Примирение сторон в особо крупном размере

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Примирение сторон в особо крупном размере

Дело о пресеченном милицией хищении в МХТ 36,6 млн руб. закрыли по "обращению" худрука театра Олега Табакова, несмотря на полное признание его подчиненными своей вины

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::06.12.2010, Дело о хищениях в МХТ списано в архив, Фото: skolkovo.ru

Александр Шварев

Compromat.Ru

Олег Табаков

Следственная часть Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу прекратила уголовное дело об афере со средствами, выделенными государством Московскому художественному театру (МХТ) имени Чехова. По версии следствия, деятелей Мельпомены поймали в тот момент, когда они пытались перевести на счета подставных фирм 36,6 млн. рублей. Несмотря на то, что обвиняемые полностью признали свою вину, Генпрокуратура отказывалась утверждать обвинительное заключение. В результате дело закрыли «в связи с примирением сторон» и по «обращению» худрука МХТ Олега Табакова.

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, 6 декабря производство по уголовному делу было прекращено по ходатайству руководителя МХТ Олега Табакова, большей части труппы актеров театра, а также всех обвиняемых, которые признали свою вину и «полностью раскаялись в содеянном». «Дело закрыто, можно сказать, в связи с примирением сторон, в законодательстве предусмотрен такой вариант, — отметил собеседник агентства. — Однако данные основания не являются реабилитирующими для руководителей театра».

[ИА "Росбалт", origindate::06.12.2010, "Дело о хищении средств МХТ закрыто, хотя похитители признали вину": «Дело закрыто по нереабилитирующим обстоятельствам, такой вариант предусмотрен законодательством», — отметили в ГУ МВД по ЦФО. — Врезка К.ру]

Фактически самое громкое дело в театральной среде «умерло» из-за позиции Генпрокуратуры (ГП). Это ведомство дважды отказывалось утвердить обвинительное заключение в отношении первого заместителя художественного руководителя-директора театра Игоря Попова, замдиректора Олега Козыренко и председателя конкурсной комиссии Евгения Якимова. Всем им вначале были предъявлены обвинения в мошенничестве (статья 159 УК РФ), а в конце июня их действия переквалифицировали на ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Сами руководители МХТ согласились с последней формулировкой обвинения — «превышение полномочий», признали вину. Однако в ГП все равно посчитали, что в деяниях, которые им инкриминируют следователи, нет состава преступления.

29 июля этого года материалы дела были возвращены из ГП в Следственную часть ГУ МВД по Центральному федеральному округу на доследование. После этого стало очевидно, что Генеральная прокуратура вообще никогда не утвердит обвинительное заключение по делу, что, впрочем, не удивительно. Источник «Росбалта» в правоохранительных органах рассказал, что все это время ситуация вокруг скандала в театре обсуждалась в различных кабинетах представителей власти, куда вхожи худрук МХТ Олег Табаков и поддерживающие его другие известные актеры.

Стоит отметить, что художественный руководитель МХТ Олег Табаков, который фигурирует в деле в качестве свидетеля, позиции о полной невиновности своих подчиненных стал придерживаться не сразу. На допросах после возбуждения дела известный актер сообщил, что о сомнительной деятельности Козыренко, Попова и Якимова ничего не знал и больше внимания уделяет не хозяйственным делам, а художественной деятельности театра.

И действительно, как следует из представления, отправленного МВД РФ министру культуры, Табаков, хотя является также и директором МХТ, вообще «не подписывал никакую распорядительную и платежную документацию», возложив эти обязанности на своих заместителей.

Позже в интервью «Российской газете» известный актер заявил следующее: «Козыренко утверждает, что хотел помочь театру избежать сокращения финансирования ввиду неполного освоения государственных субсидий. Мол, старался, чтоб деньги не пропали в конце года. Может, оно и так, подобная практика у нас в стране, к сожалению, существует. Но все это было сделано в обход меня. Хочу успокоить московских кумушек: деньги не исчезли никуда из России. Также хочу сказать, что нахожусь в полном контакте с теми организациями, которые профессионально расследуют это дело».

Уже в конце 2009 года Табаков на сборе труппы, рассказывая о событиях с Поповым, Козыренко и Якимовым, вспомнил, как в 1937 году арестовали представителей театра. «Сейчас, слава богу, не 37-й год, и государство наше не понесло никакого урона при попытке нарушить закон нашими работниками», — сказал тогда худрук МХТ актерам.

А потом он вообще стал заявлять, что никого нарушения закона не было. Когда в июне 2010 года предъявлялись обвинения в окончательной редакции, Табаков сообщил интернет-газете «Взгляд» следующее: «Если в течение полутора лет обвинительная сторона не может доказать наличие этого преступления, то, наверное, кому-то должно не поздоровиться в результате».

