Проверка "Трансаэро" довела аудитора до отставки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Аудитор Владимир Пансков: "меня предупредили, что если я добровольно не уйду из Счетной палаты РФ, то на меня может быть сфабриковано уголовное дело по любым основаниям. Мне даже говорили, что у меня в квартире могут найти наркотики или оружие"

1159252330-0.jpg Совет федерации удовлетворил заявление аудитора Счетной палаты Владимира Панскова об отставке. По словам главы палаты Сергея Степашина, аудитор решил уйти, осознав «моральную ответственность за действия подчиненных», якобы замешанных в скандале с задержанием сенатора Левона Чахмахчяна. Теперь Сергей Степашин, ссылаясь на этот инцидент, предлагает наделить главу палаты исключительным правом представлять кандидатов на должности аудиторов.

Вопрос об отставке аудитора Владимира Панскова Совет федерации решил всего за несколько минут. Сам господин Пансков на заседание не пришел, но тем не менее сенаторы проводили его с почетом, наградив «за многолетнюю трудовую деятельность и заслуги в развитии налогового и бюджетного законодательства РФ» почетной грамотой. Примечательно, что с ходатайством о вручении ему грамоты к главе Совета федерации Сергею Миронову обратился 15 сентября глава Счетной палаты Сергей Степашин, который еще в июне заявлял, что «потерял доверие» к аудитору Панскову после задержания члена Совета федерации Левона Чахмахчяна со взяткой, часть которой якобы предназначалась сотрудникам Счетной палаты.

По версии следствия, меченые $300 тыс. были переданы главой авиакомпании «Трансаэро» Александром Плешаковым за то, чтобы в отчете аудитора Владимира Панскова не был упомянут выявленный в ходе проверки Домодедовской таможни факт неуплаты авиакомпанией более $300 млн таможенных платежей за ввезенные иностранные самолеты. В Счетную палату эти деньги якобы должны были попасть через зятя господина Чахмахчяна Армена Оганесяна, работавшего помощником аудитора Михаила Суркова (господин Оганесян арестован по этому делу и содержится в Лефортовском СИЗО).

Владимир Пансков отказался вчера комментировать свою отставку, заявив: «Я не хочу выносить сор из избы». Между тем стало известно содержание письма, отправленного свидетелем Пансковым старшему следователю по особо важным делам Генпрокуратуры Ивану Зипунникову – руководителю следственной группы по делу об упомянутой взятке. «Я всегда препятствовал желанию отдельных лиц реабилитировать «Трансаэро»,– сообщил аудитор (возможно имея в виду Сергея Степашина, заявлявшего, что у Счетной палаты претензий к авиакомпании нет).– Моя позиция по данному делу всегда была одна: для того чтобы понять, законно или незаконно получала «Трансаэро» льготы, надо проверить Федеральную таможенную службу и саму компанию «Трансаэро». Об этом свидетельствуют все составленные мною документы и все мои выступления. В целях установления истины по делу следствию необходимо изучить вопрос о том, нарушала ли «Трансаэро» закон при уплате платежей в бюджет. Поэтому я заявляю ходатайство, чтобы органы прокуратуры в ходе расследования тщательно исследовали эту проблему».

Господин Пансков также рассказал следователю, что 14 июля, когда он находился в больнице с сердечным приступом, на коллегии Счетной палаты было принято решение изъять из его ведения вопросы контроля за уплатой таможенных платежей и налогов от внешнеэкономической деятельности, передав их другому аудитору. «Зачем нужна была такая спешка, ведь до 2 сентября практически все коллегия в отпуске? – замечает он.– Опять же цель одна: не дать Панскову возможности выполнить решение коллегии Счетной палаты от 2 июня 2006 года в части проверки обоснованности получения «Трансаэро» таможенных льгот в огромных размерах».

Аудитор пожаловался Генпрокуратуре, что руководство Счетной палаты оказало на него «сильнейшее психологическое давление» с целью понудить его к отставке. «Отдельные дружественные моей семье лица,– сообщил господин Пансков,– занимающие государственные должности, предупредили меня, что если я добровольно не уйду из Счетной палаты РФ, то на меня может быть сфабриковано уголовное дело по любым основаниям. Мне даже говорили, что у меня в квартире могут найти наркотики или оружие. У меня есть достаточные основания полагать, что в период с 29 июня по 3 июля 2006 года неизвестные проникали в мою квартиру без цели совершения кражи. Я ходатайствую перед следствием о том, чтобы информация о проникновении посторонних лиц в мою квартиру была проверена в установленном порядке. Я никаких противоправных действий не совершал, но если со мной или с членами моей семьи случится «несчастный случай» или же в моей квартире будут найдены какие-то противозаконные предметы (оружие, мне не принадлежащее, наркотики и т. д.), я со всей ответственностью заявляю, что это провокация». В Генпрокуратуре сообщили, что получили ходатайство Владимира Панскова и следствие «при необходимости» проверит законность упомянутых действий «Трансаэро».

Между тем в распоряжении Ъ оказалось письмо главы Счетной палаты Сергея Степашина Владимиру Путину, в котором тот, ссылаясь на инцидент с задержанием сенатора Чахмахчяна, предлагает изменить закон «О Счетной палате». В частности, господин Степашин предлагает, чтобы Госдума и Совет федерации назначали аудиторов не самостоятельно, а только из кандидатур, представленных председателем палаты. Эта мера, по мнению господина Степашина, «снижает возможность нежелательного неформального постороннего влияния при отборе кандидатов на должности аудиторов Счетной палаты».

Екатерина Заподинская

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::26.09.06