Прифронтовая zона. Алханов, Магомедов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Еще не суверенное государство. Но уже не Россия. Здесь не стихают междоусобные разборки, а решение о гастролях столичной звезды принимает духовное управление мусульман. В некоторых горных селах администрация существует только для того, чтобы одобрять решения шариатского суда, а в городах регулярно убивают сотрудников правоохранительных органов.
3 февраля серия убийств сотрудников милиции увенчалась мощным аккордом: в центре Махачкалы был расстрелян замминистра внутренних дел Магомед Омаров.
И тем не менее республиканские власти уверяют Москву: в все спокойно. Ситуация в окопах контролируется.

Длинная вереница машин на федеральном блокпосту. Из года в год картина не меняется: из Чечни в едут “коробейники”. На рынке в приграничном Хасавюрте закупают все: от продуктов до турецких шмоток. Блокпост процветает: каждая машина — деньги. В сотрудников этого “пропускного пункта” ласково называют “контролеры” — мол, оплати проезд и двигай спокойно дальше. По словам дагестанского богослова Ильяса-хаджи Ильясова, через дагестанскую границу можно ядерную бомбу провезти.
Хасавюрт переполнен милиционерами. И дагестанские, и российские стражи порядка останавливают машины, проверяют документы.
— Что это вас так много? — спрашиваю соотечественника в форме. — Что-то случилось?
— Ситуация очень непростая, — говорят мне. — Здесь всегда было много гостей из Чечни, но сейчас их число явно зашкаливает. Людей не хватает, чтобы всех отследить. С каждым месяцем положение обостряется. То и дело происшествия, стрельба. Почти каждый раз — с участием боевиков.
На рынке оживленно, суетливо, много покупателей.
— Слышишь, как разговаривают? — спрашивает мой спутник, житель Хасавюрта Ильдар.
Слышу. Разговаривают по-чеченски.
— Этот рынок — по-настоящему стратегический объект, — продолжает он. — Это снабжение всей Чечни и “золотое дно” Хасавюрта. Здесь торговать устроиться — все равно что в Москве пройти конкурс на место замминистра. “Откаты” за торговую точку идут непосредственно в администрацию города.
Один из самых рейтинговых в республике слухов: мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов немало заплатил Рамзану Кадырову за то, чтобы в Чечне большого рынка не открывали. Так это или нет, сказать сложно. Но о том, что Умаханова и Кадырова-младшего связывает крепкая мужская дружба, знают все. Извечный кавказский стереотип — мол, и Чечня — это “заклятые соседи”, которые никогда не найдут общий язык — отступает перед хорошими отношениями чеченца Рамзана и аварца Сайгидпаши. И этот пример далеко не единственный.
— Чеченские боевики то и дело находят приют в Хасавюрте, — говорит сотрудник ФСБ, работающий в Чечне. — В свою очередь, в горах Чечни среди членов НВФ очень много жителей.
За примерами далеко ходить не надо.
29 сентября в Хасавюрте был задержан амир Гудермесского района Чечни Салман Темирбулатов. Процесс задержания амира был прост до смешного. Чеченский боевик гулял по улице Хасавюрта. К нему подошел наряд милиции и попросил предъявить документы. В этот же день задержали еще одного боевика — Ризвана Тайсумова из Курчалоевского района Чечни. Его взяли в обычном доме, уйти Ризван не смог — рана помешала. Огнестрельное ранение бедра Тайсумов получил два месяца назад, в Чечне. Лечиться поехал в Хасавюрт, где и провел 60 дней, прежде чем его обнаружили. Хозяин дома, в котором столовался Тайсумов, исчез. В рапорте написали: сумел уйти, потому что “хорошо знал город”. Это чистая правда. Чеченские боевики этот город изучили как свои пять пальцев.
Всю осень в городе время от времени стреляли. Цель всегда одна — сотрудники милиции и прочих “органов”. Новый год начался в тех же традициях.
1 января на окраине Хасавюрта был убит милиционер, а около рынка ранены еще двое — “при проверке документов у местного жителя”. Нападавшие обозначились сами уже спустя сутки: на интернет-сайте “Кавказ-центр” появилось заявление “дагестанского джамаата “Шариат”, который взял на себя ответственность “за серию вооруженных акций в этой республике”.
А вот оперативная информация РОВД Веденского района Чечни. Один из лидеров НВФ, действующих на Северном Кавказе, — Сулейман Ильмурзаев, позывной “Хайрулла”, уроженец Новолакского района. Амир Ножай-Юртовского, Курчалоевского и Веденского районов Чечни. Общая численность НВФ, находящегося в подчинении “Хайруллы”, — 500 человек; 9 бандгрупп со своими полевыми командирами. Основной костяк составляют жители. По показаниям одного из задержанных боевиков, именно “Хайрулла” руководил “операцией” 9 мая (убийство Кадырова). Весной Ильмурзаев появлялся в Ингушетии, летом его видели в Ведено. Осень и зиму “Хайрулла” обычно проводит в Хасавюрте.
— мир невыгоден, — считают чекисты. — Потому что это серьезный удар по экономике. К примеру, рынок в Хасавюрте сразу будет не нужен. Кроме того, если ситуация урегулируется, бюджетных средств сюда будет поступать гораздо меньше. Сейчас дотации идут сплошным потоком — потому что это “прифронтовая зона”. А если война кончится?
Судя по всему, пока об этом нечего волноваться.

