Причины катастрофы в "Мосэнерго"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Эксперимент необольшевика Чубайса, готового ради своих бредовых идей и грязных политических целей пожертвовать десятками миллионов человеческих жизней и судьбой страны"

"Газета журналистских расследований Дело №", #11, май 2005, Фото: "Газета"

Почему произошла катастрофа в «Мосэнерго»?

© Газета "Промышленные ведомости", №6 июнь 2005
Моисей Гельман

Converted 19268.jpgСогласно толковым словарям русского языка понятие «диверсия» трактуется как «разрушение, выведение из строя объектов военного, государственного, народнохозяйственного значения агентами иностранных государств, преступными элементами». Поэтому, если не касаться статуса главных виновников недавней энергетической катастрофы, случившейся 25 мая с.г. в московском регионе и соседних областях, а исходить из сути события, то происшедшее можно назвать диверсией. Ведь речь идет о преднамеренных действиях, а точнее – бездействии, определенных лиц из среды высшего комсостава РАО «ЕЭС» и «Мосэнерго», выразившихся в длительном нежелании принимать меры по предотвращению развала систем электроснабжения. Невзирая на многочисленные предупреждения специалистов.

Предпосылки к развалу отрасли создавались искусственно, в том числе грубыми нарушениями в обслуживании техники, и за годы правления нынешнего руководства РАО «ЕЭС» превратились в трудноразрешимые и опасные для страны проблемы. Наглядное свидетельство тому – энергокатастрофа в московской энергосистеме. И не только. Создается впечатление, чтобы уйти от ответственности за последствия от содеянного, а заодно начать новый передел собственности, в том числе путем поглощения предприятий-потребителей электроэнергии, превратив ее для этого в дефицитный товар, и была придумана реформа электроэнергетики (см. [page_17054.htm «Антигосударственный переворот в РАО «ЕЭС России». Как его ликвидировать?»]. – «Промышленные ведомости» № 3, сентябрь 2004 г.).

Одним из опаснейших результатов «реформирования» становится потеря управляемости, а, следовательно, надежности электро- и теплоснабжения регионов. Дело в том, что упраздняются технологически самодостаточные и поэтому единственные объективно ответственные поставщики электроэнергии и тепла – региональные АО-энерго.

Как известно, из них сейчас выделяются хозяйственно самостоятельные - по «виду бизнеса» - компании, что недопустимо из-за физических свойств электроэнергии. Ведь этот виртуальный товар в виде электромагнитной волны, несущейся по проводам со скоростью света, невозможно в отличие, допустим, от пирожков где-то складировать. Он должен потребляться в миллионные доли секунды после своего производства и появления в линиях электропередачи. Поэтому процесс электроснабжения является неделимым и единым, требующим для безопасности энергосистем и потребителей единства управления всеми его фазами – генерацией электроэнергии, ее передачей, распределением и самим потреблением.

В начале апреля с.г. «Мосэнерго» разделили на 13 самостоятельных компаний, вследствие чего исчезло прежнее организационное единство управления электроснабжением региона. Поэтому вслед за локальной, в общем-то, сравнительно небольшой аварией на московской подстанции «Чагино», а подобные аварии – не редкость, последовала катастрофа – масштабное отключение почти всей московской энергосистемы и связанных с ней энергосистем в смежных областях. 
Однако причиной катастрофы стала вовсе не упомянутая авария на подстанции, в чем сначала пытались убедить власти и общество так называемые менеджеры от энергетики. На самом же деле эта авария как лакмусовая бумажка лишь спровоцировала проявление двух опаснейших факторов, которые до 25 мая с.г. скрывались.

