Принц Гарри "отмылся" в Афгане

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Семейка Виндзоров сохранила способность при поддержке политиков, юристов, не возражающей прессы и лучших агентов национальной безопасности довести нацию до состояния сентиментально пускающих слюни конформистов"

© "Известия", origindate::03.03.2008

Принц Гарри "отмылся" в Афгане

Блудный сын наследника престола вернулся с войны героем

Мэлор Стуруа

Фото: Reuters

The Observer: "Аудитория получила возможность оценить ту огромную честь, которая была оказана подвергающимся угрозе соратникам Гарри тем, что «среди них был принц»"

Младший лейтенант принц Гарри вернулся из Афганистана. Сразу после того, как о его тайном местонахождении в зоне боевых действий стало известно всему миру. Серьезно подпортивший имидж короны Виндзор-дебошир теперь воспевается как герой, "убивший 50 талибов". Удачная пиар-кампания британских СМИ на службе ее величества?

В течение десяти недель каждое утро Боб Сашвелл выстукивал на своем компьютере слова "принц Гарри" и "Афганистан", и каждый раз на экране появлялся один и тот же ответ: "Принцу Гарри запрещено сражаться вместе с другими солдатами в Афганистане". Сашвелл удовлетворенно вздыхал. Дело в том, что Боб - исполнительный директор Общества редакторов Великобритании.

От имени Флит-стрит (улица в Лондоне, где находятся редакции основных английских газет) он заключил сверхсекретное соглашение с военными: пресса, радио и телевидение обязались не разглашать факт пребывания принца Гарри в Афганистане.

Собственно, с такой просьбой военные власти обратились к британским редакторам еще летом прошлого года. За свое молчание СМИ получили свободный доступ к принцу Гарри в Афганистане и право снимать его в боевой обстановке. Но вот американским газетам ничего об этой "сделке" не сообщили.

"Тайну" принца Гарри раскрыл американский журналист Мэтт Драдж на популярном сайте "Драдж репорт". На самом деле Драдж не был первым, кто нарушил табу. Австралийский журнал "Новая идея" сообщил о пребывании принца в Афганистане еще 7 января, а немецкая газета "Бильд" - 27 февраля. Но почему-то эти "утечки" остались незамеченными.

Зато гром грянул, когда в онлайн журнале Драджа появился заголовок "Драматический момент войны из Великобритании", вскоре дополненный таким текстом: "Заголовок в английском стиле: "Гарри - герой".

Боб Сашвелл немедленно позвонил пресс-секретарю военного министерства полковнику Бену Брэдшо: "В вашем распоряжении именно минуты, а не часы на подготовку заявления о пребывании принца в Афганистане". Официальное заявление британского министерства обороны было опубликовано на следующий день. В нем говорилось, что принц Гарри, выпускник привилегированного Сэндхерстского военного училища, служил в Афганистане с декабря прошлого года в качестве корректировщика огня. И что он ввиду серьезной угрозы жизни вынужден покинуть Афганистан, хотя должен был оставаться там еще несколько недель в составе своего полка.

И словно плотину прорвало. Политические деятели всех мастей поспешили воздать хвалу героизму Гарри. Премьер-министр лейбористского правительства Гордон Браун и лидер консервативной оппозиции Дэвид Кэмерон, буквально перебивая друг друга, говорили о "смелости и патриотизме" 23-летнего принца. Британские СМИ, с которых наконец сняли "намордник", выдали все, что копилось три месяца. Телевидение показало принца в боевом обмундировании, стреляющим из пулемета. Сообщалось, что он часто находился на передовой, что по его наводке артиллерийским огнем были уничтожены 50 талибов.

Афганскую эпопею Гарри многие уже назвали "фантастическим пиаром" Букингемского дворца и самого принца, известного совсем иными подвигами.

Недаром в соглашении между английскими СМИ и военными властями было и одно на первый взгляд странное условие. Оно гласило: если Гарри вдруг посетит какой-нибудь ночной клуб в Кабуле, пресса будет иметь право сообщить об этом. Принц "заслужил" это условие. Уже несколько лет таблоиды смакуют его похождения: многочисленных герлфрендс, ночные дебоши, злоупотребление алкоголем и наркотиками. Так, весь мир облетели фотографии принца, принимающего водку через... нос во время поездки по Африке. Принц затягивал горячительную жидкость через одну ноздрю, зажав другую.

Converted 26284.jpg

Фотографии сопровождались комментариями экспертов, в которых говорилось: прием алкоголя таким способом грозит разрушением функций мозга. В той же поездке принц и его друзья забавлялись тем, что слизывали ликер с грудей своих подружек.

Огромный скандал вызвало и появление Гарри на костюмированном балу в форме офицера-эсэсовца со свастикой на рукаве. Кроме того, известно: принц Чарльз посылал своего отпрыска в центр по реабилитации наркоманов. Гарри тогда было всего 17 лет. В свете всего этого афганская "эпопея" принца рассматривается в Британии как одновременно раскаяние и искупление.

Интересно, как долго оно продлится. Ведь посещать лондонские ночные клубы инкогнито Гарри вряд ли удастся.

***

Оригинал этого материала
© The Observer, Перевод: Алена Миклашевская/"Коммерсант", origindate::03.03.2008, Фото: Reuters, The creation of a hero prince hides the true cost of war

Образ принца-героя скрывает истинную цену войны

Армия и правительство хорошо использовали своего самого известного солдата. Жаль тех, кто остался воевать дальше

Catherine Bennett (Кэтрин Беннетт)

Converted 26285.jpg

Две недели назад СМИ единодушно насмехались над Мухаммедом аль-Файедом, который в ходе слушаний по делу о гибели принцессы Дианы вдруг заявил, что королевская семья до сих пор "всем манипулирует и способна на все. Они до сих пор живут в XVIII или XIX веке". Но если утверждения аль-Файеда об изощренном заговоре с целью убийства, руководимом гением принца Филиппа, по-прежнему звучат безумно, то одно-два других его заявления при повторном прочтении вызывают неприятное ощущение, что мы, возможно, недооценивали Виндзоров. Если бы пару недель назад кто-нибудь сказал вам, что Гарри, бездельник, щеголявший в нацистском костюме, неспособный связать вместе больше трех слов, вдруг станет "принцем-солдатом", героем нации, облеченным моральным долгом "указать нам путь", то это звучало бы не менее глупо, чем утверждения аль-Файеда о том, что вечно ввязывающаяся во всякие истории семейка Гарри сохранила способность при поддержке политиков, юристов, легионов телеведущих BBC, не возражающей прессы и лучших агентов национальной безопасности довести нацию до состояния сентиментально пускающих слюни конформистов.

Правда, один или два журналиста, последовав примеру Джона Сноу, выступили против сделки "молчание в обмен на информацию", заключенной между резиденцией принца Чарльза Кларенс-Хаус, армией и большинством редакторов, заявив, что подобный сговор приведет к тому, что общественность перестанет доверять СМИ. Однако временное соглашение о неразглашении информации, которая могла бы увеличить опасность для британских солдат, все же не так тревожит, как условия доступа к информации, за которые редакторы заплатили своим молчанием. Если судить по результатам, которые неотличимы от армейского PR, то редакторы дали согласие на то, что Гарри никогда не будут расспрашивать ни о чем, кроме условий его жизни в Афганистане, его мыслей по поводу собственного героизма и того, что подумала бы обо всем этом его мама (это легко можно было понять из его гражданской жизни). Не имеет значения, когда министерство обороны ограничивало спектр вопросов журналистов — до того или после того, как они приезжали в Афганистан: тот факт, что практически каждая статья выглядела так, будто ее писал начальник штаба сухопутных войск Ричард Даннет, исключал всякую возможность ее публикации. Если бы даже условия сделки с редакторами давали им право ожидать большего, то можно лишь восхищаться хитростью Даннета, который довел практически все британские СМИ до состояния пассивно льстящих принцу подхалимов. Как ему это удалось? Аль-Файед нашел бы объяснение. Наркотики? Взятки? Или, может быть, британских журналистов временно заменили гениальными роботами, созданными по проекту принца Филиппа, а оригиналы увезли на перепрограммирование, как в фильме "Ультиматум Борна"? Но должно же быть объяснение тому, каким образом в четверг истерия по поводу Гарри за считанные часы перекинулась из таких изданий, где привычны такие заголовки, как "Моя война" (The Mirror) и "Один из наших ребят" (The Sun), на более критичные к королевской семье издания? Издания, где авторы-циники без боя сдались эпидемии глупых ухмылок, виляния хвостом, подмигивания и впадения в экстаз.

