Пришла пора диаспоры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Пришла пора диаспоры Как живется русским в бывшем СССР?

" Количество русских в постсоветских республиках Фото: Ольга Нежельская Не секрет, что у России с демографией, мягко говоря, большие проблемы. Пессимисты строят неутешительные прогнозы об уменьшении населения страны в ближайшей перспективе. Оптимисты же часть надежд возлагают на переселение соотечественников из зарубежья. Главным образом из ближнего. Но это одна сторона медали. Другая — то, что для многих русскоязычных жителей постсоветского пространства переселение в Россию тоже имеет большое значение. Многие предпочитают расстаться с привычным укладом жизни ради переезда на историческую родину, пусть даже с не вполне ясными перспективами. Пик переселения русскоязычного населения из бывших союзных республик пришелся на 1990-е годы. Всплеск местного национализма, скрытое (а нередко и откровенное) выдавливание “некоренных” жителей, отсутствие перспектив, военные действия, экономические неурядицы, проблемы со знанием местного языка, который вдруг стал необходим для устройства на работу… Люди уезжали в Россию всеми правдами и неправдами. Хорошо, если кому-то (а таких было немного) удавалось продать жилье за более-менее приемлемую цену, чтобы обзавестись крышей над головой на новом месте. В последние годы поток переселения соотечественников заметно иссяк. Кто-то из русских (под ними подразумеваем не только этнических русских, но всех русскоязычных) вполне комфортно чувствует себя в том или ином постсоветском государстве — националистические страсти во многом поутихли. Кто-то так и не решается расстаться с привычным местом жительства, где все знакомо с детства. Кто-то осознает, что не может начать новую жизнь с чистого листа в незнакомой России. Да и вообще, переезд — это ведь не просто принять сложное решение, это еще и масса проблем, порой едва разрешимых. Жилье, гражданство, работа — лишь малая их часть. Чтобы перспективы тех соотечественников, кто хочет жить в России (а многие из них не только родились в других республиках, но и не бывали десятилетиями, а то и никогда на российской земле), приобрели очертания, и была выработана госпрограмма по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом. Программа призвана помогать ее участникам в переезде и первичном обустройстве, в том числе в оформлении правового и социального статуса, предоставлении работы, муниципального и пенсионного обслуживания, дошкольного, школьного и профессионального образования. В прошлом году в рамках этой программы в Россию переехали около 10 тысяч соотечественников. Люди едут в основном из Казахстана, Узбекистана, Украины, Молдавии и Киргизии. Но не только — есть случаи, когда люди возвращаются в Россию из более чем благополучных стран — из Германии, Израиля, США, Бельгии и т.д. За стеной Кавказа Количество русских в Закавказских республиках постоянно уменьшается. Что неудивительно. Особенно если вспомнить, что в конце 1980-х — начале 1990-х Закавказье было ареной межнациональных конфликтов. Да и до сих пор регион изобилует “горячими точками” — Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах. А социально-экономическое положение в республиках южного Кавказа таково, что даже коренное население вынуждено уезжать за рубеж, в том числе в Россию, в поисках заработка и лучшей доли. Что уж говорить о некоренном? …В августе 1992 года я уехал из родного Батуми в Москву — меня ждала учеба на третьем курсе. Думал, что уезжаю на время, до ближайших каникул. Оказалось — навсегда. До Сочи отправился морем, на “Комете”. Проплывая мимо абхазских берегов, слышал канонаду — там шла война. Следующий рейс той самой “Кометы” оказался трагическим. Ее расстрелял грузинский военный самолет. Сосед, который вез своего сына в Россию, был убит. На следующий год Грузию покинули и мои домочадцы — выбираться приходилось уже на российском военном корабле. Немолодые люди, оставив квартиру, ехали фактически в никуда. Моя семья была одной из тысяч, вынужденных покинуть Грузию в лихие девяностые... По переписи 1979 года в советской Грузии русские составляли 7,4% населения. К переписи 2002 года их осталось полтора процента из 4,3 млн. жителей республики. С начала 1990-х из Грузии начался исход не только русских. Уехало много греков, армян, людей других национальностей и собственно грузин. Причины были во многом схожи с теми, что вынуждали людей покидать другие республики: экономический упадок, нагнетание русофобии, межэтнические конфликты. Русскоязычное пространство в Грузии постоянно сужается, вне зависимости от того, кто находится у власти — Гамсахурдиа или Саакашвили. Преднамеренно, под флагом борьбы с “имперско-советским прошлым” происходит борьба со всем русским. Хотя на уровне общественности, да просто на человеческом уровне есть и тяга к русскому языку. Миграционные процессы привели к постарению русского населения Грузии. Социально-экономический уровень русского населения, оттесненного на обочину жизни, упал. Первая и самая большая волна покидавших Грузию русских уезжала на свой страх и риск. Никаких госпрограмм помощи соотечественникам не было. Зато она оказалась полезной для русских духоборов, живших в Грузии. С XIX века на юге Грузии, в Ниноцминдском районе, поселилась русская духоборческая община. К началу девяностых годов там насчитывалось около 7 тысяч духоборов. Более шести тысяч самостоятельно переехали в Россию. В связи с обращением остававшихся в Грузии членов общины в мае 2007 года Президент России поручил федеральным органам исполнительной власти оказать необходимое содействие их добровольному переселению. Более 150 духоборов были организованно переселены в Тамбовскую область, потом к ним присоединились еще несколько десятков человек. Двадцать лет назад в Азербайджане русских насчитывалось 395 тыс. человек. Сейчас их количество сократилось до 130 тысяч (1,5% населения). В основном русские сосредоточены в Баку и близлежащих районах. Сфера применения русского языка в стране в связи с принятием закона о защите азербайджанского языка, переводом на него делопроизводства в госучреждениях, заменой кириллицы латиницей постепенно сокращается. То есть, по сути дела, русский продолжает оставаться в повседневной жизни языком межнационального общения — около 2 миллионов разноплеменных граждан страны им свободно владеют. Но в Конституции Азербайджана статус русского языка не регламентирован. Добавим к этому общие трудности социального и экономического характера — и станет понятно, почему русские уезжают. Хотя в последние годы эта тенденция, похоже, замедлилась. Надо признать, что в Азербайджане действует ряд учебных заведений — и школы, и вузы, — в которых идет обучение на русском языке. Но, само собой, их намного меньше, чем было во времена СССР. Коль скоро речь идет о соотечественниках, то надо учесть, что в Азербайджане проживают помимо русских представители других национальностей, имеющих автономную государственность в составе России, — например дагестанские народы (лезгины, аварцы и др.). В Азербайджане действует более десятка общественных организаций соотечественников, объединяющих русских, татар, лезгин, аварцев и представителей других “нетитульных” национальностей. Наиболее весомой и влиятельной остается русская община (около 40 тыс. чел.), имеющая свою материальную базу, в том числе и Центр русской культуры, который сохраняет возможности по поддержанию потенциала русской культуры. Показательно, что на региональной конференции соотечественников, прошедшей в апреле прошлого года в Тбилиси, русскоязычные диаспоры жаловались на проблемы в Грузии и Армении и говорили, что не испытывают трудностей в Азербайджане. В Армении даже в советские годы количество русских жителей было относительно невелико. Теперь же оно и вовсе мало — из более чем 3 миллионов граждан республики русских насчитывается всего около 7—8 тысяч человек. Это притом что в России, по примерным прикидкам, проживают два миллиона армян. Возможно, поэтому в последнее время в Армении возрос интерес к освоению русского языка. Даже несколько выросло число школ с русскими классами и углубленным изучением языка. Правда, русским попасть в них затруднительно, жалуются представители местной диаспоры, — доступ в русские классы армянских школ строго регламентирован. Во многих армянских вузах в течение первых двух лет обучения введен обязательный курс русского. Выступавший на 2-й региональной конференции соотечественников (Тбилиси, апрель 2008 года) руководитель действующей в Армении общественной организации “Россия” Юрий Яковлев рассказывал, что проблемы русскоязычного населения в Армении те же, что и в Грузии: “Чувство дискомфорта, незащищенности, свойственные сегодня русскому населению, вызвали замедление процесса интеграции русских в социально-общественную жизнь”. Из-за проблем с незнанием государственного языка многие не могут получить работу. Да, азиаты мы! Из тех 10 тысяч соотечественников, которые переселились в 2008 году из-за рубежа в Россию в рамках реализации госпрограммы, почти треть (30%) приехали из Казахстана. В республике проживает много русскоязычных. Русских здесь — более 25 процентов. Несмотря на то что государственным языком считается казахский, в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский. В Киргизии численность российской диаспоры оценивается примерно в полмиллиона человек (11% населения страны), из них русских — около 470 тыс. Это более чем вдвое меньше, чем было по переписи 1989 года. Кроме этнических русских в Кыргызстане немало татар, башкир, а также выходцев с Северного Кавказа (в основном представители депортированных в годы войны народов). Основная масса соотечественников проживает на севере страны — в Бишкеке, Чуйской и Иссык-Кульской областях. Как и в других постсоветских республиках, русскоязычное население Киргизии сокращается. В год из страны выезжает 15—20 тысяч русских. Выезд людей подхлестнули события “революции тюльпанов”. Уезжают в основном люди относительно молодые — до 45 лет. Отсюда тенденция к старению русского населения, что делает перспективы присутствия русской диаспоры в Киргизии довольно мрачными. В Таджикистане численность этнических россиян, по оценкам, составляет порядка 60—65 тыс. человек (в т.ч. русских не более 50 тыс. чел.). Доля их в общей численности населения не превышает 1%. И продолжает сокращаться — в сельской местности русских уже почти не осталось. Это притом что конституция Таджикистана предусматривает для русского языка статус языка межнационального общения, а этнические россияне теоретически имеют возможность получать на нем образование. Другое дело, что школы и классы с преподаванием на русском переполнены, да и качество образования там порой оставляет желать лучшего. Основная масса русских покинула Таджикистан в начале 1990-х, когда страну раздирала гражданская война, а общество было охвачено националистическими настроениями. Сейчас все это поутихло, но преобладание титульной нации над остальным населением страны ставит этнических русских в неравное положение по сравнению с коренным населением. Объективно ли, субъективно — но люди ощущают определенную дискриминацию при устройстве на работу или при получении образования. И все это продолжает подогревать эмиграцию из Таджикистана русского и русскоязычного населения. К тому же надо понимать, что эта республика и в советские годы была экономически более отсталой, чем другие. Если сотни тысяч таджикских гастарбайтеров перебрались в Россию в поисках заработка, то тем более понятно, что тамошним русским не приходится рассчитывать на комфортную жизнь в Таджикистане. Положение русских в Туркменистане вряд ли можно назвать завидным. Здесь тоже за последние десятилетия их численность снизилась более чем втрое. Если в 1989 году насчитывалось 350 тысяч, то сейчас — около 100 тысяч человек. Сейчас русские в Туркмении — одна из самых малочисленных русских диаспор на постсоветском пространстве (после Армении и Таджикистана). Во времена правления Туркменбаши власти сделали немало для того, чтобы русские предпочли уехать. Делопроизводство переведено на туркменский язык, есть проблемы с получением информации — на русском языке издается газета “Нейтральный Туркменистан”, а с получением российских газет и журналов при Ниязове возникли большие проблемы. Русскоязычные школы преобразованы в туркменоязычные — хотя и с отдельными классами с преподаванием на русском языке. Здесь та же картина, как и во многих других экс-братских республиках: уехала молодежь, русское население стремительно стареет, нищает, оказывается на обочине социальной жизни. Русский язык в Узбекистане по своей социальной активности стоит на втором месте после узбекского, хотя и не имеет статуса государственного. Его роль как языка межнационального общения, не будучи даже законодательно зафиксированной, сомнению не подлежит. Особенно в городах и промышленных центрах, поскольку около 20% населения — представители “нетитульных” наций. Между тем количество русскоязычного населения в республике со времен провозглашения независимости также из-за межнациональных конфликтов и общего экономического упадка уменьшилось. Хотя русскоязычная община (около миллиона человек) остается в Узбекистане одним из крупнейших этнических меньшинств страны и одной из крупнейших диаспор русских за пределами РФ. БРАТЬЯ-СЛАВЯНЕ И ПРИМКНУВШИЕ К НИМ… Самая большая русская община за границами России — на Украине. Здесь русских — более 8 млн. человек (17% населения страны). Кстати, украинские русские являются крупнейшим национальным меньшинством среди всех государств Европы. Отток русского населения из этой славянской республики был гораздо меньше, чем из Закавказья или Средней Азии. Но все же по сравнению с переписью 1989 года количество русских на Украине сократилось примерно на четверть. Казалось бы, именно на Украине, как в самой близкой этнически к России стране, русские должны чувствовать себя наиболее комфортно. Но это не всегда так. Вполне можно понять заботу властей о развитии национальной культуры, но когда украинизация перехлестывает через край, возникает, корректно выражаясь, недоумение. Практически во всех законодательных актах Украины русский язык игнорируется. Без оглядки на то, что он до сих пор остается повседневным средством общения. Не только между различными национальностями, но и зачастую внутри украинского сообщества. Им же пользуются в быту и большинство крымских татар, знающих русский язык порой лучше своего родного. Попытки придать русскому статус второго государственного натыкаются на непреодолимые препятствия. Насильственная украинизация затрагивает все сферы масс-медиа и образования, приобретая подчас карикатурные формы. Значительно лучше обстоят дела у русских, живущих в Белоруссии (их там насчитывается около 1,2 млн. — 11,4% населения). Невзирая на постоянные уколы, которыми обмениваются Москва и Минск, полувиртуальное Союзное государство все-таки приносит ощутимую пользу как раз на уровне простых граждан. Многие люди живут, скажем, в Белоруссии, но каждое утро едут на работу в Россию. И наоборот. Но абсолютно безоблачной жизнь русских в Белоруссии не назовешь. Да, сейчас русский язык наряду с белорусским имеет статус государственного. Но это стало возможным лишь после референдума 1995 года. До этого у русского языка были все шансы оказаться вытесненным из Белоруссии — усилиями местных националистов, когда в начале 1990-х начался массовый перевод учебных заведений на обучение по-белорусски. Ситуация с русским населением в Молдавии имеет свою специфику — из-за того, что республика расколота на собственно Молдову и непризнанное Приднестровье. На правобережье Днестра количество русских (как и украинцев) сокращается. Впрочем, та же тенденция коснулась и левобережья. Перепись 1989 года насчитала в Молдавской ССР около 600 тыс. русских. К 2004 году русское население на территории республики уменьшилось примерно на 40%. По нынешним оценкам, среди трех с половиной миллионов жителей Молдавии русские составляют менее 6%. В ПМР же картина другая — здесь преобладают русские и украинцы (в совокупности около 65% населения). И если в Республике Молдова государственный язык — молдавский, но конституция признает право на сохранение, развитие, функционирование русского и других языков, а за русским законодательно закреплен статус языка межнационального общения, то в Приднестровье русский язык имеет статус государственного наряду с молдавским и украинским. Многие русские жители Молдавии считают, что испытывают в том или ином виде дискриминацию со стороны “титульной нации” при приеме на работу или при поступлении на учебу. Русские в ПМР (которую многие рассматривают как пример русского — или, точнее, русско-украинского — сепаратизма) чувствуют себя относительно комфортно — с точки зрения национального самосознания. Собственно, политика даже не “молдаванизации”, а “румынизации”, проводившаяся одно время Кишиневом, и стала одной из причин раскола республики. Балтийская волна Отдельная песня — положение русских в прибалтийских республиках, ставших членами единой Европы. С одной стороны, никуда не делась дискриминация некоренного населения и попытки его ассимиляции. С другой — для многих прибалтийских русских есть и привлекательные стороны в проживании в Латвии, Эстонии или Литве: относительно высокий уровень жизни, членство в ЕС со всеми вытекающими выгодами и т.д. В Латвии русские составляют весьма многочисленное и самое крупное национальное меньшинство — чуть менее 30% населения. К российским соотечественникам можно отнести русскоязычных граждан Латвии, граждан России, постоянно проживающих в Латвии, а также “неграждан”, т.е. тех лиц, которые прибыли в страну в советский период и не прошли процедуру натурализации после восстановления независимости Латвийской республики. Таковых насчитывается 16% населения, большей частью это этнические русские. Проблема неграждан — едва ли не самая главная в отношениях между Россией и Латвией. В соответствии с Соглашением о регулировании процесса переселения и защите прав переселенцев с 1997 г. по 15 декабря 2008 г. в Россию выехали более 11 034 человек (в 2008 г. — 228 человек). А с начала реализации программы оказания содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, более 70 человек стали переселенцами из Латвии в регионы России, при этом в 2008 году в Россию выехало 36 человек. В Эстонии русские составляют около четверти населения. В северо-восточной части республики, к примеру в Нарве, русские доминируют (там местами живет до 90% русскоязычных жителей). Тем не менее русскоязычные партии очень мало представлены в политической жизни Эстонии. Громкие события вокруг “Бронзового солдата” в Таллине — лишь внешнее проявление массы проблем, связанных с жизнью русских в независимой Эстонии. “Какой русский хорош? Мертвый русский!” — такую сентенцию “в шутку” позволил себе в начале этого года эстонский кулинарный журнал Kook. Но надо признать, что власти отреагировали адекватно: министр по делам народонаселения Эстонии Урве Пало назвала эти высказывания “нелепыми и неуместными”. Но осадок остался. И это только маленький пример происходящего в Эстонии. Так же, как и в Латвии, в Эстонии существует многочисленная категория “неграждан” (более 115 тысяч человек), основную массу коих составляют этнические русские. В прошлом году Россия решила ввести безвизовый режим для неграждан Эстонии и Латвии. Министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт раскритиковал это решение: дескать, Россия лишает людей мотивации ходатайствовать об эстонском гражданстве и тем самым замедляет процесс натурализации. Москва же считает, что для ликвидации проблемы массового “безгражданства” от властей Эстонии требуется ослабление непомерно жестких условий натурализации в соответствии с рекомендациями Совета Европы, ОБСЕ и других международных организаций. Тем более что с 2007 года негражданам было предоставлено право свободного въезда на территории стран Евросоюза. По сравнению с двумя другими балтийскими республиками в Литве русских значительно меньше — около 5% населения. Но среди нацменьшинств Литвы русская община занимает второе место, уступая только полякам. Поскольку в свое время Литва предоставила гражданство всем ее жителям, в этой стране не возникает проблем с негражданами. Более 90% российских соотечественников имеют литовское гражданство, а остальные — гражданство России. Но проблем у русских в Литве тоже хватает: сужается русскоязычное информационное и образовательное пространство. Многие русские в Литве владеют родным языком и литовским, в некоторых местах — еще и польским. Достаточно высок процент вообще жителей Литвы, которые владеют русским языком (почти 80% населения). Андрей ЯШЛАВСКИЙ. со страны по нитке Соотечественникам предложат работать малярами, поварами и облицовщиками Агентство по обеспечению занятости населения Калининградской области направляет на профподготовку участников программы по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников. Как сообщили в пресс-службе Роструда, профессиональная подготовка проходит по разным направлениям, в зависимости от желания самих переселенцев: сборщик мебели, штукатур-маляр, облицовщик-плиточник, пользователь ПК, повар. По окончании учебы слушатели сдают квалификационный экзамен и получают сертификаты государственного образца. Волгоградская область присоединилась к программе по репатриантам Камышинский, Палласовский и Котельниковский районы области выразили готовность разместить и трудоустроить наших соотечественников, желающих вернуться на родину. Областной проект программы по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников ушел на согласование в Министерство регионального развития России. На федеральном уровне уже подготовлена нормативно-правовая база для осуществления программы в государственном масштабе. Руководство области и администрации трех районов заключат соглашения между собой, а также с работодателями о резервировании вакансий для переселенцев. В этих районах появятся новые производства, при устройстве на которые репатрианты автоматически решат жилищный вопрос. Власти Калужской области готовы принять новых жителей Такое заявление сделал губернатор области Анатолий Артамонов на заседании Совета при полномочном представителе Президента РФ в Центральном федеральном округе. Как заявил высокий руководитель, приоритеты Калужской области постепенно смещаются с привлечения промышленных инвесторов к человеческим ресурсам. По количеству приехавших из-за рубежа соотечественников область занимает второе место в России. По словам Артамонова, смещение приоритетов в пользу людей влечет за собой и рост ответственности за качество их жизни. Повышаются требования к комфорту среды проживания, благоустройству городов и районов области. По мнению главы региона, важно создавать не только хорошо оплачиваемые рабочие места, но и условия, при которых людям хотелось бы приезжать именно в Калужскую область. Красноярский край будет принимать соотечественников минимум до 2012 года В уполномоченные органы края поступили анкеты от 648 участников государственной программы и 958 членов их семей. На постоянное место жительства уже переехали 430 человек. Вновь прибывшие владеют широким спектром специальностей: есть врачи, учителя, инженеры, фельдшеры, электросварщики, станочники, токари, трактористы, операторы машинного доения и т.д. — Программа действует с августа 2007 года и завершается в 2009-м, — сообщил министр экономики и регионального развития края Алексей Иванов. — Однако, учитывая ее значимость для обеспечения кадровых потребностей экономики края, а также повышения эффективности работы с мигрантами, принято решение о продолжении ее реализации до 2012 года. Кстати, власти края не сидят на месте. Они проводят презентации своей программы в Казахстане, Киргизии, Украине, Молдавии. До конца этого года запланированы поездки к соотечественникам в Латвию и Белоруссию. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации