Причины и следствия "Киргизского" скандала

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


приведшего к смене руководства российской АК «Транснефть» в 1999 г., с некоторыми замечаниями общего характера о темной стороне нефтяного бизнеса

1079450605-0.jpg В редакцию поступили документы и материалы с информацией о неизвестных сторонах деятельности некоторых представителей российского нефтяного бизнеса. Не увереные на 100% в достоверности изложенных фактов, мы тем не менее решили начать публиковать попавшие к нам материалы. Ниже приводится анализ обстоятельств, которые привели к смене руководства российской АК «Транснефть» в сентябре 1999 года, и рассказано о предшествующих и сопутствующих событиях, в том числе и в первую очередь в связи с т.н. «киргизским скандалом», который в своё время не стал известен широкой общественности. Однако именно «киргизский скандал» явился причиной множества отставок и назначений, и в итоге в том числе «киргизский скандал» изменил политический ландшафт в России; — конечно, вкупе со многими прочими событиями того периода.

Что же до смены руководства АК «Транснефть» в сентябре 1999 г., то в то время В.В. Путин заметил, что решение о скандальном назначении С. Вайнштока президентом АК «Транснефть» было принято В. Аксёненко и В. Калюжным, и пообещал впоследствии «разобраться в проблеме глубже».

Однако в силу ряда обстоятельств оказывается, что тему «киргизского скандала» и связанных с ним событий на государственном уровне поднимать, как видно, затруднительно, — а рассказать о них надо бы. Этому и служит предлагаемый анализ.

Всё изложенное ниже в общей и сокращённой форме о деятельности «российских» нефтяных Компаний (НК) относится к периоду 1999-2001гг., плюс некоторые общие замечания к событиям 2003 г.; однако есть основания полагать, что существенных изменений в этой сфере не произошло.

Основа настоящего текста, — анализ информации источников, плюс анализ открытых публикаций того периода в прессе, в том числе в киргизской прессе. Однако это дайджест из более полного анализа, который в силу ряда обстоятельств был сделан в 2001 году, ещё до всяких «источников из спецслужб» или «источников близким к спецслужбам». Они, именно эти «источники», появились как раз по причине того, что некоторым лицам стало известно о наличии указанного анализа и о желании автора выйти на серьёзные государственные спецслужбы.

Анализ был сделан в начале 2001 года, после того, как вице-президент АК Транснефть г. Евлахов недвусмысленно заявил автору: «Могут и голову оторвать!…», — за интерес к теме «киргизского сканадала». Подобным же образом, кстати, заявил автору по телефону и один из помощников г. Суханова, президента НК Славнефть: «Могут ведь и из автомата расстрелять!…»

К сведению

1.Россия.

Рынка нефти как такового в России нет. Термин «рынок нефти» это просто фикция. То же относится к термину «рынок ГСМ». Сферы регионального влияния просто поделены между крупными компаниями, при наличии сравнительно мелких производителей нефти. (Всего в России зарегистрировано около 450 компаний, занимающихся добычей нефти). Вся «конкурентная борьба» между крупными нефтяными Компаниями (НК) сводится к политической борьбе, в том числе с использованием административного ресурса. Кстати, в сферу интересов ОАО НК ЛУКОЙЛ входят де-факто среднеазиатские республики бывшего СССР.

По общему впечатлению от информации источников, Министерство топлива и энергетики (ныне Министерство энергетики) преимущественно играет роль не регулирующей, а разрешительной организации, причём со знанием дела разрешающей те или иные полулегальные махинации с нефтью и ГСМ.

Например, чиновник Министерства может разрешить переработку нефти на заводах ближнего зарубежья, «с последующим завозом продуктов переработки в Россию», а затем может разрешить не завозить в Россию те ГСМ, «так как на данный момент нужды в ГСМ в России нет». И продукция уходит на Запад. На эти и другие услуги существует вполне определённая такса. Но это мелочи.

