Приход в Россию антитабачного $1 млн. Блумберга может нарушить сложившееся равновесие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В 2006 году, когда Дума в очередной раз обсуждала повышение акцизов на сигареты, объектами благотворительности табачных компаний стали фонд "Северная корона" жены министра финансов Кудрина и фонд "Депутатский" зампреда комитета по бюджету и налогам Шторгина

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", июль, 2009, Курение: за и против

В Россию начали поступать деньги Майкла Блумберга на антиникотиновую кампанию. У лоббистов наступают горячие деньки

Анна Соколова

Полный запрет на курение в ресторанах и офисах; спичечные коробки, украшенные жуткими фото прокуренных легких; пачка сигарет стоит почти $ 10. Этот страшный сон курильщика давно стал реальностью для жителей Нью-Йорка. Все это ждет и россиян: фонд мэра Нью-Йорка миллиардера Майкла Блумберга выделил в этом году $1 млн на борьбу с курением в России. Всего же на антиникотиновую кампанию в развивающихся странах Блумберг пожертвовал почти $400 млн.

Еще пару лет назад производители сигарет были на поле лоббизма вне конкуренции. Они же проводили антитабачные рекламные кампании, содержание которых во всяком случае не отпугивало покупателей. «Курение? На это нет времени!» — улыбались бодрые молодые люди с плакатов. Никаких натуралистичных фото разрушенного табаком организма, характерных для западной социальной рекламы.

Производители сигарет охотно спонсировали благотворительные проекты нужных людей. В 2006 году, когда Дума в очередной раз обсуждала повышение акцизов на сигареты, Philip Morris перечислил $22 500 в фонд «Депутатский» зампредседателя комитета по бюджету и налогам Сергея Шторгина. Фонд «Северная корона» с супругой министра финансов Алексея Кудрина Ириной во главе тогда же получил $52 000.

Свое мнение по налоговым ставкам табачные корпорации подкрепляли фундаментальными исследованиями. В 2003 году Институт экономики переходного периода (ИЭПП) по заказу компании British American Tobacco проанализировал акцизы на табачные изделия. Авторы исследования ратовали за дифференцированные ставки налога в зависимости от класса сигарет. Эта система была выгодна ВАТ, производящей равное количество дорогих и дешевых сигарет, но не устраивала ее конкурентов из Philip Morris и Japan Tobacco Inc., которые выпускали в основном дорогие марки. Координатором этого проекта был эксперт ИЭПП Илья Трунин (ныне директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина), в интервью «Финансовым известиям» доказывавший, что государству невыгодна единая ставка акциза на табачные изделия — в полном соответствии с чаяниями ВАТ.

По оценке руководителя Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павла Толстых, каждая из четырех международных табачных компаний, ведущих бизнес в России, тратит на лоббизм и поддержание своего имиджа в нашей стране около $500 000 в год.

Приход в Россию антитабачных денег Блумберга может нарушить сложившееся равновесие. Директор Ассоциации производителей табачной продукции Вадим Желнин уже наблюдает оживление в стане идеологических противников. «После выделения Блумбергом грантов они очень активно выступают в прессе, — говорит он. — Жаль только, что они используют недостоверные факты». Его раздражают заявления о том, что Россию охватила табачная эпидемия. В подтверждение этого борцы с табаком ссылаются на данные о росте производства сигарет в России. По мнению Желнина, производство растет за счет экспорта.

Среди активных борцов с табаком — председатель Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин. Его организация в этом году получит самый крупный грант от фонда Bloomberg Initiative — более полумиллиона долларов на улучшение качества пропаганды отказа от курения. По словам Янина, эти деньги идут не на лоббизм, а на издание антитабачных бюллетеней, организацию семинаров для провинциальных журналистов и проведение исследований о продаже сигарет несовершеннолетним.

Доступ к органам власти, по его версии, перекрыт табачными компаниями. «Мы видим, как блокируется запрет на рекламу, как затягивается принятие закона об ограничении курения в закрытых помещениях,—жалуется Янин.—У нас акцизные ставки в 10 раз ниже, чем в Румынии, — это говорит о том, что табачные лоббисты работают эффективнее, чем мы».

По словам Янина, его борьбу с курением из органов власти поддерживает только Минздрав и главный санитарный врач Онищенко, Минфин и Минсельхоз симпатизируют производителям сигарет.

Толстых, впрочем, считает Янина перебежчиком. В 1998 году Philip Morris выделила КонфОП $ 100 000 на издание газеты «Впрок» в обмен на информационную поддержку. Толстых также указывает, что в 2001 году Янин раскритиковал иск депутата Сергея Митрофанова, требовавшего обязать табачные компании указывать свои контакты на пачках сигарет, а в 2005 году не поддержал иск организации «Общественный контроль», обвинявшей Philip Morris в том, что она скрывает от потребителей данные о вредных веществах в сигаретах.

Получатель гранта Блумберга опровергает все обвинения: в 1998 году он не руководил конфедерацией, а с тех пор, как ее возглавил, ни разу не перебегал на табачную сторону. «Подбор моих цитат просто тенденциозный, — настаивает он. — Наша позиция не меняется в зависимости от того, кто нас там заказывает».

В ответ он обвиняет в ангажированности самого Толстых. «Возможно, его основная цель — дискредитация оппонентов табачных компаний», — говорит Янин.

Пока табачные лоббисты чувствуют себя уверенно. «Мы участвуем в заседаниях думского комитета по экономической политике, — рассказывает Вадим Желнин. — Там рассматриваются вопросы производства, акцизов — нормальные экономические дискуссии, связанные с табаком». Однако лоббистской схватки — пусть Янин и говорит только о пропаганде здорового образа жизни — не избежать. Цель Блумберга — добиться законодательных изменений (резкого повышения акцизов, запрета на курение в общественных местах и т. п.) в странах, где курильщики пока чувствуют себя комфортно. Чтобы стало как в Нью-Йорке.