и знающие. Каждый отработал в ядерной отрасли десятки лет. Но разговаривать они согласились только на условиях анонимности: никаких имен, должностей, званий. Иначе – увольнение обеспечено. – Кириенко, по сути, приобретает старую турбину, – считает мой собеседник А., ученый одного из атомных НИИ. – Арабель – родная «сестра» харьковской тихоходной турбины. Да и «зачаты» они одновременно, просто «родители» их в результате разошлись в разные стороны. А идеолог разработки этой турбины – наш ученый-турбинист Андрей Владимирович Щегляев. Бок о бок с французами в Харькове и разрабатывалась эта турбина. – Получается, что мы покупаем технологию у самих себя? – Получается, что так. Но французы очень быстро сориентировались: в начале 70-х у них появились свои тихоходные турбины. Мы слегка припозднились – у нас их поставили на Нововоронежскую АЭС в 1979 году. Сегодня отечественному производителю нужно 5 лет, чтобы начать делать тихоходные турбины. Французы пообещали наладить производ¬ство за 3 года. Но это спорно. Создать завод, набрать и обучить персонал, обеспечить металлургическую базу за 3 года можно только «по щучьему веленью». За это время можно соорудить только сборочную площадку, на которой из французских деталей, апробированных на балансировочных станках во Франции, собирать узлы турбины с последующей обкаткой на площадке АЭС. Турбинная лопатка – кость в горле А ЧТО думают на Атом¬энергомаше, который и собирается совместно с французами сооружать тихоходную турбину «вековой» давности? «Аргументы неделi» попросили специалистов Атомэнергомаша дать комментарий. – Сегодня из 259 атомных энергоблоков мощностью более 900 МВт только 6 турбоустановок являются быстроходными, остальные блоки оснащены тихоходными турбинами, – сказали нам специалисты (они тоже не захотели назвать своих имен. – «АН»). – Среди тихоходных турбин мощностью 1000–1200 МВт турбины, изготовленные по технологии Арабель, являются наиболее распространенными. По всему миру функ¬ционирует 125 турбин Арабель. За все время их работы не зафиксировано ни одной крупной аварии. Все основные узлы турбины и генератора Арабель изготавливаются в компании «Альстом», в том числе самостоятельно изготавливаются лопатки длиной 1750 мм. «Альстом» передает права России на технологию производства турбин, включая сепаратор-пароперегреватель, конденсатор, подогреватели высокого и низкого давления, а также генератор. Производство основного оборудования турбоустановки планируется осуществлять в Подольске, за исключением турбинных лопаток, которые планируется производить на предприятиях «Альстом». С комментариями сотрудников Атом¬энергомаша я ознакомила своих собеседников. Реакция была мгновенная: – Количество турбин АЭС, выполненных по технологии Арабель, 125 штук? Но это в 2 раза больше того, что есть у группы «Альстом». Люди из Атом¬энергомаша, видимо, имеют в виду все типы турбин, выпущенные группой «Альстом». По технологии Арабель (с цилиндром высоко-среднего давления) выпущено всего несколько турбин, из которых с 2000 г. работают 4 штуки. В турбо¬строении мира нет ни одной турбины с лопаткой последней ступени длиной 1750 мм, и тем более у группы «Альстом». А для производства турбин на площадке в Подольске нужно построить завод уровня Атоммаша. Откуда же такое «разночтение»? И кому верить? Про тендер и Росселя никто не вспомнил – СЕГОДНЯ средний уровень износа установленных генерирующих мощностей в России составляет 60%, – считает мой третий собеседник, ученый-ядерщик С. – Во избежание энергетического кризиса российским энергокомпаниям в скором времени потребуется замена оборудования, что приведет к росту спроса на продукцию энергомашиностроения. Эта отрасль в России насчитывает более 50 предприятий. Они производят реакторы, турбины, котлы, генераторы, спецоборудование для АЭС, теплообменники. И конкуренция на рынке энергетического оборудования обострена до предела из-за прихода на российский рынок зарубежных производителей. – Росатом объявил, что ищет партнеров по производству тихоходных турбин. Но почему не был объявлен даже внутренний тендер? – возмущается В. – Далее, не был проработан внутренний рынок. А у нас ведь есть несколько своих площадок – ЛМЗ, Уралмаш, УТЗ. Есть сильная поддержка губернатора Эдуарда Росселя. – У нас отличная турбинная база, – уверен атомщик А. – Но новые чиновники Росатома про это как будто ничего не знают. НИЖЕГОРОДСКИЕ ОБИЖАЮТ ПИТЕРСКИХ В РОССИИ давно существуют площадки, специализирующиеся на создании паровых турбин: Ленинградский металлический завод (ЛМЗ), Калужский турбинный завод (КТЗ), Уральский турбинный завод (УТЗ). Недавно Уральский завод энергетических машин (УЗЭМ) объявил, что тоже в силах выпускать ограниченное количе¬ство турбин. Но с точки зрения технологической готовности эти площадки, по мнению Росатома, находятся в «разобранном» состоянии. Для того чтобы начать производить тихоходные турбины, необходимо соорудить специализированные мощности. А это время! И из списка потенциальных производителей исключили и КТЗ, и УТЗ, и УЗЭМ. Рос¬атом какое-то время присматривался к площадке ЛМЗ. – В Росатоме знают, что на предприятиях турбинной отрасли и в отраслевых НИИ уже 5 лет активно ведутся работы по созданию цилиндров низкого