Природа решений Минприроды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московские новости", origindate::11.02.2003, Фото: "Компания"

Природа решений Минприроды

Глава министерства контролирует 80 процентов валютных поступлений в бюджет страны

Евгений Андреев

тенденция

Converted 14062.jpg

Непотопляемый Артюхов

В стране вовсю идет очередной передел собственности. Знатоки процесса утверждают, что уже далеко не первый. Ваучерный передел - был, криминальный -прошел, территориальный - имел место, олигархический - тоже. Теперь же происходит передел чиновничий. Дело в том, что за десять лет рыночных реформ в России по-прежнему наиболее мощным ресурсом остается административный. Вот почему чиновничество, во многом обойденное при предыдущих переделах собственности, сейчас активно берет свое. Немалая роль в этом процессе отводится ведомству, на первый взгляд, достаточно скромному и не слишком публичному -Министерству природных ресурсов (МПР). А также его главе -Виталию Георгиевичу Артюхову.

Природное «НОУ-ХАУ»

«У кого власть, тому и сласть», -говорят в народе. И хотя эта поговорка родилась давно, она как нельзя лучше иллюстрирует деятельность министра природных ресурсов. Сразу после своего назначения Виталий Артюхов заявил, что он пришел исполнять приказ президента и председателя правительства. Уж не знаем, какие приказы получал министр, но действовать он начал своеобразно. Министр сразу определил ту козырную карту, которая находится у него на руках, и недолго думая зашел с нее. Речь идет о праве выдачи лицензий на месторождения. «Министерство - не магазин по выдаче лицензий» -говорят, именно такую фразу любит повторять на совещаниях Артюхов. Вскоре многие стали подозревать, что под этой фразой подразумевается: хочешь иметь лицензии - «договаривайся» с министерством. Получил лицензию раньше - договаривайся по новой, иначе руководство Минприроды может и «перерешить».

Дабы новые правила игры стали понятны заинтересованным лицам, министр составил «черный список» недобросовестных, по его мнению, нефтяных компаний, у которых МПР вознамерился в массовом порядке начать отъем лицензий. После чего пригласил руководителей крупных, вертикально интегрированных компаний к себе на беседу, которая, видимо, прошла не без взаимной пользы. Во всяком случае, после встречи в «черном списке» почему-то остались только маленькие компании. Очевидно, крупные игроки были вынуждены принять новые правила и «договариваться» с ведомством Артюхова. Что стало с теми, кто не договорился? Ответ на этот вопрос дает судьба удмуртской нефтяной компании «Белкамнефть». В минувшем октябре Минприроды приняло постановление аннулировать 26 лицензий, выданных данной компании на месторождения с общими запасами в 80 млн. тонн нефти. Понятно, что в кратчайший' срок деятельность компании была парализована. В расчет не были приняты ни миллиард рублей, уже вложенных «Белкамнефтью» в месторождения, ни вмешательство президента Удмуртии Александра Волкова, заявившего, что от остановки «Белкамнефти» пострадает население республики -(нефтяная компания - весьма крупный республиканский налогоплательщик). Из министерства дошли слухи о новом операторе, который будет работать на месторождениях.

Вот оно - министерское «ноу-хау» по переделу собственности и перекройке контроля над ресурсами: сначала заявляется об отзыве лицензии, затем парализуется хозяйственная деятельность компании, после чего ее можно спокойно передавать в «нужные руки».

Принцип одного ключа

Атаку на «Белкамнефть» эксперты посчитали генеральной репетицией нападения на куда более крупного игрока - «Башнефть», владеющую, кстати, 38 проц. удмуртской компании. «Башнефть» добывает в 6 раз больше своей удмуртской «дочки» - около 12 млн. тонн нефти в год. В преддверии приватизации этой компании - одной из крупнейших в стране -в министерстве вдруг загорелись отнять у «Башнефти» лицензии на недропользование. При том, что эти лицензии были получены еще в советские времена. Тогда, между прочим, башкирский нефтяной комплекс достигал 30 проц. от всей советской «нефтянки», поставляя ГСМ Вооруженным Силам, оборонке, всему народному хозяйству. В те времена, заметим, кто, что и почему разрабатывает, было ясно и без теневых договоренностей...