Сначала авария вынудила диспетчеров чагинской подстанции, диспетчерского пункта «Мосэнерго» (ДП) и Центрального диспетчерского управления ( ЦДУ) РАО «ЕЭС» продемонстрировать свою солидарную неподготовленность и некомпетентность в выборе безопасной, в действительности довольно простой схемы переключения потребителей с обесточенной после аварии линии на действующие. Как известно, всех этих потребителей в ночь на 25 мая «пересадили» на одну из линий – 110 киловольт, - связывающую московскую ТЭЦ 22 с «Чагино». Однако утром она оказалась перегруженной, после чего обвалилась почти вся московская энергосистема.

Как показал анализ, у диспетчеров и контролировавших их лиц было, по меньшей мере, три возможности не спровоцировать катастрофу своими безграмотными действиями. 
Во-первых, после аварии на подстанции, а для этого в их распоряжении имелось около 10 часов – ночь и утро 25 мая, – можно и необходимо было решить на управляющей ЭВМ ДП «Мосэнерго» или в ЦДУ типовую (стандартную) задачу оптимального распределения отключенных потребителей, исходя из условий безопасной загрузки действовавших линий чагинской и других подстанций. Решение таких задач по пакету стандартных программ, в том числе с учетом критериев экономической эффективности - минимизации общесистемных затрат, - в прежние времена лежало в основе управления оптимизацией электроснабжения во всей Единой энергосистеме страны.

Вполне допускаю, что после «реформирования» «Мосэнерго» решение подобных задач предали анафеме как противоречащее «рыночным» отношениям и препятствующее получению большей прибыли в обмен на снижение надежности системы. Но в этом случае диспетчеры подстанции могли и должны были загодя воспользоваться бумажной лентой самописца (он установлен на пульте в диспетчерской комнате), зафиксировавшего изменение нагрузки на злополучной линии в течение всего дня, предшествовавшего катастрофе. Вряд ли оно значительно отличалось от изменения нагрузки ее постоянных потребителей 25 мая с.г. Тогда на диаграмме диспетчеры увидели бы допустимый запас прочности по току, не позволявший всех накануне отключенных из-за аварии потребителей сажать на упомянутую линию 110 киловольт.

Наконец, оставался еще третий шанс избежать катастрофы. Утром 25 мая в этой линии 110 киловольт стал возрастать ток, так как проснулись жители, в том числе переключенных домов, а затем вслед за подключенными к ней предприятиями начали работать многочисленные офисы, насыщенные ЭВМ и всякой оргтехникой. Диспетчеры подстанции и «Мосэнерго» наверняка наблюдали за этой опасной тенденцией по приборам на пультах и поэтому могли заблаговременно, задолго до возникновения аварийной перегрузки отключить от злополучной линии 110 киловольт лишних потребителей. Могли, но почему-то этого не сделали. Хотя все было предельно ясно. Поэтому, когда около 10 утра 25 мая в перегруженной линии ток превысил критически допустимое значение, дальнейший процесс в ней приобрел характер разрушительного цунами, противостоять которому диспетчеры уже не могли.

Если бы московской энергосистемой управляли профессионалы, ответственные за надежное и безопасное электроснабжение региона, оставался бы еще один шанс избежать катастрофы. Дело в том, что для предотвращения катастрофических последствий из-за людской некомпетентности и безответственности в энергосистемах предусмотрена разветвленная автоматическая защита «от дурака». Впрочем, она предотвращает развитие аварийных процессов, вызванных любыми причинами, локализуя аварийный участок. Систему защиты образуют выключатели, каждый из которых автоматически в тысячные доли секунды отключает от источника электроэнергии или трансформатора подсоединенную через этот выключатель линию с потребителями, если ток в ней превысит допустимое значение.

Такие автоматы стоят даже в жилых домах вместе с электросчетчиками. Если в чьей-то квартире по глупости ее владельца или случайно произойдет короткое замыкание, автомат не допустит загорания у соседей электропроводки и выхода из строя электробытовой техники из-за возросшего от короткого замыкания тока. При этом аварийная квартира автоматом отключается, и место короткого замыкания изолируется от общей электросети, чем исключается последующее увеличение в ней тока и развитие аварии.