По информации источников, некоторые «регуляторные меры»,

типа «обязательных»поставок нефти теми или иными Компаниями на не принадлежащие им НПЗ, — это при единой-то системе труб! — не более чем способ создать ту муть, в которой чиновники министерства далеко не с закрытыми глазами подставляют свой кусок хлеба с маслом, чтобы на него намазали «децл икры». Но это тоже мелочи.

По данным источников и признанию участника, по крайней мере в период нахождения Б.Ельцина у власти, имели место быть и совершенно незаконные, неучтённые, «левые» поставки нефти на НПЗ, а также «левая» переработка и «левый» сбыт. И вот это уже не мелочи. Есть все основания считать, что в том числе отсюда и произросли состояния таких лиц, как Б. Березовский — и некоторых прочих.

Но пока о «рынке» нефти. После 20-го числа каждого месяца достигается договорённость (происходит сговор) между наиболее крупными производителями нефти и определяется т.н. «рыночная» цена на нефть по России (минимальная), а также для Белоруссии. Как правило, эта цена такова, — на порядок выше себестоимости! — что невыгодно закупать нефть для дальнейшей переработки, с учетом транспортных расходов и расходов на переработку фирмам, не имеющим возможности ухода от налогов, или льготного налогообложения, или не имеющим возможности проводить зачётные или бартерные сделки, или же отправлять часть или всю продукцию на экспорт.

Однако поскольку в устоявшемся круге участников по крайней мере некоторые из этих возможностей уже наработаны, «рыночная» цена имеет и охранительный смысл от проникновения посторонних лиц в «узкий круг».

А вот «узкий круг», — это не фикция. И, кстати, термин, неоднократно употреблявшийся С. Евлаховым, ныне вице-президентом АК Транснефть, для пояснения, что он один из этого «узкого круга».

«У нас оч-чень узкий круг!…»

Однако продолжим про цены на нефть. Как правило, «внутренняя цена» нефти как для подразделений компаний, так и для фирм, «работающих с компанией», значительно ниже т.н. «рыночной». Именно по более низким ценам ведётся отчётность компаний, выплачиваются налоги и т.д.

Наиболее ярким примером этого является НК ЮКОС, которая по договорённости (по сговору) с администрацией Томской области продаёт свою нефть своим же аффилированным фирмам, как правило оффшорным, по цене примерно 800 рублей за тонну. А уже аффилированные фирмы продают нефть по настоящей цене. Разница, понятно, остаётся в оффшорах. При этом официально объявляются тендеры на «нефть будущей добычи» (и можно даже принять в них участие, и можно даже выиграть, предложив, допустим, 830 рублей за тонну… но…; — по выражению источника, проживёшь после этого не более пары часов!…).

Схема эта имеет изъян, — нефть для нужд самой Томской области эта Компания вынуждена продавать по той же низкой цене, — но уж тут у них всё считано до килограмма, с учётом износа оборудования котельных и других факторов.

По некоторым данным, на работу по подобной схеме эта Компания имеет индульгенцию от Семьи до 2002 года. Впрочем, эта информация из области умения обращаться с магическими цифрами. Так вот, с точки зрения существующего законодательства, может быть, всё в подобной схеме работы и законно, а по сути, — издевательство.

По некоторым данным, себестоимость тонны нефти — не выше двадцати долларов. Если быть более точным, то в российских условиях себестоимость барреля нефти (159 литров), примерно от 1,4 до 2,1 доллара, что соответствует себестоимости от 10,2 до 15,3 доллара за тонну.

То есть себестоимость нефти в российских условиях примерно от 300 до 450 рублей за тонну.Добавьте доллар на тонну за прокачку, добавьте двадцать процентов за переработку. Добавьте акциз. Добавьте транспортные расходы. Добавьте торговую накрутку. И у Вас получится, что высокооктановый бензин в наших условиях должен стоить менее одного рубля за литр!

Это означает, что <коммунальные услуги в нашей стране должны быть в разы дешевле. Это означает, что стоимость всех товаров должна быть пропорционально ниже. Это означает, что в каждой стоимости доля труда будет больше, и именно труд станет источником благосостояния и развития.