Военная политика
Противостояние мэра Хасавюрта Умаханова и главы госсовета Магомедали Магомедова продолжается довольно долго. Полгода назад оно достигло кульминации.
В конце июля в Хасавюрте несколько тысяч (!) человек вышли на митинг. Обвинили главу Магомедова в заказных убийствах и попросили уйти по-хорошему. Инициатором народного гнева был мэр Хасавюрта. После этого “ответные” акции — в поддержку существующей власти — прошли в Махачкале. Спустя месяц “протестанты” вышли на улицы в Цумадинском и Ботлихском районах республики. А Сайгидпаша сообщил, что уже создана инициативная группа по проведению вседагестанского митинга протеста.
— Тогда, в конце августа, Умаханов готовил этакую дагестанскую “революцию роз”, — рассказывают оперативники УФСБ РД. — Предполагалось, что из Хасавюрта в Махачкалу выдвинутся колонны людей с розами в руках. Но в связи с событиями в Беслане акция была отменена. Умаханов вроде как “повинился” и был принят обратно в “ближний круг”.
После первых же “выступлений оппозиции” МВД провело показательную “чистку” хасавюртовских рядов. Приказом министра внутренних дел был отстранен от исполнения своих обязанностей глава ГОВД Хасавюрта полковник Омар Тупалиев. Сам полковник сразу же заявил, что это связано с митингами, которые принципиальные сотрудники ГОВД отказались разгонять. Но, по информации МВД РД: “К нам давно поступали сведения о различных нарушениях в ГОВД Хасавюрта, в частности, о коррупции и сокрытии преступлений от регистрации. Вот и решили разобраться”.
В начале года ГОВД дагестанского города опять привлек внимание СМИ. Сюда доставили задержанную (была без документов) сестру Рамзана Кадырова. Спустя час, по информации наших коллег в Хасавюрте, Кадыров в сопровождении 300 сотрудников своей службы безопасности был уже в милиции. Дальнейшие показания расходятся: одни говорят о “захвате” кадыровцами ГОВД, другие — о том, что все закончилось мирно. Достоверно известно только одно: люди Рамзана увезли его сестру с собой. С инцидентом должен был справиться полпред президента в ЮФО Дмитрий Козак. Судя по тому, что больше новостей по этой теме не появлялось, миссия была выполнена. Гораздо интереснее версия дагестанских спецслужб — о скрытых пружинах конфликта Кадыровых и ГОВД.
— Не исключено, что это была провокация, — считают чекисты. — СМИ об этом не сказали, но сразу же после инцидента выступил Умаханов: мол, жители Хасавюрта уже были готовы выдвинуться в сторону Чечни и отомстить, так сказать, за поруганную честь своей милиции. И только ему одному — то есть мэру Умаханову — удалось остановить народный гнев.
Схема, выработанная годами. Время от времени надо раздувать проблемы, чтобы потом с блеском их решать. И скромно принимать благодарность федерального центра.

Спрятанная война
Накануне Нового года руководство Минобороны заявило: мы меняем схему действий федеральных сил. Теперь большая их часть будет размещаться уже не в Чечне, а в соседних республиках. А удары будут “точечными”. Между тем боевики по этой схеме работают уже как минимум год. Внедрять ноу-хау начали с. Нет, они не проводят масштабных акций — во всяком случае, пока. Террористическое подполье в республике специализируется на уничтожении сотрудников правоохранительных структур. Лучшие результаты — в Махачкале и Буйнакске.
За 7 месяцев 2004 г. — с июля по конец декабря — убито более 30 сотрудников МВД республики. Чуть больше 4 в месяц. Еще проще — почти по одному каждую неделю.
— Очень многие в поддерживают террористическое подполье и помогают боевикам, — говорит житель Махачкалы Тимур. — В первую очередь потому, что бандиты грамотно выбирают объекты для нападения. Милиция в республике вызывает гораздо большую ненависть, чем все ваххабиты, вместе взятые.
По оценкам же самого республиканского МВД, в республике действует несколько “боевых джамаатов”. И джамаат “Шариат” — далеко не самый известный. С 2002 г. здесь действует группировка “Дженнет” (“райский сад” в переводе с арабского), созданная Раппани Халиловым. По предположению спецслужб, у каждой из мобильных автономных групп в республике свой “черный список”. В группе — 5—6 человек. Связь с “координатором проекта” поддерживает только руководитель группы. Принципы организации подполья очень напоминают схему, которую использовал в свое время Борис Савинков.

