Причины развала группы МДМ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Мельниченко решил заниматься бизнесом в одиночестве

1081782042-0.jpg Ликвидация группы МДМ — последнее звено в смене стратегии финансово-промышленного конгломерата МДМ, руководимого банкиром Андреем Мельниченко. Ее элементы — централизация управления, диверсификация и устранение зависимости бизнеса от судьбы промышленных мегапроектов.

Акционеры финансово-промышленного конгломерата, известного народу под двумя брэндами — «Группа МДМ» и «МДМ-банк», — на прошлой неделе приняли решение о ликвидации одного из них. Управляющая компания «Группа МДМ» отныне перестает существовать. Официальная версия причин ликвидации такова: группа завершила структурирование промышленных активов, находящихся в ее владении, а именно промышленных холдингов «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК) и «Еврохим», и теперь больше не нужна.

Заметим, что ранее группа МДМ выполняла функции единоличного исполнительного органа СУЭК и «Еврохима» и лишь в феврале нынешнего года сложила с себя эти полномочия. Возникает резонный вопрос. С чем на самом деле связана такая кардинальная перестройка структуры одного из самых динамичных бизнесов, не имеющая аналогов в новой истории российского капитализма?

История становления бизнеса финансово-промышленного холдинга МДМ малоизвестна, а сам бизнес как единое целое непрозрачен и непубличен. По этой причине попытки найти ответ на поставленные вопросы неизбежно остаются лишь версиями реальных событий. Тем не менее мы решились не ограничиваться точкой зрения пресс-службы МДМ и попытались немного прояснить ситуацию.

План стал явью

По версии очевидцев и участников событий, приобретение активов группой МДМ не было ни случайным, ни хаотичным, а следовало заранее разработанной стратегии.

На базе приобретенных самой группой МДМ предприятий были созданы одни из крупнейших промышленных холдингов страны — ТМК, «Байкал-Уголь» (впоследствии переименованный в СУЭК), минерально-химическая компания «Еврохим». Сейчас уже видно, что в построении каждого из них была строгая логика и продуманная стратегия. Например, ТМК создавалась из того соображения, что в 1999 году трубная промышленность прошла в своем развитии нижнюю точку, а нефтяная промышленность как крупнейший потребитель труб определилась со стратегией своего развития и инвестиционными планами по расширению добычи нефти.

Реализация этой стратегии предполагала перехват управления на нескольких десятках предприятий, уже получивших своих владельцев в результате приватизации. Тем не менее серьезных затруднений при поглощении не возникло. Корпоративщики группы МДМ были, очевидно, умней, расторопней и изобретательней бывших собственников поглощаемых группой заводов, в чем нам неоднократно приходилось убеждаться. Попытки же защиты с использованием некорпоративных, неэтичных и силовых методов наталкивались на аналогичные процедуры, которые группа МДМ могла применить в любой момент, благо имела поддержку уже зарекомендовавших себя в этом партнеров-инвесторов.

Именно МДМ впервые стала применять такие более или менее чистые методы перехвата управления, как скупка американских депозитарных расписок компаний (часто это вдвойне тяжелее и дороже скупки обыкновенных акций) и переманивание на свою сторону части акционеров из пула собственников, владеющих контрольным пакетом акций того или иного завода, тем самым сформировав на рынке слияний и поглощений более цивилизованные, чем раньше, правила игры. Для сравнения: за год до начала экспансии МДМ страна была свидетелем грубого силового захвата Качканарского ГОКа, с привлечением всех ресурсов местной администрации и с очевидным нарушением норм корпоративного права.

Среди собственников поглощаемых предприятий нашелся лишь один, который сумел переиграть и Попова, и Мельниченко. Это Дмитрий Пумпянский, нынешний владелец ТМК. В 2002 году МДМ не удалось захватить контролируемый им Синарский трубный завод, поэтому менеджеры группы МДМ втянули Пумпянского в переговоры о совместном бизнесе. Но в отличие от своих предшественников Пумпянский не стал ограничиваться блокирующим пакетом, а потребовал контрольный. Мельниченко и Попов согласились, установив цену сделки примерно в 350 млн долларов.