Автоматические выключатели, но рассчитанные на существенно большие, чем в квартирах токи, а это десятки и сотни килоампер, установлены в энергосистемах на входе и выходе каждой линии электропередачи и каждого силового трансформатора. Весьма распространены выключатели с пневмоприводом, управляет которым релейная автоматика. Срабатывает она по сигналу перегрузки, который формируется соответствующим трансформатором тока. Такой трансформатор преобразует громадный ток линии электропередачи в его эквивалентное небольшое значение, безопасное для работы маломощных реле автоматики. Именно подобный преобразователь взорвался 24 мая на подстанции «Чагино». Параллельно действуют и устройства контроля частоты, воздействующие на выключатели при ее недопустимом снижении.

В роковой момент 25 мая по сигналу трансформатора тока должен был сработать выключатель в перегруженной линии 110 киловольт и отключить ее от ТЭЦ 22, что исключило бы катастрофу московской энергосистемы. Но этот выключатель не сработал, после чего почему-то отключились все генераторы ТЭЦ 22, хотя автоматика должна была оставить один из них действующим для нужд самой станции. А с ее отключением возник значительный дефицит мощности уже на многих участках московской энергосистемы, так как все ее электростанции работают параллельно.

Поэтому во многих линиях электропередачи и в соответствующих силовых трансформаторах тоже возникли токи перегрузки. Но и их выключатели почему-то не сработали. После чего лавинообразно отключились уже многие другие, оказавшиеся вдруг перегруженными электростанции региона, что привело к дополнительному увеличению дефицита мощности и возрастанию токов перегрузки. Тогда начали отключать целые районы потребителей, но разрушительный процесс удалось остановить лишь за пределами Московской области.

Таким образом, авария на подстанции «Чагино» выявила, что безопасность и надежность московской энергосистемы близки к нулевому значению. И если бы катастрофа в ней случилась зимой, то в Москве, Московской области и соседних областях исчезло бы также тепло – ведь большинство станций в «Мосэнерго» и соседних энергосистемах – это теплоцентрали. Тогда в добавление ко всему случившемуся 25 мая с.г. замерзли бы еще многие теплотрассы, водопровод, канализация и в итоге – люди.

Потеря управляемости энергосистемой и электроснабжением московского региона после раздела «Мосэнерго» на 13 независимых компаний – лишь один из результатов некомпетентного руководства РАО «ЕЭС», глава которого навязал стране надуманную и губительную для нее реформу электроэнергетики. Но снижение надежности и прежней безопасности московской энергосистемы началось задолго до ликвидации ее организационного единства, достигнув катастрофических размеров при универсальном «менеджере» и бывшем коробейнике Евстафьеве с его столь же некомпетентной командой.

Как отмечалось выше, последствия неграмотных и разобщенных действий диспетчеров должна была предотвратить система автоматического контроля и управления силовыми выключателями. Но она не сработала ввиду очевидной неисправности. Руководство РАО «ЕЭС» и «Мосэнерго», пытаясь доказать неизбежность случившегося 25 мая, помимо жары жаловалось на изношенность оборудования и якобы нехватку средств на его ремонт и замену новым.

При таких обстоятельствах грамотные руководители для уменьшения риска возникновения масштабных аварий и повышения безопасности энергосистемы старались бы, в первую очередь, сохранять работоспособность ее автоматики. Для этого необходимо было хотя бы тщательно проводить все обязательные работы по обслуживанию и ремонту соответствующих устройств автоматики, во время которых проверяется, в частности, сохранность их характеристик. Но, по всей видимости, все эти обязательные регламентные работы проводились только на бумаге.

Далеки от истины и сетования на якобы нехватку средств для ремонта оборудования и реконструкции системы. Напомню, в тарифах на электроэнергию, как по всей стране, так и в Москве и области предусмотрены необходимые средства на эти цели. Согласно данным Московской региональной энергетической комиссии в 2003 г. в соответствии с выделенной в тарифе долей на ремонт в «Мосэнерго» собрали на эти цели 12,7 млрд., а потратили 12 млрд. рублей. В 2004 г. собрали столько же, а израсходовали еще меньше – 11,13 млрд. рублей.

