Пробоины в бизнесе ВТБ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::12.09.2005, Фото: ubijca

Пробоины в бизнесе ВТБ

Обнаружил Виктор Геращенко

Василий Кудинов

Converted 19616.jpg

Президент ВТБ Андрей Костин

Экс-председатель ЦБ Виктор Геращенко продолжает крестовый поход против [page_16299.htm передачи росзагранбанков Внешторгбанку]. Проанализировав баланс ВТБ, Геращенко пришел к выводу, что второй банк страны находится в “финансовом тупике”, а загранбанки нужны ему, чтобы скрыть свою неэффективность. Эксперты считают, что экс-председатель ЦБ сгустил краски.

Внешторгбанк – второй после Сбербанка по величине банк России. На 1 июля его активы составляли 508,2 млрд руб., капитал – 69,6 млрд руб. 99,9% его акций принадлежит правительству. Имеет дочерние банки в Швейцарии, Австрии, Грузии, Армении, на Кипре и Украине

“Похоже, наш "Титаник" уже получил все необходимые для затопления пробоины, а оркестр продолжает играть веселые вальсы. Пара-тройка спасательных шлюпок (эта роль отводится загранбанкам) будет просто затянута в воронку” — так охарактеризовал Геращенко финансовое положение ВТБ и увеличение его уставного капитала для выкупа у ЦБ акций Moscow Narodny Bank (Лондон), BCEN-Eurobank (Париж) и Ost-West Handelsbank (Франкфурт). О своих выводах он на прошлой неделе написал премьер-министру Михаилу Фрадкову, спикеру Госдумы Борису Грызлову, руководителям парламентских фракций и секретарю Совета безопасности Игорю Иванову (копия письма есть в распоряжении “Ведомостей”). В июне Геращенко уже призывал Грызлова и Иванова остановить передачу загранбанков ВТБ, и с тех пор его опасения усилились.

Проанализировав баланс Внешторгбанка за 2004 г. по МСФО, экс-председатель ЦБ пришел к выводу, что в прошлом году основная деятельность банка была убыточной. Если из операционной прибыли в $889 млн вычесть $290 млн “разовых и случайных” поступлений, то реальный доход от текущих операций составит $599 млн, пишет Геращенко. Операционные расходы ВТБ составили $514 млн, но с учетом уплаченных налогов на $111 млн “финансовый результат становится отрицательным в сумме $27 млн”.

Но и это не все. Консолидированная отчетность ВТБ включает прибыль дочерних загранбанков. “Рискну предположить, что это не менее $50 млн, и результат основной деятельности [ВТБ] просто шокирует: вместо $263 млн прибыли — убыток более чем в $70 млн”, — резюмирует Геращенко. Зарубежные “дочки” ВТБ заработали около $50 млн, подтверждает источник, близкий к банку.

“Случайные” доходы ВТБ — это, по мнению Геращенко, прежде всего восстановление провизий на $100 млн по аннулированным старым кредитам рыболовецким компаниям и $76 млн от переоценки принадлежащих банку акций “КамАЗа”. Эти две “чисто бухгалтерские проводки, не имеющие отношения к текущей деятельности банка”, “фактически спасли показатели его прибыли”. Не нравится Геращенко и $114 млн, заработанные ВТБ от переоценки иностранной валюты, — “доход единовременный, случайный и спекулятивный”. Отдавая должное дилерам и аналитикам ВТБ, Геращенко подчеркивает, что такая практика рискованна, поскольку курс мог пойти в другую сторону и банк мог получить такой же убыток.

В ВТБ отказались обсуждать “мнение частных лиц”. Узнать реакцию правительства на письмо Геращенко не удалось. Но на минувшей неделе президент ВТБ Андрей Костин объявил, что правительство определилось, сколько выделить ВТБ на покупку загранбанков — 37,5 млрд руб.

Геращенко во многом верно подметил слабые места госбанка, однако они характерны для большинства российских банков и не вызывают опасений за судьбу ВТБ, отмечает аналитик Standard & Poor's Екатерина Трофимова. Снижение доходности ВТБ, по ее словам, ожидалось. Традиционные банковские операции сейчас в России не особо прибыльны, к тому же ВТБ активно вкладывает в развитие бизнеса. “[Мы в S&P при оценке кредитоспособности банка] одинаково опираемся и на показатели, и на поддержку собственника”, — парирует она утверждение Геращенко о том, что рейтинговые агентства и инвесторы закрывают глаза на финансовое состояние банка из-за его государственной принадлежности.

ВТБ, как и другие госбанки, имеет значительные потенциальные бреши из-за неэффективного менеджмента, убежден председатель совета Московской международной валютной ассоциации Андрей Черепанов. ЦБ, когда его возглавлял Геращенко, приходилось расплачиваться за просчеты ВТБ, закрывая его убытки своими деньгами, вспоминает он. Но в спекулятивном доходе от курсовой переоценки Черепанов не видит опасности — это одна из составляющих банковского бизнеса.