Это означает, что рубль должен быть крепче. Это означает, что мы все оплачиваем сверхприбыли кучки «олигархов», прибравшим к рукам то, что по определению относится к народному достоянию. Это означает, что у нас просто крадут то, что принадлежит всем нам. Это означает, что мы просто поставлены на колени кучкой «приватизаторов».

Уже этот подсчёт «на пальцах» позволяет понять, что нефть особый товар. Это даже не товар. Это концентрат ныне отнятых у государства возможностей. Вот потому «нефтяной бизнес» окружён такой секретностью. Вот потому так сильно бьют тех, кто рискует попытаться открыть глаза людям на то, что творит «узкий круг». Вот почему автору настоящего анализа в августе 2001 г. одним «деятелем» «околонефтяного бизнеса» «после встречи с Алекперовым» было в глаза сказано: «Вы — НА КОНТРОЛЕ!…».

Но пока о другом…

Однако всё же можно провести небольшой подсчёт. По опубликованным и озвученным в масс-медиа данным, «личное состояние» г-на Ходорковского составляет от 4 до 8,6 миллиардов долларов США. Если представить, что столько он «заработал» за 10 лет, тогда получается, что каждый день, включая выходные и воскресные дни, он «зарабатывал» от примерно 1, 25 до более чем 2,0 миллионов долларов. Каждый день! Не создав ничего, кроме схемы отмывки через оффшорные фирмы!

Есть ещё такие же красавцы, например г-н Березовский и г-н Абрамович. И ещё ряд таких же. Конечно, они пойдут на всё ради продолжения такого «ондулянсиона на дому»!…

На общем фоне выделяется НК «Сургутнефтегаз» (рук. Богданов), которая, по данным источников, всегда платила все налоги. По тем же данным, это единственная Компания, оставшаяся независимой от Москвы и от т.н. Семьи.

При этом, по данным источников, подложные документы именно «Сургутнефтегаза» зачастую использовались в полулегальных и незаконных сделках с ГСМ производства Омского НПЗ.

В России остались две крупные государственные нефтяные Компании, — Роснефть и Славнефть. При этом можно сказать, в силу ряда обстятельств, которые станут понятны дальше, что Славнефть всего лишь номинально государственная Компания. Об АК Транснефть отдельный разговор.

Но вообще надо отметить, что ныне существующие «частные» Компании, — просто искусственно созданные структуры, просто нахлебники, наездники, — на тех производящих и добывающих мощностях, которые были созданы за многие годы гигантскими усилиями всего народа.

Те же НГДУ, занимающиеся именно добычей нефти, те же административные здания НГДУ, — а рядом дворцы подразделений Компаний, которые всем управляют, которые почему-то имеют право говорить, что всё это «принадлежит им», и они активно вмешиваются в политику, и крутят свои дела.

При этом можно сказать, что все «движения» по упомянутым «делам» начинаются «от нефти». Руководители подразделений разных Компаний, занимающихся нефтью и занимающихся ГСМ, могут быть и незнакомы, но это скорее исключение, — круг действительно очень узкий. Так, например, по заявлению С. Евлахова, курировавшего в ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» нефть, он «не был даже лично знаком с Ю. Сухановым», курировавшим в Сибнефти ГСМ, — что не мешало делать одно дело.

Но точно можно сказать следующее. В настоящее время добыча, транспортировка, переработка нефти и реализация нефтепродуктов сосредоточены в руках весьма узкого круга лиц, возглавляющих Компании, АК (независимо от формы собственности), соответствующие подразделения в этих структурах. Весь цикл достиг высокой степени совершенства в части раздела сфер влияния и извлечения доходов, в том числе и с использованием административного ресурса, при этом могут создаваться альянсы формальных конкурентов. Иными словами, руководители всегда являются заинтересованными участниками процесса. И очень желают такое положение сохранить, а что из него следует, — приумножить. При этом, по большому счёту, их деятельность не имеет ничего общего с интересами России и интересами российского народа.

Поскольку этот краткий анализ посвящён только одному сканадалу, будет опущен общий рассказ о том, как «узкий круг» технически организовал изощрённую систему посредников, «переработчиков» при заводах, схем отправки ГСМ и отмывки денег, и так далее. Необходимое по ходу станет ясно.

О структуре Компаний.

Чаще всего в состав НК входят НГДУ (нефтегазодобывающее управление), или аналог, иногда несколько, занимающиеся собственно добычей нефти, и ничего не решающие, — и созданные ещё до «приватизации»!; — и зачастую подконтрольные подразделения, в той или иной степени обладающие самостоятельностью де-юре, и Компания не несет полной ответственности за их хозяйственную деятельность; так, например, в составе ОАО НК ЛУКОЙЛ было ООО (Общество с ограниченной ответственностью) «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» (г. Когалым Ханты-Мансийского АО), по причинам, о которых будет сказано ниже, преобразованное в 1999 г. в ОАО (Открытое акционерное общество)(В 2000 г. в прессе сообщалось о том, что «ЛУКОЙЛ – Западная Сибирь» является ОАО, хотя у автора имеются банковские реквизиты 2000 г., в которых эта структура прописана как ООО). Но это в любом случае единый комплекс, имеющий жесткую управленческую вертикаль, (для случая ЛУКОЙЛа тогдашнего периода В. Алекперов – Р. Сафин — Ю. Сторожев – С.Вайншток – С.Евлахов), но ООО выдвигалось на наиболее тонкие и рискованные сделки, зачастую закрепленные только устной договорённостью, — к тому же через систему посредников, которые «работали» с Компанией или ООО и являлись продолжением вертикали управления.

Cказать, все Компании абсолютно управляемы, — хотя в том же ЛУКОЙЛе источники даже в 2000 году усматривали наличие трёх противоборствующих группировок. Но мы рассматриваем более ранний период.

До осени 1999 г. руководил ООО «ЛУКОЙЛ — Западная Сибирь» Семён Михайлович (Самуил Моисеевич) Вайншток, в подчинении у которого был Сергей Кимович (Хаимович?) Евлахов. Разные источники отзываются о них как о «сладкой парочке», неразрывно связанной общими делами и общими интересами. Относительно ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» сам С. Евлахов около середины 1999 г. говорил так: «Мы не злоупотребляли подписанием бумаг…» И в это можно верить.

Однако тонкость состоит в том, что, по данным источников, в период около 1997-1999 гг. между Вагитом Алекперовым и С. Вайнштоком существовало соперничество, и при этом С. Вайншток сохранял значительную самостоятельность. Есть основания считать, что не в последнюю очередь это происходило потому, что С. Вайншток и С. Евлахов имели «свои», «особые» отношения с НК Сибнефть, и, соответственно, со структурой, известной как Семья.

Не секрет, что деятельность НК Сибнефть была в те годы крайне политизирована. Можно смело сказать, что в тот период НК Сибнефть и её руководители творили что хотели, — как в политической сфере, так в сфере «экономики». Несколько источников сообщали, что ни Б. Березовский, ни Р. Абрамович не являются истинными хозяевами Сибнефти, а истинным хозяином этой Компании является некий Б. Ельцин.

По крайней мере можно верить источнику, рассказавшему, что если кому-либо из должностных лиц доводилось в силу обстоятельств в тот период отказать в чём-либо Сибнефти, то это должностное лицо долго чувствовало себя неуютно: «Что будет, что будет!… Сибнефти пришлось отказать!…»

(По оперативной информации, губернатор Омской области Леонид Полежаев владеет через подставных лиц 8% акций Сибнефти. Это при том, что бывший директор Омского НПЗ Иван Лицкевич был категорически против приватизации завода Сибнефтью, — и утонул. Злые языки говорят, что Л. Полежаев против не был, и счастлив на своём посту. Это не просто замечание. Далее по отношению одного интересного обстоятельства мелькнут люди, «близкие к Полежаеву».