Причина развала группы МДМ

Если продажа ТМК Пумпянскому была явным проигрышем, то упорные слухи о продаже «Еврохима» структурам Виктора Вексельберга не могут быть объяснены аналогичным образом. Сначала у нас была версия, что за продажей «Еврохима» и ликвидацией группы МДМ видится выход из акционеров холдинга структур Романа Абрамовича, распродающего все свои российские промышленные активы.

Скорее всего, эта версия не верна. Если бы действительно была такая прямая связь, доля Абрамовича в бизнесе МДМ должна была бы быть существенной. Это, в свою очередь, предполагало бы согласование с г-ном Абрамовичем всех значимых корпоративных действий в группе МДМ. Однако, по свидетельству очевидцев, в последнее время все решения, прямо затрагивающие стратегию развития МДМ, принимались единолично Андреем Мельниченко.

Концентрация власти в одних руках в конгломерате скорее всего одна из главных причин развала группы МДМ, в которой единоначалия не было. Не случайно в последние годы ключевые позиции в группе потеряли почти все «сторонники» Сергея Попова — Олег Мисевра, Иван Ли и прочие. Свидетели рассказывают, что процесс этот начался несколько лет назад, когда вернувшиеся после десятидневных майских праздников сотрудники группы МДМ увидели окруженного телохранителями Мельниченко, с увлечением штудирующего внутреннюю бухгалтерию всех подразделений группы. По результатам «аудита» из компании было уволено более сотни человек, а все ключевые решения стали с тех пор генерироваться Мельниченко. Кроме того, брэнд «Группа МДМ» сильно мешает продаже банковского бизнеса группы. Для МДМ-банка запланировано размещение акций на рынке IPO уже в 2005 году. Но «у инвесторов не должно возникать ощущения при покупке акций банка, что там есть еще какая-то промышленная составляющая. Банк должен быть универсальный, свободный от «порочащих» связей», считает ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Яков Паппэ. И концентрация публичной власти в руках физфаковца Андрея Мельниченко с прозрачной биографией, а не бывшего уральского металлотрейдера с биографией более таинственной, как нельзя более кстати.

На наш взгляд, в развале группы МДМ есть еще одна составляющая. Новая экономическая политика президента, да и новое политическое поле заставляют вносить в стратегию развития крупных промышленных холдингов свои коррективы. Кто-то покидает страну. Кто-то избавляется от акционеров с сомнительной репутацией. Кто-то диверсифицируется. Как нам доходчиво объяснил бывший сотрудник одной из компаний — партнеров группы МДМ, «один крупный промышленный актив в миллиард долларов — это всегда большая цель, попасть в которую очень просто, один выстрел — и ты без бизнеса. Другое дело, когда у тебя сто проектов по десять миллионов долларов по всей России, риск потери бизнеса сводится до нуля, потому что всех их не перестрелять».

Если следовать такой логике, развал группы МДМ — вполне рукотворное событие. ТМК была проиграна Пумпянскому. «Еврохим» из-за непоколебимой стратегии «Газпрома» увеличивать внутренние цены на газ не имеет отчетливого потенциала для развития и роста капитализации (основное сырье для предприятий «Еврохима», производящих азотные удобрения, — природный газ). А угольный холдинг СУЭК может реализовать свои потенциальные возможности лишь по завершению реформы электроэнергетики. Следовательно, СУЭК надо пестовать до победного конца, а вот все остальное распродавать и диверсифицировать бизнес по отраслям, в которых появление сверхкрупных игроков маловероятно и экономически неоправданно. Таких как, например, строительство или пищевая индустрия.

Андрей Виньков, Дмитрий Сиваков

В подготовке статьи принимали участие Алексей Хазбиев, Иван Рубанов и Алексей Игошин

Оригинал материала

«Эксперт»