Хотя по фотографиям понятно, что Гарри во время службы помогали один-два других солдата, в сообщениях, поступавших из провинции Гильменд, он неизменно оказывался главным действующим лицом, подчеркивалось его стремление носить обычную униформу и переносить те же тяготы — грязная одежда, отсутствие ванны, ужасная еда, что и "простые солдаты", как их называет пресса. "Для вас важно, чтобы вас не выделяли, не так ли?" — задали ему вопрос в этой обновленной версии сказки "Принцесса на горошине". Но никто не лебезил так активно и настойчиво, как BBC, где журналисты, пишущие о королевской семье, и их редакторы вознамерились построить свою работу на основании полной лояльности, как в военное время: в течение двух дней они заменяли поступающие новости красочными отчетами о приключениях принца. Эти отчеты выдавались шепчущим нараспев голосом, как это бывает по случаю похорон видных политических деятелей, и дополнялись комментариями бригадиров и генералов, которые характеризовали "принца-солдата" как примерного, самоотверженного, безупречного и так далее, и так далее. Наряду с возрождением информационных ценностей военного времени вернулись и классовые различия эпохи второй мировой войны. Современная аудитория получила возможность оценить ту огромную честь, которая была оказана подвергающимся угрозе соратникам Гарри тем, что, как писалось в одной из статей, "среди них был принц". Это так же верно, как если говорить, что из модного ночного клуба Boujis можно разглядеть рабочий район Ист-энд. Чтобы соблюсти баланс, BBC время от времени вставляла замечания критиков экспедиции Гарри, но поскольку этим критиком неизменно оказывался Джордж Гэллоуэй, жутко пародирующий кошек, то это лишь подтверждало правильность решения посвящать все новые и новые выпуски новостей свежим съемкам принца, несмотря даже на то, что единственная новость состояла в его возвращении домой.

Это "возвращение", как писалось в одной мечтательно-грустной статье, будет наполнено "сладкой горечью". Почему? Нельзя было не заметить, что возвращающийся герой не лишился ноги. Просто, оказывается, ему не нравится в Англии и, как он заявил в одном из интервью, жизнь там "довольно поганая". Особенно, как подчеркнул наш герой в беседе с журналистами, прилетевшими, чтобы увековечить его доблесть, ему не очень нравится Англия из-за журналистов и "всего того дерьма, которое они пишут". Как до них бедняжка Кроуфи (Марион Кроуфорд, няня будущей королевы Елизаветы II и принцессы Маргарет, которые дали ей прозвище Кроуфи.— "Ъ"), чье трогательное описание жизни ее подопечных в книге "Маленькие принцессы" принесло ей лишь позор и бесчестье, британские СМИ увидели, что их добровольный временный отказ от критики уже забыт, ведь армия уже обвиняет их за разглашение местонахождения принца. Как будто эта очень удачная по времени утечка информации не обеспечила чудесное возвращение принца домой, и притом живого — спаситель семьи, страны, правительства и британской миссии в Афганистане, которая, как мы теперь уже понимаем, совершенно обоснованно является местом, где все время гибнут люди. И в самом деле, нет таких медалей и наград, которые могли бы по достоинству отметить заслуги тех официальных лиц, чья манипуляция в СМИ в первые дни подробного освещения войны была настолько совершенна, что в выпусках новостей не было места или спроса на хныканье по поводу жертв, комплектования личного состава, коронеров, нехватки снаряжения, психического здоровья, жилищных условий, компенсации, оборонного бюджета и, что вообще удивительно, по поводу нелепого отсутствия чувства меры. В результате обычный погибший солдат удостаивается односложного упоминания в беседе премьер-министра с членами палаты общин, в то время как возвращающийся домой досрочно принц выслушивает все более бурные и сентиментальные похвалы от Гордона Брауна, напрягающегося для своего собственного сплачивающего народ момента: "Вся Великобритания будет гордиться его достойной службой".

На самом деле, если королевская семья и армия и могли остаться несколько неудовлетворенными тем, как все сложилось, то только в том случае, если их истинный план, задуманный в секретном бункере принца Филиппа, состоял в том, чтобы Гарри убили в бою — печальная жертва, но она увековечила бы монархию в веках. А так, пройдет некоторое время, прежде чем кто-нибудь пожалуется на то, что теперь необходимы целые батальоны охранников для сопровождения принца Гильмендского из одного ночного клуба в другой. С точки зрения королевской семьи, ничего подобного не было с тех пор, как принц Чарльз служил в армии и никто еще и слыхом не слыхивал о Камилле Паркер-Боулз. Однако для сторонников республиканского строя это, наверное, было бы довольно погано.