Несветская власть
Духовное управление мусульман не любит Бориса Моисеева. Ничего криминального — о вкусах ведь не спорят. Но решение о том, чтобы запретить Моисееву гастроли в, “продавило” именно духовное управление.
— У нас светская республика, а религия отделена от государства, — говорит жительница Махачкалы Эльмира. — И мне совершенно непонятно, почему решения принимает ДУМ. Кто их уполномочил?
Вместе с тем в Махачкале до сих пор продают книги известных еще с первой чеченской кампании “певцов экстремизма” Надира Хачилаева и Раппани Халилова. Об этом лидеры дагестанских мусульман, регулярно обличающие “опасность ваххабизма”, почему-то молчат.
Интересные нестыковки сопровождают и работу следственных органов. Давным-давно был объявлен в розыск лидер НВФ, уроженец дагестанского села Карамахи Мухтар Атаев, обвинялся по ст. 208 (участие в НВФ). А некоторое время назад Атаева сняли с международного и федерального розысков, причем “ссылки были сделаны на самый высокий уровень”. Глава республики связался непосредственно с Путиным, пытаясь выяснить, кто и на каком основании снял Атаева с розыска. Сейчас решение пересматривается.
Последние сообщения из “контролируемой” и “спокойной” республики, пожалуй, лучше всего свидетельствуют о перспективах.
Накануне Нового года в Ботлихе жители города вышли на митинг с требованием прекратить строительство военного городка. Здесь федеральные власти собираются разместить горно-стрелковое подразделение. В этот же период жители нескольких дагестанских сел дважды перекрывали участок федеральной трассы “Кавказ”. Люди требовали от правоохранительных органов принятия мер для возвращения похищенных бандитами детей и заявили, что намерены создавать отряды самообороны. 28 декабря на чечено-дагестанской границе были арестованы несколько человек, причастных к этим самым “похищениям”. По сообщению правоохранительных органов, задержанные являются сотрудниками службы охраны Алу Алханова и сотрудниками чеченской милиции.
Противостояние нарастает. Стрельба не прекращается ни на день. А с высоких трибун по-прежнему звучит одно и то же заклинание: ситуация под контролем.
Очень плохой аутотренинг.

15 сентября 2004 г. Противотанковый управляемый реактивный снаряд (ПТУРС) пробил стену одноэтажного жилого дома на ул. Горького в центре Махачкалы. По сообщениям СМИ — самопроизвольный выстрел ПТУРСа с крыши туалета частного дома. Позже спецслужбы квалифицируют инцидент как “неудачную попытку теракта”. Предполагаемая цель — здание Госсовета республики.
25 сентября 2004 г. Расстрелян начальник криминальной милиции ГОВД Буйнакска 46-летний полковник Магомед Гаджимагомедов. “Сейчас у нас практически чрезвычайное положение”, — заявляет новый руководитель этого же горотдела Магомедарип Алиев.
29 октября 2004 г. Ночью на окраине Махачкалы обстрелян из автомата милицейский “УАЗ”, есть раненые.
С 9 на 10 ноября 2004 г. На окраине Махачкалы спецподразделения МВД штурмуют дом, где засел боевик Расул Макашарипов по прозвищу Муслим — главарь бандгруппы, на счету которой убийства 29 сотрудников правоохранительных органов. Штурм заканчивается под утро. Один омоновец погиб, ранен замминистра внутренних дел республики. Боевики переодеваются в спортивные костюмы и уходят.
3 декабря 2004 г. Около шести вечера в Махачкале автоматной очередью убиты начальник ОИ-92/2 Минюста РФ по РД (Шамхальская колония строгого режима) Ферезула Абдулаев и его водитель.

P.S. Несколько дней назад один из джамаатов — “Шариат” — опубликовал свое заявление. В нем боевики обращаются к жителям республики с “настоятельной просьбой” прервать охотничий сезон до тех пор, пока не будет “освобожден от русских оккупантов”. По словам наших источников в республике, жители передают друг другу заявление боевиков и всерьез собираются последовать совету “братьев по исламу”."