То же происходило с реконструкцией. В 2003 г. благодаря инвестиционной компоненте в тарифе в «Мосэнерго» собрали на инвестиции 12,7 млрд. рублей, а израсходовали … 8,01 млрд. рублей. В следующем, 2004 г. на инвестиции собрали уже 15 млрд. рублей и израсходовали чуть больше -15,3 млрд. рублей. В том же 2004 г. себестоимость производства электроэнергии и тепла составила 60,7 млрд., а выручка компании – 87,7 млрд. рублей, превысив на 19,7 млрд. выручку предыдущего года. Балансовая прибыль «Мосэнерго», к коей причислена и инвестиционная компонента, в 2004 г. достигла 27 млрд. рублей, а чистая прибыль после выплаты налогов и расходов на инвестиции составила почти 5 млрд. рублей.

Так что денег в «Мосэнерго» вполне достаточно. Вопрос - насколько рационально они расходуются? Замечу, на протяжении многих лет капитальное строительство в «Мосэнерго» велось без необходимой сметной документации. Поэтому проконтролировать объективность и достоверность инвестиционных затрат достаточно сложно. Свидетельство тому, в частности, состояние ставшей печально известной на весь мир подстанции «Чагино», которое потрясло даже посетивших ее депутатов Госдумы.

К слову, «Мосэнерго» арендует эту подстанцию, а принадлежала она до недавнего времени материнской компании РАО «ЕЭС», также регулярно собирающей инвестиционную дань и деньги на ремонт оборудования с потребителей. Однако и в РАО «ЕЭС», и в «Мосэнерго» до их предприятий доходит в лучшем случае половина необходимых средств. Поэтому руководители электростанций и сетевого хозяйства работают, как на вулкане, из которого в любое время может начать извергаться лава.

Между тем, чистая прибыль энергохолдинга в 2004 г. достигла 54,9 млрд. рублей, превысив на 22,42 млрд. прибыль предыдущего года. Прирост составил 69,1%, хотя электроэнергии было выработано лишь на 2,5% больше, а тепла – даже меньше на 0,7%. Но налог с прибыли заплатили почему-то на 20% меньше, чем в 2003 г. К тому же в энергохолдинге в 2,5 раза увеличили амортизационные отчисления. Соответственно дополнительно возросли и тарифы.

Так что денег у потребителей, но без особой для них пользы, вымогается более чем достаточно. Иначе руководители РАО «ЕЭС» не могли бы закупать авиалайнеры и летать на них по всему свету, содержать много лет телеканал РЕН-ТВ, приобретать за рубежом электростанции и сети, причем, старье, но дорогое, когда свои не обновляются, выплачивать по 1 млн. долларов в год членам совета директоров, а самому главе холдинга, по некоторым сведениям, - 600 тысяч долларов ежемесячно, выделять многие десятки миллионов долларов в год на создание через СМИ иллюзий о своих мнимых достижениях и еще многое другое, о чем мало кому известно.

Между тем, наряду со старением оборудования в московском регионе нарастал дефицит мощностей, так как увеличивалась нагрузка потребителей в Москве и области, но руководство «Мосэнерго» и РАО «ЕЭС» все это мало трогало. В максимумы нагрузок прошедшей зимой дефицит превышал 1500 МВт. Значительная его часть порождена ограниченной пропускной способностью электросетей, так как многие трансформаторы и выключатели рассчитаны на более низкую мощность, чем это требуется сегодня. Поэтому во многих районах области напряжение в сетях из-за перегрузок зимой значительно снижалось, и потребителей отключали.

