Провал IPO

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Провал IPO

О том, как Кантор летом 2008 года не заработал миллиард долларов

Свое IPO в Лондоне ОАО «Акрон» начал 18 июля 2008 года. И продолжалось оно до 2 августа. Момент для IPO был самый благоприятный – рекордные цены на удобрения, достигающие 1–1,2 тыс. долларов за тонну, перегретые рынки, сметающие любой товар, и никаких симптомов кризиса.

ОАО «Акрон» было просто блестяще подготовлено к IPO. Феноменальные экономические показатели за I полугодие, только операционная прибыль составила почти 500 млн долларов, а вся чистая прибыль с учетом переоценки активов – 1,2 млрд долларов. Компания владеет перспективными источниками сырья – апатитовых руд в Мурманской области и калийно-магниевых солей в Пермском крае. На балансе предприятия завод «Хунжи – Акрон» в Китае и ОАО «Дорогобуж» в Смоленской области.

Предпродажная подготовка проведена идеально: образцовый инвестиционный меморандум, содержащий фразы о том, что «Акрон» на долгую перспективу обеспечен дешевым сырьем (газом и апатитовым концентратом); отличное роад-шоу западных банков-андеррайдеров, достойно показавших товар лицом; идеально выбранный момент – на пике рынка и перед началом сезона августовских отпусков банковских «белых воротничков», у которых мысли уже в другом месте.

И все же IPO проваливается, причем проваливается с треском. Сначала в ходе IPO Кантор сокращает объем размещения с 20 до 10 процентов, пытаясь удержать предложенный диапазон цен в 120–150 долларов за акцию. Но к 28 июля становится ясно, что рынки не реагируют. Предлагаемые инвесторами цены были ниже нижней границы диапазона размещения.

Эпопея заканчивается уже в первой декаде августа, когда проходит скромное размещение GDR по цене спроса в размере 2,7 млн долларов только для того, чтобы расплатиться с андеррайтерами.
При полном размещении 10% акций по 120 долларов за штуку, а такие котировки акций «Акрона» уже весною были в Москве, В. Кантор получил бы почти 1 млрд долларов лично. Ведь более 8% акций продавались из его собственной доли. Но не получил ничего.

Российские аналитики, разбиравшиеся в этой ситуации, единодушны. Причина провала – только жадность Кантора. Других причин нет и быть не может. Андеррайтеры и функционеры «Акрона» все делали правильно и своевременно. По мнению аналитиков, цены в 100–105 долларов за акцию позволили бы размещению пройти успешно. И принесли бы Кантору 720–750 млн долларов.
Но как говорится, жадность фраера сгубила. Тут уж ничего не попишешь.

В мире сейчас экономический кризис. Кантор не знает, куда деть апатитовый концентрат, который отсудил в 2005 году у ОАО «Апатит». Он уже замучил «Апатит» своими просьбами о сокращении объемов поставок в конце 2008 – начале 2009 года. ОАО «Дорогобуж» практически стоит. ОАО «Акрон» работает на 35–40% мощности и торгует направо и налево «судебным концентратом», т. к. сам не в состоянии его переработать. За «Акроном» числится огромный долг перед Сбербанком, около 500 млн долларов, которые, по оценке экспертов, были бездарно вбуханы в покупку лицензии на разработку Талицкого участка калийных руд Верхнекамского месторождения. За лицензию заплачено 16,8 млрд рублей, из которых 13,4 млрд рублей Кантор занимал у Сбербанка и теперь не знает, из каких доходов долги гасить.

До тех пор пока не начнется разработка этого месторождения, требующая не менее 1,5 млрд долларов, эти вложения не дадут никакой отдачи. И «Уралкалий», и «Сильвинит» уже существенно снизили свои объемы производства. И теперь, учитывая все возникшие обременения и кризисную ситуацию на мировом агрохимическом рынке, предсказать судьбу холдинга Кантора не возьмется никто.

Анализируя личность Кантора как бизнесмена, можно прийти к очевидному выводу. Работать в реальном рынке он не умеет и не хочет – не хочет категорически.
Любимая бизнес-модель – это получение сырья по смешным ценам, установленным государством (газ и электроэнергия) или по судебному решению (апатитовый концетрат). А товар – на мировой рынок по реальным мировым ценам, причем желательно через офшоры. Это можно сравнить со старой советской моделью кооперативных жуликов конца 1980-х годов: купить в СССР по госценам, продать за валюту, валюту обернуть товаром и заработать в 4–6 раз больше. Дальше этой логики менеджерский талант Вячеслава Владимировича не продвинулся. И как с таким талантом пережить кризис без административного ресурса, одному Богу известно.