Почему же вдруг сейчас развило такую активность Минприроды?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, достаточно сказать, что башкирский нефтекомплекс оценивается в сумму, превышающую 10 млрд. долларов. Однако можно не сомневаться, что цена, по которой он будет продан, и близко не подойдет к этой цифре. Об этом вполне могут позаботиться и в Министерстве природных ресурсов. Затеяв эпопею по отъему лицензии накануне приватизации «Башнефти», МПР, как кажется многим, преследует вполне прозрачную финансовую цель: «завалить» мощную компанию набок, парализовать ее работу, организовать перебои с экспортом продукции. И как следствие - подорвать ее стоимость на рынке. Словом, расчистить площадку для того, чтобы она ушла в «правильные» руки. Дальше «во спасение» предприятия-банкрота состоится псевдоаукцион (вспомним недавнюю историю со «Славнефтью»), победитель которого по дешевке завладеет уникальным нефтеперерабатывающим комплексом. Можно не сомневаться, что будущий хозяин приватизированной таким образом «Башнефти» до конца жизни будет благодарен министру Артюхову. Не надо быть министром, чтобы понимать: отзыв лицензий является серьезным рычагом влияния на поведение нефтегазовых компаний. Вот только местные власти мешают процессу. Дело в том, что сейчас на лицензионном соглашении ставятся две подписи - руководителя Минприроды и регионального руководителя (так называемый принцип двух ключей). И Артюхов предложил на недавнем заседании правительства заменить два ключа одним - вместо подписи губернатора потребуется лишь «согласование» с ним, которого, естественно, легче добиться. Тем самым министр, по сути, узурпирует процесс контроля над нефтяной отраслью и лишается единственного сдерживающего фактора - противостояния местных властей.

Вполне возможно.что Виталий Артюхов объясняет массовую практику отъема лицензий у нефтяных компаний некими государственными интересами. На самом деле все это выглядит как банальный бизнес, хотя и в особо крупных размерах.

Темные пятна светлой биографии

Когда подобные истории становятся известны, невольно подумаешь: неслучайно контроль за этим бизнесом был доверен именно Артюхову. Он один из наиболее опытных управленцев в нынешней правительственной команде. Его официальная биография (см. досье) вполне благополучна для руководителя такого ранга. Однако существует и та часть биографии, которая не попадает в официальные сводки. Это скандалы и финансовые нарушения, которые сопровождали деятельность Артюхова на всех постах в последнее десятилетие и о которых активно писала пресса. Скажем, будучи замминистра финансов, Артюхов предоставил из бюджета в качестве займа около 600 тыс. долларов некой фирме «ВТИ», которая вскоре обанкротилась. Полмиллиона долларов пропали бесследно. Будучи руководителем Госналогслужбы, он произвел ремонт офисов своего ведомства, стоимость которого была завышена в 2,5 раза. Впечатляющ и статистический результат деятельности Виталия Георгиевича на посту директора Федеральной дорожной службы. При нем количество сданных в эксплуатацию за год дорог уменьшилось более чем в два раза (с 587 до 244 километров), зато объем недоимок вырос в три раза (с 4,2 до 12,7 млрд руб.). Сбор в дорожный фонд упал с 14 до 9 млрд руб. Даже беглого ознакомления с этим послужным списком хватает, чтобы понять: несмотря на свой возраст и опыт, Виталий Артюхов - новый тип министра, появившийся в последнее время. Невольно возникает не только вопрос, кто и что позволяет Виталию Георгиевичу удержаться на плаву среди бурных волн власти, но и с какой точки зрения смотрит он сам на ресурсы, которыми управляет. Ведь взгляды могут быть разными: взгляд государственного мужа или взгляд бизнесмена...

