Прикормленная свобода слова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Аргументы и факты", origindate::06.09.2006

Прикормленная свобода слова

С продажей издательского дома «Коммерсант» российскому миллиардеру, «стальному магнату» Алишеру Усманову, в российской прессе, похоже, настал новый этап

Converted 22135.gif

В 1970 г. кто-то из друзей принёс Владимиру Высоцкому «самопальную» анкету, в которой среди прочих был и такой вопрос: «Что бы ты сделал в первую очередь, если бы стал главой правительства?» «Отменил цензуру», — не задумываясь, ответил поэт. Его мечта сбылась в августе 1990 г., когда вступил в силу Закон о печати, отменивший предварительную цензуру. Однако с тех пор только слепые и политические олигархи не заметили, что свободы слова в России становится всё меньше и меньше. Какие механизмы используются для борьбы со свободой слова в наши дни и чем они отличаются от прежних?

Между тем конкурентная борьба и поглощения на российском медиарынке идут своим чередом. Недавно состоялась продажа половины акций «Новой газеты». Но дело не в ней или в именах её покупателей — ими, кстати, выступили бывший президент СССР М. Горбачёв и миллиардер, депутат Госдумы А. Лебедев. Просто с продажей «Новой» среди известных центральных СМИ практически не осталось таких, которые бы полностью принадлежали журналистским коллективам.

С продажей оппозиционного «Коммерсанта», которым до последнего времени владел близкий к Б. Березовскому грузинский предприниматель Б. Патаркацишвили, завершается избавление медиарынка и от людей, которые «себе на уме», да и просто от «беглых олигархов».

Среди владельцев СМИ теперь предприниматели и компании, у которых нет проблем с властью. Не говоря уже о самом государстве, которое владеет двумя центральными телеканалами. Это даёт повод для обвинений в адрес властей в наступлении на независимые СМИ и на свободу слова вообще.

Такие обвинения прозвучали и на недавнем Всемирном газетном конгрессе в Москве. «Да, — согласился тогда В. Путин, — у нас постоянно идёт борьба между государством и его интересами, так, как их понимают чиновники, и обществом и прессой». Однако «проконтролировать» 53 тыс. российских печатных изданий, как сказал президент, имея в виду огромное количество прежде всего региональных изданий, — просто невозможно.

Похоже, впрочем, что настоящие проблемы со свободой слова возникают как раз в регионах. Учредителями, спонсорами, владельцами тысяч городских и районных газет выступают местные власти. В масштабе всей страны они тратят на это миллиарды рублей. Новости «околотка» в таких газетах обильно сдобрены неприкрытыми восхвалениями местных губернаторов или мэров.

Член Общественной палаты России О. Третьяков так объясняет ситуацию: «В больших городах издание газет может быть прибыльным бизнесом. А вот журналистам в маленьких городах ещё по советской привычке удобнее сидеть «под крылышком» у местных властей». В конкуренции с дотируемыми «собратьями» у независимых газет нет шанса свести концы с концами. В результате в регионах почти не остаётся СМИ, кроме дотируемых местной властью…

И последнее. Сейчас ходят слухи о грядущей продаже «Комсомольской правды» (поговаривают, что её уже в ноябре приобретёт «Газпром»). От «Газеты» якобы собирается избавляться владелец — миллиардер В. Лисин. Есть и слухи, которые уже опровергнуты: холдинг, куда входят и «Аргументы и факты», не только не был выставлен на продажу, о чём трепали злые языки, но и продолжил своё развитие. Вдобавок к газете «Труд» он пополнился продукцией издательского дома «Экстра М».