ВТБ стремится увеличить капитал и получить загранбанки, чтобы избежать “скандального финансового результата” по итогам этого года, уверен Геращенко. Но Трофимова при “сохраняющемся движении экономики и рынка” не ожидает от ВТБ убытков. Росзагранбанки — лакомый актив, способный вызвать серьезные лоббистские противостояния с неочевидным исходом, соглашается Черепанов.

***

© "Ведомости", origindate::22.08.2005

Геращенко не доверяет ВТБ

Росзагранбанки должны остаться у ЦБ

Светлана Петрова, Василий Кудинов

Росзагранбанки должны остаться под контролем ЦБ, уверен Виктор Геращенко. В обращении в Совет безопасности и Госдуму бывший председатель Банка России призвал остановить передачу зарубежных активов ЦБ Внешторгбанку, который, по его версии, хочет за счет поглощения загранбанков “решить свои финансовые проблемы”.

“Я 29 лет проработал в системе ВТБ, из них 13,5 — в четырех загранучреждениях и не в очень простые времена”, — объяснил свою тревогу “Ведомостям” Геращенко, председательствовавший в ЦБ в 1989-1994 и 1998-2002 гг.

Сейчас правительство решает, как передавать росзагранбанки от ЦБ — путем обмена этих активов на пакет акций самого Внешторгбанка или их прямой продажи по балансовой стоимости (около 14 млрд руб.), что потребует около 40 млрд руб. бюджетных вливаний в капитал ВТБ (для одновременного выкупа безотзывных обязательств перед ЦБ).

Геращенко уверен, что нужно “сохранить существующее положение в отношении стратегически важных для страны” лондонского Moscow Narodny Bank (MNB), парижского Eurobank и франкфуртского Ost-West Handelsbank. И обязать ЦБ “пересмотреть их стратегию развития как форпостов России в международных финансовых центрах”, чтобы они участвовали в размещении валютных резервов страны и “реализации полной конвертируемости рубля”.

“Вопросы государственной политики будут решаться с использованием росзагранбанков вне зависимости от состава акционеров — самим ВТБ почти на 100% владеет правительство”, — говорит замруководителя департамента финансовой политики Минфина Владимир Луков. Выход ЦБ из капитала росзагранбанков зафиксирован в Стратегии развития банковского сектора и законе о ЦБ и одобрен советом директоров ЦБ, напоминает чиновник.

ВТБ — крупная и активная на внешнем рынке структура, способная проводить экономические интересы страны, считает руководитель Центра инвестмониторинга и прогнозирования Института народного хозяйства Яков Дубенецкий, бывший предправления Промстройбанка России. А “мощный кулак” в данном случае полезнее для страны, нежели “раздробленные банки”, отмечает он.

Геращенко против такого собственника, который вскоре не сможет “остаться на плаву” без крупных финансовых вливаний. В “энергичном стремлении поглотить загранбанки за счет бюджетных ассигнований, причем по "исторической" стоимости” он видит желание ВТБ решить свои финансовые проблемы — ведь это “значительно ниже стоимости чистых активов, которыми владеют загранбанки”. По его мнению, политика руководства ВТБ привела к “опасным тенденциям в развитии системообразующего банка”. А именно “ускоренному наращиванию портфеля крупных и долгосрочных инвестиций без серьезного анализа рисков” при одновременной “бурной географической экспансии” и “форсированном освоении” новых бизнес-направлений на фоне снижения достаточности капитала.

“Мы разделяем обеспокоенность г-на Геращенко по некоторым перечисленным им моментам, но считаем, что у ВТБ достаточно сильная капитальная и ликвидная база и профессиональная команда, что должно позволить ему справиться с ускоренным наращиванием бизнеса”, — говорит аналитик Standard & Poor's Екатерина Трофимова.

“В интересах государства сохранить загранбанки в собственности ЦБ”, — соглашается президент LV Finance Леонид Маевский, который, будучи депутатом, в 2003 г. предупреждал о “попытке поглотить активы росзагранбанков с использованием непрозрачных схем и фальсифицированных оценок их стоимости”. Может, сейчас менеджмент ЦБ и не полностью использует возможности росзагранбанков, но смена собственника “может обернуться уводом активов от государства”, предупреждает он. Дубенецкий считает опасения Геращенко беспочвенными.

В самом ВТБ за обращением Геращенко видят борьбу за сохранение своей команды в росзагранбанках. “Мы сменили близкое к Геращенко руководство в ВЭБе и ВТБ, остался последний оплот”, — сказал топ-менеджер Внешторгбанка. Геращенко — давний оппонент главы ВТБ Андрея Костина. В 2002 г. он [page_11887.htm назвал назначение тогдашнего руководителя Внешэкономбанка президентом ВТБ “аферой”, а самого Костина — “неизвестно кем”].

Идея передачи загранбанков Внешторгбанку принадлежит самому Геращенко, но тогда ВТБ находился под контролем ЦБ. ЦБ даже увеличил капитал ВТБ для этого на $700 млн, вспоминает его менеджер. “Я дал слабинку [под давлением МВФ], — сетует Геращенко. — А теперь этим вопросом [передачи загранбанков] во власти занимаются люди некомпетентные и не всегда с чистыми руками”.