Губернатор Полежаев является ко всему видным «борцом с наркомафией». Он звонким голосом на Совете Федерации призвал искоренить!… Но сын приглашённого им из Казахстана В. Камерцеля (начальника УВД) – был задержан в Москве с 4 килограммами героина. Не застрелился Л. Полежаев, не ушёл с поста… Наоборот, помогал «отмазать» сынка…

А ведь в Казахстане были и есть куда более достойные люди для любого поста в УВД!…) Но пока о другом.

Если утрировать, то можно сказать так, — у Вагита Алекперова в «его» Компании ЛУКОЙЛ до осени 1999 г. была «пятая колонна» в лице С. Вайнштока и С. Евлахова, ориентировавшаяся на Семью, представлявшая угрозу для власти В. Алекперова, и действовавшая в том числе в интересах т.н. Семьи.

При этом следует помнить, что в 1998-1999 гг. здоровье «гаранта реформ» Б. Ельцина было таково, что он вполне мог и помереть.. Нет, умереть… Да нет, — подохнуть! Надо полагать, что такие дельцы, как например, Б. Березовский, были весьма обеспокоены вероятностью такого события.

Однако власть уже сложившейся структуры, прикрывавшейся

Б. Ельциным, была очень велика, и выступать открыто против неё было чрезвычайно опасно. В том числе и против Б. Березовского.

Другой вопрос, что представители той сложившейся структуры, о которой идёт речь, были обеспокоены своим будущим, и, по некоторым основательным предположениям, Б. Ельцин был для них «отработанный материал». Но на кого его заменить? И, главное, как?

Во всяком случае, охранная фирма НК Сибнефть «Атолл», как выяснилось в феврале 1999 г., «взяла в разработку» в том числе членов семьи

Б. Ельцина, прослушивая телефонные переговоры. А это не самодеятельность. Это активная фаза. Это кем-то отданные распоряжения, это соответствующие технические средства, это исполнение тех распоряжений. Тот же Б. Березовский не прослушивал лично переговоров, но это делали его люди. Кто не понимает в полной мере, что такое «его люди», может дальше не читать.

Господин Б. Березовский, — кстати, с двумя гражданствами и связями с чеченскими полевыми командирами, которые уже тогда не были секретом, — между всем прочим занимал до марта 1999 г. пост исполнительного секретаря СНГ. Ну, дела сугубо семейные, — если кто забыл…

По сообщению источника, на заводе в Омске была «целая ком-на-та!…», куда складывались деньги за проданные за наличку нефтепродукты, и что «…это деньги лично Березовского!…»

Вообще при анализе деятельности Б. Березовского становится ясно, что интересы России для него ничто. У него всегда были свои интересы и свои планы, с той поры, как он уже не поджидал Коржакова у душа, а сумел дорваться до власти. Просто денег для него было уже мало. Он лихо вилял между своими интересами и интересами Семьи, уклоняясь к своим… даже не интересам, а планам.

В книге П. Хлебникова приводится высказывание А. Лебедя: «Березовский – апофеоз мерзости на государственном уровне: этому представителю небольшой клики, оказавшейся у власти, мало просто воровать – ему надо, чтобы все видели, что он ворует совершенно безнаказанно». И тот же Б. Ельцин был для Б. Березовского никто. Просто пьяный м…к, с которым приходится считаться, которого надо ублажить. И которым надо попользоваться – до поры. Впрочем, это общее место.

При этом не следует забывать, что Б. Березовский был и является членом-корреспондентом Академии Наук, специалистом по системам управления. Если кто-то станет утверждать, что членкором АН может быть дурачок, — просто посмейтесь. Б. Березовский — системно мыслящий и очень умный авантюрист и подлец.