Казалось бы, в этих условиях в «Мосэнерго» надо было сконцентрировать финансовые ресурсы и направить их на увеличение безопасности энергосистемы, восстановив для этого работоспособность всей автоматики. Но из прежней компании, как отмечалось, создали 13 новых ОАО, специализированных по «виду бизнеса», и поделили между ними всю прошлогоднюю прибыль. Следует заметить, что дробление активов значительно снизит общую инвестиционную привлекательность нынешних осколков бывшего «Мосэнерго» по сравнению с прежней, которой обладала единая компания. Произойдет это, в том числе из-за отсутствия поставщика, объективно ответственного за конечный результат и его подконтрольность - электро- и теплоснабжение региона, что увеличит риски возникновения аварий, а значит и убытков для инвесторов. Такую безответственность и ее последствия также наглядно продемонстрировала катастрофа 25 мая с. г.

К сожалению, власти, похоже, и на сей раз не вняли очередному предупреждению свыше о деградации электроснабжения страны из-за исчерпания инфраструктурных ресурсов советских времен. А ведь в прежние времена немедленно была бы создана государственная комиссия из специалистов для выявления истинных причин происшедшей катастрофы. Хотя главная из них очевидна – это некомпетентность руководства РАО «ЕЭС», глава которого за несколько лет заменил многих специалистов, руководивших региональными энергосистемами, на неспециалистов, но лично ему преданных. Пример тому – все то же «Мосэнерго».

Что же касается депутатской комиссии Госдумы, расследующей происшедшее, то многие ее участники, включая председателя, не разобравшись, безответственно проголосовали в свое время за реформу электроэнергетики. Так что вряд ли они сделают объективные выводы из случившегося.

Катастрофа стала возможной из-за отсутствия в совете директоров РАО «ЕЭС» необходимого контроля государства за деятельностью компании и ее высшего менеджмента. Правительство же Москвы лишено контроля над «Мосэнерго». Хотя, согласно ст. 71 Конституции РФ, федеральные энергосистемы находятся в ведении (управлении) Российской Федерации. Поэтому хвост во всю вертит собакой и, похоже, довертит ее до потери пульса. Такое может случиться, судя по тому, кем и как фактически расследуются причины катастрофы. Не исключено, все свалят на некое дерево, якобы вдруг свалившееся в отсутствие ветра и порвавшее провода высоковольтной линии. Любопытно, какой высоты оно будет в отчете комиссии РАО «ЕЭС»? Cоздается впечатление, вместе с деревом и автоматикой в бывшем «Мосэнерго» рухнула также прежняя служба контроля и измерений системных параметров, что исключит возможность объективного анализа случившегося.

Когда-то советские авиационные КБ и заводы первый из самолетов данного типа, запущенных в серийное производство, использовали в качестве подопытного кролика. По числу полетных часов он всегда опережал все прочие однотипные машины, что позволяло заблаговременно выявлять скрытые дефекты и предупреждать тем самым аналогичные аварии на других самолетах, изготовленных позже.

В реформировании электроэнергетики, осуществляемом повсеместно в мире по одним и тем же псевдорыночным принципам, что и у нас, подопытных кроликов оказалось несравненно больше – это многие страны Европы, Азии и Америки. Но все электрические эксперименты тамошних реформаторов завершались, как и следовало ожидать, пшиком: конкуренция не возникала, электроэнергия становилась дефицитной и многократно дорожала. Недавно после нескольких катастроф официально сообщили об очередном провале такой реформы в США (см. «Реформа по Чубайсу потерпела в США крах. Разрешат ли ему после этого блефовать у нас дальше?». – «Промышленные ведомости» № 3, март 2005 г.).

Так что катастрофа в «Мосэнерго» - это еще одно предупреждение властям о недопустимости превращения России в очередного подопытного кролика для заведомо провального эксперимента. Причем, эксперимента необольшевика, готового ради своих бредовых идей и грязных политических целей пожертвовать десятками миллионов человеческих жизней и судьбой страны.