Приморские журналисты добиваются реабилитации в Евросуде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::10.04.2007

"За коллаж судить нельзя". Приморские журналисты, оклеветавшие прокурора, добиваются реабилитации в Евросуде

Алексей Чернышев, Владивосток

Converted 23914.jpg

В сатирическом материале, посвященном кампании по выборам депутатов Госдумы, изложено интервью с вымышленным персонажем – директором агентства интим-услуг "Контакт или имидж!" Василинкой

Европейский суд по правам человека принял к производству жалобу журналистов приморской газеты "Арсеньевские вести". Редактор издания Ирина Гребнева и корреспондент Надежда Алисимчик были признаны приморским судом виновными в клевете на прокурора края Валерия Василенко. Поводом для такого решения стал коллаж, опубликованный в газете в ноябре 2003 года: на нем была изображена девушка легкого поведения, в которой прокурор опознал себя. Журналисты считают себя невиновными и намерены добиться своей полной реабилитации.

Как сообщила вчера Ъ редактор приморской правозащитной газеты "Арсеньевские вести" Ирина Гребнева, Европейский суд по правам человека принял к производству жалобу журналистов издания. "Наша жалоба признана приемлемой, и суд уже потребовал у правительства России все необходимые документы",– сказала госпожа Гребнева. Поводом для обращения в Европейский суд послужило решение мирового суда Владивостока, признавшего Ирину Гребневу и Надежду Алисимчик виновными в клевете на прокурора края Валерия Василенко (в мае 2005 года он ушел в отставку). Того возмутила публикация в одном из номеров "Арсеньевских вестей" в ноябре 2003 года. В сатирическом материале, посвященном кампании по выборам депутатов Госдумы, изложено интервью с вымышленным персонажем – директором агентства интим-услуг "Контакт или имидж!" Василинкой. Текст был проиллюстрирован коллажем, на котором изображена девушка с лицом Валерия Василенко в короткой юбке и блузке из долларовой купюры. "Это был памфлет, в котором излагается точка зрения на то, как проходила избирательная кампания. Она была очень грязной, а правоохранительные органы никак не реагировали",– сказала Ирина Гребнева. Она признала, что в коллаже была использована фотография господина Василенко. "Он много лет занимал пост прокурора края и стал олицетворением правоохранительной системы. Мы использовали его лицо не как конкретного человека, а образа всей системы",– объяснила редактор. По ее словам, прокурор Василенко в тексте вообще не упоминался, "а за коллаж судить нельзя". Однако в июне 2004 года мировой суд признал редактора и автора публикации виновными в клевете и обязал возместить прокурору моральный вред в размере 60 тыс. руб. Кассации журналистов Фрунзенский районный суд Владивостока, а затем и Приморский краевой суд оставили без удовлетворения.

"Мы намерены добиться реабилитации в Европейском суде",– сообщила Ирина Гребнева. Помимо отмены обвинительного приговора журналисты надеются добиться и возврата 60 тыс. руб. Дата рассмотрения жалобы редактора и корреспондента "Арсеньевских вестей" пока не назначена.

***

"Во время выборов во Владивостоке активно действовала фирма «Имидж-контакт», которая упорно продвигала во власть криминальных авторитетов"

Оригинал этого материала
© "Еженедельный журнал", origindate::10.04.2007, Мы имеем право изображать власть в сатирическом ключе

Ирина Гребнева

[...] Эта статья была опубликована во время региональных выборов 2003 года, мы считаем, что освещение выборов – очень важное дело для нашего издания. Мы всегда стараемся освещать выборы максимально остро. В 2003 году напечатали целый ряд памфлетов Надежды Алисимчик, героями которых были два выдуманных персонажа: всем известная Масяня и придуманная нами Василинка. Дело в том, что во время выборов во Владивостоке активно действовала фирма «Имидж-контакт», которая упорно продвигала во власть криминальных авторитетов и, что самое интересное, располагалась непосредственно в здании местного правительства. Мы его называем «Белым домом». Вот Надежда Алисимчик и придумала серию памфлетов про интим-агентство «Контакт или имидж», которое возглавляет проститутка Василинка. Участвуя в выборах, сотрудники агентства «изучают» кандидатов изнутри. Возможно, это было на грани фола, но очевидно, что мы использовали выдуманный сатирический образ, с помощью которого хотели показать читателю, что творится на выборах. Через два номера, мы решили нашу Василинку изобразить и сделали коллаж: обнаженная девушка, обернутая в долларовую бумажку, а лицо «позаимствовали» у прокурора края господина Василенко. Это был собирательный образ, обобщение, такой символ нашего местного правосудия. Кого же еще мы могли взять, кто еще олицетворяет правосудие во Владивостоке, которое то отменяет выборы, то снимает кандидатов, как не прокурора края?

Позже Василенко стал уверять, что это именно он изображен в виде проститутки, оборотня Василинки, что именно его мы имели в виду, и всеми силами это доказывал, добиваясь того, чтобы нас наказали. В результате завели уголовное дело о клевете, и мировой судья Ефремова присудила нам с Надеждой Алисимчик заплатить компенсацию в размере 60 тысяч рублей, по 30 тысяч с каждой. Для нас это огромные деньги и тогда, и сегодня.

За коллаж в России уголовной ответственности не предусмотрено. Поэтому суд признал, что мы назвали оборотнем-проституткой именно господина Василенко (а не вымышленную Василинку), и счел это клеветой. Причем адвокат прокурора предложила нам мировую: мол, если мы попросим извинения, никакого суда не будет. Но мы отказались, потому что тогда за каждый коллаж, за каждую карикатуру нам бы пришлось впредь извиняться.

Когда мы услышали приговор, мы предложили отработать эти деньги, потому что для нас это слишком большая сумма. Но судья сказала «нет», за вами толпами будут ходить журналисты и вас фотографировать, мы им этого удовольствия не доставим. Мы подавали протесты, но, конечно, во всех инстанциях проиграли. Мы уже знали, что в Европейский суд нужно подавать жалобу сразу после кассационной инстанции, после краевого суда, что мы тут же и сделали. А уже потом судились дальше – мы прошли все инстанции вплоть до Верховного суда, и всюду нам отказали. Теперь осталась одна надежда – на Европейский суд по правам человека.

Надо сказать, собратья журналисты отнеслись к нам по-разному – многие сочли, что мы оскорбили прокурора, что мы не должны были этого делать. Более того, даже некоторые журналисты из нашей газеты высказывались в таком духе. И мы хотим доказать и власти, и журналистскому сообществу, что мы имеем право изображать власти предержащие в ироническом, сатирическом ключе. Мы имеем право освещать выборы так, как мы их видим, имеем право показывать нашим читателям, какие безобразия творит власть в крае.