Ныне мы видим Б. Березовского в Лондоне с его истинными чеченскими друзьями. Ныне уже всё ясно. Уже ясно, что за отношения связывали его уже в тот период, которому посвящён настоящий анализ. Уже ясно, что это за компания, и чем он попутно совместно занимался с этими людьми уже тогда. П. Хлебников в своей книге недвусмысленно указывает, что Б. Березовский имел некоторое, хотя и косвенное отношение, к волне похищений людей в Чечне. И даже тогдашний президент Чечни А. Масхадов был возмущён – по своей причине. Павел Хлебников в своей книге (стр. 262) пишет: «Для президента Чечни Аслана Масхадова… волна похищений стала настоящей катастрофой.»

Далее, там же: «…Вместе с президентом соседней Ингушетии Масхадов сообщил российским и британским газетам: Березовский финансирует преступные группировки чеченцев, постоянно организуя для них проплату выкупа.» Уже тогда было понятно, — а сейчас в этом нет сомнений, — что Б. Березовский имел вполне «деловые» отношения с наиболее «отмороженными» чеченскими группировками, и помогал им. По-своему, но помогал. И, кстати, уже в то время контактировал с «идеологами» движения, например, с М. Удуговым. При анализе его деятельности всегда надо это помнить.

О Сибнефти.

Несколько слов о технической стороне вопроса. Сибнефтью на Омском НПЗ выпускаются не только ГОСТовские типы светлых нефтепродуктов, облагаемых акцизами, но и некоторые другие типы, безакцизные, определяемые различными ТУ (т.н. бензин технологический Омскфьюел ТУ 38.301-19-102-97 и ТУ 38.401-58-221-98; фракция бензиновая для пиролиза ТУ 38.301-19-108-97; Нефрас ТУ 38.401-58-219-98 и т.д. и т.п.), которые зачастую попадают на рынок, в том числе на рынок Казахстана, как доброкачественные виды горючего для карбюраторных двигателей. Впрочем, они преимущественно таковыми и являются, и даже, по информации источников, наливаются в ж.д. цистерны «из тех же резервуаров, что и автомобильные бензины», а все эти ТУ, — просто способ не платить акцизов, о чём также были прямые показания источников.

Хотя вообще-то каждый завод имеет паспорт, где перечислены все нефтепродукты, для производства которых он был спроектирован и построен. Кроме того, по данным источника, в компьютер Сибнефти был заведён вариант отправки нефтепродуктов на западном направлении только через Казахстан.

Тамошний ж.д. участок на территории Казахстана административно относится к Южно-Уральской железной дороге, но сам по себе факт двукратного пересечения ж.д. маршрутами государственной границы открывает широчайшее поле для афер.

Один из сотрудников на Омском НПЗ стал задавать вопросы типа: «А почему мы именно так отправляем?…», — имея в виду железнодорожные эшелоны. Вечером возле подъезда он получил удар по голове, очнулся привязанным за руки и за ноги в каком-то подвале, в положении стоя, и держали его там неизвестные лица двое суток. Был затем отпущен, и сразу уволился с завода. Но это так, между прочим.

Но вообще сам факт поставки упомянутых выше позиций нефтепродуктов не на химзаводы заставляет подумать об ответственности за это не только покупателей.

Но, как сказано, в тот период (1998-1999 гг., — да и раньше, — да и позже…) Сибнефть творила что хотела, и от руководителей уровя главы департамента можно было услышать истерически-грозный оклик: «Мы, мы на этом поле играем, мы!…» А игры, кстати, были не только простенькие, одномерные. Игры были довольно серьёзными, как показали источники и последующий анализ.

Здесь можно было бы порассуждать о схемах «работы» Сибнефти, о способах, практиковавшейся этой Компанией для ухода от налогов в тот период; о такой загадочной организации, как Транснефтепродукт, с системой продуктопроводов, созданных когда-то в стратегических целях для великой страны; — указать на то, что Транснефтепродукт стремится нигде не засвечиваться лишний раз, и практически неизвестно, как используются продуктопроводы этой организации, — это оч-чень закрытая информация!; — вспомнить, что продуктопроводы заходят и на Казахстан, вспомнить, что за Сибнефтью числится продуктопровод, который заходит аж дальше Новосибирска… и затем вспомнить, что за транспортировку ГСМ всегда берётся с покупателей железнодорожный тариф, который дороже на порядок, чем транспортировка по трубе!