Первый раз следователи закончили расследование громкого дела еще в январе 2010 года, предъявив руководителя МХТ обвинения в попытке хищения путем мошенничества (ст. 30 и ст. 159 УК РФ) 36,6 млн рублей. Им грозило до 10 лет тюрьмы. Однако заместитель генпрокурора Владимир Малиновский не утвердил обвинительное заключение, посчитав, что мошенничества сотрудники МХТ не совершали. Такое решение было оспорено непосредственно у генерального прокурора Юрия Чайки, однако он оставил его в силе, конкретизировав, какие, по его мнению, есть недочеты в деле и, отметив, что «преступление не было доведено до конца». Недочетов было не так много, но дополнительное расследование растянулось еще на полгода.

В конце июня руководителей МХТ вызвали для предъявления новых обвинений в окончательной редакции. Однако Попов, Якимов (они находятся на свободе под подпиской о невыезде) и Козыренко (освобожден под залог в 5 млн рублей) просто игнорировали повестки следователей. Оперативники даже приезжали на работу к деятелям культуры, но в театре сообщили, что Козыренко и Якимов находятся в длительном отпуске. Попов что-либо подписывать без своего адвоката отказался.

В результате, когда встал вопрос о возможном объявлении фигурантов дела в розыске, они все же пришли в СЧ ГУ МВД по ЦФО. В новом постановлении следствия изменилась статья УК РФ, инкриминируемая руководителям театра — вместо мошенничества им инкриминировали ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), предусматривающую наказание до 4 лет лишения свободы. С такой формулировкой обвинения представители МХТ согласились. «Этим они сами подтверждали, что факт преступления имел место», — отмечал ранее собеседник «Росбалта» в правоохранительных органах. Но и новое обвинение, и согласие самих обвиняемых не устроили Генпрокуратуру.

Скандальное уголовное дело о хищении средств, выделенных МХТ, было возбуждено в январе 2009 года. По данным ГУ МВД по ЦФО, в рамках федеральной целевой программы «Культура России» театру из бюджета регулярно выделялись средства на реконструкцию. Одним из подрядчиков МХТ являлось МСУ-116, которое для «модернизации оборудования связи театра» привлекало субподрядчика ООО «ССТ».

Последняя структура выполнила работ на 21 млн рублей, что на 9 млн рублей превышало сумму, оговоренную в контракте между МХТ и МСУ-116. В результате руководство театра решило провести новый аукцион на работы по средствам связи на 9 млн рублей (предполагалось, что его победителем станет МСУ-116 и полученными средствами оно сможет расплатиться с субподрядчиком ООО «ССТ»).

Как выяснили следователи, в октябре 2008 года заместители директора МХТ Козыренко и Попов, а также председатель конкурсной комиссии театра Евгений Якимов обратились к начальнику МСУ-116 Татьяне Шишковой с весьма странным предложением. Они гарантировали победу МСУ в аукционе только в том случае, если сумма нового контракта будет увеличена до 36 млн рублей. По замыслу руководителей МХТ, получив 9 млн рублей, МСУ сможет расплатиться с субподрядчиком, а остальную сумму (27 млн рублей) оно должно перевести на счета двух фирм — ООО «Констракшн» и ООО «СтройБилдинг», которые, по версии следствия, являлись фиктивными.

Шишковой такая идея показалось сомнительной, она обратилась с заявлением в ГУ МВД по ЦФО и дальше действовала под контролем оперативников. Аукцион, единственным участником и победителем которого стало МСУ-116, МХТ провел 11 декабря, 22 декабря был подписан договор об осуществлении работ на 36 млн рублей, а спустя три дня представители театра уже оформили акты приемки работ, которые, согласно материалам дела, «не планировались и не проводились». Все 36 млн рублей поступили МСУ, а перебросить часть денег на счета подставных фирм помешали уже сотрудники ГУ МВД по ЦФО.

Сами обвиняемые, по данным «Росбалта», выдвинули свою версию событий, заявив следователям, что ни о каких хищениях речи не шло. Просто в 2008 году МХТ не успел израсходовать все средства, выделенные на год в рамках программы «Культура России 2006-2010 год». Опасаясь, что из-за этого в следующем году финансирование театра может быть урезано, представители театра стали в срочном порядке искать, как «пристроить» оставшуюся сумму. В результате в декабре и был составлен «липовый» договор с МСУ. Работник храма Мельпомены заверил следователей, что эти средства никто не собирался обналичивать или выводить за рубеж, а все они пошли бы на нужды театра.

У следователей возникло немало вопросов и к художественному руководителю и директору МХТ имени Чехова Олегу Табакову, который был допрошен в рамках дела. Все свои претензии СЧ ГУ МВД по ЦФО изложила в представлении, направленном министру культуры РФ. В нем говорится, что Олег Табаков «допустил существенное превышение своих должностных обязанностей». «Табаков уклонялся от документально фиксируемого управления вверенным ему учреждением культуры и, находясь на службе, при исполнении своих обязанностей, вообще не подписывал никакую распорядительную и платежную документацию, обязанность подписывать которую возложена на него Уставом МХТ», — говорится в представлении. — Именно в результате указанной безответственности Табакова и заведомого превышения им своих должностных обязанностей, Попов получил возможность, действуя от имени МХТ, обеспечить документальную базу для осуществления преступного замысла по хищению бюджетных средств в особо крупном размере».