давления нового поколения с лопатками предельной длины, как для быстроходных, так и для тихоходных турбин АЭС большой мощности, – сетует атомщик В. – Кириенко был на ЛМЗ, но тему закрыли, коту под хвост 5 лет работы… К тому же Ленинградский металлический входит в состав компании «Силовые машины», блокирующий пакет акций которой принадлежит компании Siemens. И питерцам нужно 5 лет, чтобы начать производство тихоходной турбины. Отечественный производитель сыграет в ящик – НО ЧТО же будет с нашим, отечест¬венным, производителем? – спрашивает Виталий Карпов с Калининской АЭС. – Атоммаш стал частным, Ижор¬ские заводы дышат на ладан. Наших руководителей опять подвела «комсомольская» психология: главное – сформировать пакет заказов… Сформировали. И выяснилось, что исполнителя нет. Оборудование, конечно, можно покупать за рубежом. Но атомная энергетика перестанет быть российской. И отечественный производитель турбин умрет. Как можно будет строить АЭС за рубежом, если оборудование французское? Как ремонтировать эти турбины? Как получать запчасти? Проще сразу заказывать строительство АЭС во Франции. Тогда не нужно ни тендера, ни прозрачности. Вот и вся игра. Это ход, который позволяет скрыть несостоятельность предыдущих планов. Обещали строить по два энергоблока в год, а турбин нет даже для одной станции. И никакая Арабель нас уже не спасет. А время упустим. – Наши заводы в дружной кооперации могут обеспечить поставку необходимого количества турбин для атомных станций России, – уверены мои собеседники-атомщики. – Главное, пусть грандиозные планы выльются в заказы, которые позволят нашим заводам расширять производство. Но контракты на поставку турбин, как на Ленинградскую АЭС-2, так и Нововоронежскую АЭС-2, не подписаны. Уверены – причина появления этого французско-российского СП в одном: турбинные заводы не входят в Атом¬энергомаш, а СП будет входить. Вот и вся разгадка. Благо, на строительство АЭС из федерального бюджета выделено почти 800 млрд. рублей. Неужели все так просто и весь многомиллиардный сыр-бор из-за провин¬циальной психологии – иметь собственный «свечной заводик»: сам делаю турбины, сам хочу – назначаю цены и сам у себя же покупаю! РАЗМЫШЛЕНЬЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА ПОСЛЕ публикации материала «Ядерные погремушки Росатома» («АН», 12 июля с.г.) в редакцию пришло немало откликов. Писали и звонили в основном атомщики. Предлагали новые темы для расследований. И непременно просили приехать в институт, в научную лабораторию. Приглашение было принято. Во ВНИИ атомного машиностроения была запланирована встреча с известным ученым-турбинистом Геннадием Филипповым, академиком РАН (сегодня академик уволен из института). Но интервью не состоялось. Почему? Во ВНИИАМ, где более 1000 кв. м сдаются под склады ниток, шпулек и прочей дребедени, журналиста «Аргументов неделi» по указанию директора А. Авдеева попросту не пустили. Похоже, что г-н Авдеев не знаком со ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста». Что же происходит в атомном комплексе страны? Вполне возможно, руководство ВНИИАМ уже давно не трогают проблемы загибающейся отрасли. Возможно, и потому тоже самые желанные конт¬ракты начали уплывать за бугор, к иноземцам? – Непонятно, почему в период «турбинного обострения» академик Филиппов был уволен из института, – говорит доктор технических наук, профессор Игорь Острецов. – Напомню, что Геннадий Алексеевич – единственный в стране академик РАН – специалист в области паровых турбин. К сожалению, многие в России в период так называемой перестройки решили, что торговля на рынке солеными огурцами и создание атомных турбин по своей сути вполне идентичные процессы. Я бы рекомендовал Сергею Кириенко немедленно создать при научно-техническом совете Росатома секцию паровых турбин под председательством академика Филиппова. РОСАТОМ ПОДПИШЕТ ПРИГОВОР И ЗАТЯНЕТ ПЕТЛЮ ФЕДЕРАЛЬНОЕ агентство по атомной энергии, похоже, собирается широко отметить «день бракосочетания» с мадемуазель Арабель: по слухам, в начале сентября Росатом и «Альстом» окончательно должны оформить свои официальные отношения. Этот мезальянс может больно ударить по отечественному производителю: по наблюдению экспертов, только «Силовые машины» теряют доступ к рынку, объем которого к 2030 г. составит более 8 млрд. «зеленых». Без заказов, и, соответственно, заработка остаются: 1. Завод турбинных лопаток (ЗТЛ) 2. ОАО «Калужский турбинный завод» (КТЗ) 3. Завод «Электросила» 4. Уральский турбинный завод (УТЗ) 5. Уральский завод энергетического машиностроения (УЗЭМ) 6. Ленинградский металлический завод (ЛМЗ) Будут зарыты в землю научные изыскания: 1. ВНИИ атомного машиностроения 2. ЦКТИ – Центрального котло-турбинного института 3. НИКИЭТ – Научно-иследовательского и конструкторского института энерготехники им. Доллежаля 4. ВНИИ экспериментальной физики (г. Арзамас-16 – Саров) 5. ОКБ Гидропресс (г. Подольск) 6. НПО Радиевый институт им. Хлопина (г. Санкт-Петербург) 7. НИКИМТ – Научно-исследовательский и конструкторский институт монтажной технологии Хотите знать, сколько получает доктор технических наук во ВНИИ атомного машиностроения у господина Авдеева? 10 тыс. рублей... "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации