Приставы на рейде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ИА "Паритет-пресс", origindate::15.10.2012, Фото: "Коммерсант"

Приставы на рейде

Как Артур Парфенчиков превратил Федеральную службу судебных приставов в частное формирование для решения коммерческих вопросов

Дмитрий Плахутин

Compromat.Ru

Артур Парфенчиков

Карьера бывшего студента юрфака Ленинградского Государственного университета и нынешнего начальника Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Артура Олеговича Парфенчикова развивалась стремительно. Судьба будто несла скромного прокурора Петрозаводска — сперва он возглавил Северо-Западное управление ФССП, а затем получил должность замначальника всея ФССП, курируя управления организации исполнительного производства и работы по розыску и реализации имущества должников. Затем отгремела инаугурация однокурсника по питерскому юрфаку — теперь уже бывшего президента Дмитрия Медведева, и Парфенчиков стал главным судебным приставом страны, продолжая чутко руководить службой до сих пор.

Внешне дела в ФССП обстоят блестяще. Неутомимый начальник постоянно придумывает все новые и новые методы борьбы со злостными неплательщиками, отказывающимися подчиниться решениям судов. Им выписывают административные штрафы, запрещают выезд за границу, и даже лишают возможности пользоваться общественным, транспортом, интернетом и мобильным телефоном.

Правда, эта похвальная инициатива Парфенчикова, как часто бывает в России, стала кормушкой для некоторых его коррумпированных подчиненных. Представьте себе ситуацию: вас останавливают при выезде за границу, поскольку оплаченный вами штраф за неправильную парковку где-то затерялся в бумажном круговороте. Вас посылают разбираться с приставами, которые предлагают либо решить вопрос на месте, естественно, не бескорыстно, либо ждать, пока они разберутся с вашим пропавшим штрафом. В России на это могут уйти месяцы, поскольку приставы такие же чиновники, и действуют по-российски неторопливо. А если вы человек состоятельный и известный, то бумажку не найдут специально, пока вы не внесете в «кассу» судебных приставов кругленькую сумму, которая может колебаться от нескольких тысяч рублей до десятков тысяч долларов.

Но это только одна сторона медали, а перевернув ее, мы без труда обнаружим неиссякаемую любовь Артура Парфенчикова и его коллег к красивой жизни и более чем сомнительные методы финансирования этой любви.

Кто оплачивал обошедшийся по данным газеты «Ваш Тайный Советник» без малого в миллион рублей банкет, устроенный господином Парфенчиковым со товарищи 8 июля 2010 года на Екатерининском острове в Санкт-Петербурге в павильоне работы Кваренги? На чьи деньги один из преемников Парфенчикова на должности начальника управления реализации имущества должников Геннадий Иванов (при годовой зарплате 985 547 рублей 04 копейки и безработной жене) приобрел две квартиры, жилой дом и две дачи общей площадью 2741 кв. м. плюс автомобили Toyota Land Cruiser 200 и Mitsubishi Outlander, общей стоимостью не менее 3,8 млн. рублей? Как замначальника управления делами ФССП Николай Егоров, заработав вместе с женой 518 051 рубль 56 копеек, смог купить Jeep Wrangler и Mitsubishi Outlander, стоящих не менее 2,3 млн. руб.?

На все эти вопросы можно ответить, проанализировав мягко говоря, странные действия подчиненных Парфенчикова при решении коммерческих конфликтов.

Взять, к примеру, спор между совладельцами телекоммуникационной компании Vimpelcom, норвежской компанией Telenor и российской «Альфа-групп». Когда стало очевидно, что «Альфе» даже с учетом поддержки столь же неподкупной, как ФССП, Федеральной Антимонопольной службы трудно добиться своего, столичный офис компании Telenor Russia взял штурмом отряд спецназа во главе с сотрудником московского управления судебных приставов Георгием Сордия. Он потребовал раскрыть необходимую для решения вопроса в пользу «Альфы» коммерческую информацию, а в качестве аргумента представил 15 автоматчиков, блокировавших бизнес-центр. В ходе штурма выяснилось, что информацию должна предоставить не Telenor Russia, а другая дочерняя компания норвежцев — Telenor East Holding II, но кому надо поняли: в случае упрямства разберутся со всеми.

Как повлияли вооруженные действия пристава в пользу олигархов Фридмана и Авена на рост благосостояния отдельных сотрудников ФССП, включая главу ведомства, пока неизвестно.

Зато хорошо известна благосклонность господина Парфенчикова к другой крупной компании — «Газпром-нефть», которую возглавляет другой питерский олигарх Александр Дюков. Президент «Газпром-нефти» не мог остаться равнодушным, когда его girlfriend Ольга Слуцкер пыталась отвоевать у бывшего мужа коллекцию картин стоимостью в 30 млн. долларов.