Не нефтью единой

В течение всего прошлого года Минприроды вело активные «военные» действия против представителей лесодобывающего и лесоперерабатывающего комплексов. Многие не увидели в этих действиях иной цели, кроме большого передела в отрасли. Механизм все тот же: накопать компромат, «завалить» сильное предприятие, а затем правдами и неправдами провести на хозяйство «своих людей». Недавно ведомство продемонстрировало свое фирменное «ноу-хау» в отношении двух крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов Прикамья: «Соликамскбумпром» и «Камский ЦБК». Министерство решило приостановить действие их лицензий на водопользование якобы под предлогом загрязнения окружающей среды. Деятелей из МПР не смутил даже тот факт, что выбросы в окружающую среду Соликамского ЦБК считаются, по сравнению с другими предприятиями отрасли, минимальными. Несущественным оказалось и то, что срок лицензии на водопользование истекал лишь в 2004 году. МПР спешило. В отрасли вовсю говорят об одной «олигархической структуре», которая вознамерилась стать крупным игроком лесного рынка. Не в ее ли интересах такая активность? Во всяком случае, директор соликамского предприятия сразу после окончания проверки Минприроды заявил о том, что удар по его предприятию произведен с вполне конкретной целью: передать его в руки некой «третьей силы».

Точно так же Минприроды вершит дела и в рыбной отрасли. Без визы министерства не выделяются квоты, не выписываются лицензии. Что стоит за чиновничьими проволочками, видно на одном примере. В минувшем июне МПР подало в суд на администрацию Сахалинской области в связи с незаконным началом лососевой путины-2002 без утверждения региональных квот. Пойти на такое решение администрация Сахалина была вынуждена в связи с тем, что массовый нерест тихоокеанского лосося длится всего месяц и не может ждать, пока чиновники договорятся.

Теперь у Минприроды появился новый «объект интереса». Речь идет о компании «Дальвостокуголь». Цель все та же - подвести мощное предприятие под банкротство, с тем чтобы оно, уже в качестве ничего не стоящего банкрота, перешло затем по дешевке в «нужные» руки. Надо полагать, и эта мишень не последняя. Ведь лицензии, которые выдает МПР, обеспечивают контроль над 80 проц. валютных поступлений в бюджет страны. Представляете, какие возможности для «черного передела»!

***

Непотопляемый Артюхов

досье

Виталию Артюхову - 58 лет, родился в Краснодарском крае, окончил Новочеркасский политехнический институт по специальности  «автомобильный транспорт».

На руководящей работе - с 1983 года, когда возглавил финансовое управление Министерства автомобильного транспорта РСФСР.

С 1991 по 1995 год - заместитель министра транспорта РФ,

с января 1995-го - первый замминистра финансов,

с марта 1996-го - руководитель Госналогслужбы РФ.

С апреля 1997 года - директор Федеральной дорожной службы РФ,

с июля 2000-го - первый замминистра транспорта.

В настоящее время - министр природных ресурсов РФ. Доктор экономических наук, профессор.

Женат, имеет сына- 30-летний Вадим Артюхов работал в аппарате первого вице-премьера Христенко, помощником премьера Касьянова. В настоящее время - замминистра имущественных отношений РФ.

***

Досье "МН"

С момента принятия закона о недрах в 1992 году Минприроды выдало 5667 лицензий в нефтегазовой сфере, потом аннулировало более 3000 (в основном в связи с окончанием срока их действия). В итоге в России действуют 2664 лицензии на разведку и добычу нефти и газа.

Характерно, что 56,8 проц. разведанных запасов газа приходится на долю «Газпрома», а каждой из трех крупнейших нефтяных компаний -«ЛУКойлу», ЮКОСу и ТНК -досталось более 10 проц. запасов нефти.

С 1994 года Минприроды проверило работу 2462 объектов по 694 предприятиям и выявило 4060 нарушений, связанных в основном с невыполнением условий лицензионных соглашений. Минприроды выдало 2710 предписаний на исправление нарушений, из которых выполнено 2380.

(По материалам заседания Правительства РФ)