Но пока этого делать не будем. Пока просто укажем на то, что в ряде случаев дилеры Компаний практикуют отправку ГСМ «за кого-то». То есть покупателю, оплатившему ГСМ в Сибнефти, может быть отправлена соответствующая позиция, допустим, из Уфы.

География здесь самая широкая. Здесь бывает двоякий интерес, — выгадать на ж.д. тарифе, и замотать, скрыть следы афер. И ещё. От источника известно, что в некоторых случаях ж.д. маршруты могут направляться к покупателю по более длинному пути, и таким образом гарантированно опаздывают к сроку, причём это происходит по договорённости с железнодорожным руководством. Железная дорога охотно платит за опоздание крупный штраф, штраф обналичивается, и все довольны. Такого рода возможность заложена уже в некоторых бумагах железной дороги. Но это так, мелочи.

Однако от источника известно – в 1998 г. с Омского НПЗ в больших количествах производились отгрузки ГСМ на Киргизию, а также известно, что именно для производства этих ГСМ в переработку поступала «левая», неучтённая нефть ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». Начальником департамента нефти в НК Сибнефть был в тот период Кашин Сергей Кирович, который и кричал летом 1999 г.: «Мы, мы на этом поле играем, мы!…», а начальником департамента нефтепродуктов, — Суханов Юрий Евгеньевич. В ООО «ЛУКОЙЛ – Западная Сибирь» руководителем был С. Вайншток, а нефтью под его началом ведал С. Евлахов. А Б. Березовский был исполнительным секретарём СНГ, при этом не отрываясь далеко от Сибнефти, как сообщали источники, — и в Сибнефти же «работал» такой Р. Абрамович.

А. Максимов

(Продолжение следует…)

Примечание. В настоящем анализе использованы термины «источник» («источники»), «данные источников» и «оперативная информация». Под источником следует понимать человека, который по роду деятельности имел отношение к анализируемым событиям, или по мнению автора (аналитика) обладал заслуживающей доверия информацией, и в личном разговоре, в том числе в разговоре по телефону, сообщил ту или иную информацию или свою интерпретацию тех или иных событий. Разумеется, в число источников входят и сами участники событий. При этом надо понимать, что различные источники, в том числе очень серьёзные, не горят желанием подтверждать те или иные свои слова, и даже скорее всего будут отрицать то, что они сообщали, по причине страха за себя или близких, или из опасения неприятностей по службе, или из нежелания нести ответственность за содеянное.

По этой причине источники раскрыты не будут, за редким исключением. Ссылки на источники, данные источников или оперативную информацию подразумевают, что источник или источники сообщали информацию не из желания скомпрометировать кого-либо, или из других подобных соображений, а из желания прояснить ситуацию для аналитика.

Если были причины сомневаться в добросовестности источника, об этом будет сделано замечание.

Выражение «оперативная информация» следует понимать как «информация, полученная от источника или источников».

Выражение «оперативные цели» комментариев не требует. В оперативных целях были совершены те или иные действия, для выяснения интересующих обстоятельств или отношения некоторых лиц к тем или иным событиям.

Кроме того, будет использован термин «источники из спецслужб», а также выражения «по данным источников из спецслужб», или «по данным источников, близких к спецслужбам». По той причине, что лица, в том числе ссылавшиеся на принадлежность к государственным спецслужбам, не предъявляли своих служебных удостоверений, заявляя, например, что «у нас у каждого по шесть паспортов», а беседы, или вернее дозированный «слив» этими лицами информации, проходили в неофициальной обстановке, к информации с подобным примечанием следует относиться с известной долей осторожности, тем более есть веские основания полагать, что сотрудники служб безопасности нефтяных Компаний действовали под видом государственных спецслужб.