Как ни странно, но в этой проблемной операции замечен все тот же самый Георгий Сордия, видимо, пользующийся особым доверием у главы ФСПП. На этот раз, он действовал уже вместе со своим шефом — начальником отдела по особым исполнительным производствам неимущественного характера московского УФССП Александром Зуйковым. Эти доверенные подчиненные Парфенчикова успешно поучаствовали в дележе нажитого непосильным трудом семейного имущества бывшего сенатора от Чувашии Владимира Слуцкера и Ольги Слуцкер. Хотя решение Пресненского районного суда от 4 июня 2012 года об изъятии у Слуцкера хранящейся в его доме в Серебряном Бору коллекции картин и скульптур было опротестовано в Московском городском суде, который 27 июня отменил это решение, приставы не стали ждать вердикта кассационной инстанции, как положено по закону. Вместо этого Зуйков и Сордия уже 8 июня явились в Серебряный Бор с традиционными автоматчиками в масках и молниеносно изъяли коллекцию стоимостью не менее $30 млн. Операцией руководила лично Ольга Слуцкер, покрикивавшая на приставов и даже не скрывавшая, что главная тут именно она.

Вопрос о том, на каком основании Сордия и Зуйков грубо нарушили уголовно-процессуальный кодекс, предусматривающий выполнение решения суда только после утверждения его кассационной инстанцией, ФССП проигнорировала. В опубликованном на сайте службы пресс-релизе об этом вообще не говорилось ни слова. Из его текста можно понять, что никаких нарушений не было, потому что их не было. И вправду: какой такой УПК, если речь идет об интересах подружки самого господина Дюкова, к услугам которого бюджет главной трубы России.

Однако господин Слуцкер тоже не лыком шит, и уже 16 июля Пресненский суд принял решение вернуть коллекцию обратно. И тут-то началось самое интересное: Зуйков и Сордия, выполнившие прошлое решение того же самого суда за четыре дня, на этот раз стали тянуть резину. Лишь 5 сентября, то есть через полтора с лишним месяца после решения Пресненского суда они ... нет, не явились на склады частного охранного предприятия «Радон» во главе тех же самых бравых парней с автоматами, а отправили туда вежливое письмо с просьбой вернуть все самим, и были посланы куда подальше.

После этого изъятие было назначено на 20 сентября. Затем перенесено на 2 октября под предлогом необходимости получения из Пресненского суда ответа на запрос о порядке исполнения его решения. Потом опять перенесено в связи с внезапной болезнью пристава Сордия, которого главному приставу Парфенчикову оказалось совсем некем заменить. И наконец, 5 октября поправившийся Сордия торжественно заявил, что все равно коллекцию изымать не будет. Потому что 28 сентября Тверской районный суд оспорил возбуждение исполнительного производства и начнет разбираться с делом 24 октября.

Если (а по другому и быть не может), Тверской районный суд согласится с решением Пресненского районного суда и постановит вернуть коллекцию картин бывшему сенатору, подчиненные господина Парфенчикова все равно без работы не останутся. Скорее всего, гражданка Слуцкер снова достанет из кармана очередное решение, скажем неподкупного суда Урюпинска, который запретит изымать коллекцию ввиду ее хрупкости. Потом появится постановление суда города Бабай-Юрта о необходимости привлечь к операции наблюдателей ООН, которые будут бдительно следить за сохранностью экспонатов…

Средства любимого человека позволяют, и возможно этот бред будет происходить, пока не выяснится, что вывезенная коллекция уже давно переоценена очень компетентными и совершенно независимыми экспертами. Они определят ее стоимость не в 30, а всего в 3 млн. долларов, за которые вся красота и продана, а бывший муж может получить половину этой суммы в монгольских тугриках в банке города Тамцаг-Булаг. А из оставшихся денег Ольга Слуцкер сможет отблагодарить тех, кто помогал ей вернуть нажитое непосильным трудом добро.

Когда несколько лет назад господин Парфенчиков добился принятия нового закона о судебных приставах, либеральные демократические эксперты предупреждали — закон получился корупцеемкий и может быть использован вместо приучения российских граждан к законопослушанию совсем для других целей. До тех пор, пока судебные приставы будут сами определять, какую квитанцию по оплате штрафа за парковку найти, а какую — потерять, какое решение суда выполнять сразу, а какое затягивать до скончания века, возможности для личного имущественного роста подчиненных руководителя ФСПП Артура Парфенчикова открываются грандиозные.