Провинциальный демагог Лукашенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Нефть в обмен на поцелуи

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::14.07.2004, Фото: "Коммерсант", "Лидер поколения"

Провинциальный демагог, пришедший к власти десять лет назад, оказался одним из самых непотопляемых постсоветских лидеров

Федор Лукьянов

Converted 17054.jpg[...] Десять лет назад, 10 июля 1994 года, после, как напоминает официальный сайт президента Белоруссии, "сложной борьбы с пятью другими кандидатами, представлявшими весь спектр политических сил страны", будущий "батька" был избран главой государства.

Почему-то считается, что процесс смены политических поколений на территории СНГ начался только в последние годы, когда в ключевых республиках на смену советской партноменклатуре начали приходить люди другого возраста и типа. Путин в России, Саакашвили в Грузии, теперь на очереди Ющенко на Украине. Но на самом деле двери новому поколению еще десять лет назад открыл Лукашенко, которому на момент избрания президентом не было даже сорока. Разгромив на выборах унылого бюрократа Вячеслава Кебича, он во многом предвосхитил тот политический образ, который оказался повсеместно востребован через несколько лет.

Молодой, энергичный руководитель, обязательно спортивный и телегеничный. Он сурово осуждает старый режим, призывает к единству нации, образно изъясняется, не гнушается откровенным популизмом и напрямую апеллирует к народу в обход элиты. Чем не универсальный рецепт?

За годы пребывания у власти Лукашенко доказал: он гораздо более сильный и изощренный политик, чем можно было представить себе летом 1994 года.

Тогда победа неотесанного провинциального демагога стала шоком для белорусского истеблишмента и очень удивила Москву, делавшую ставку на привычного партократа Кебича. Батька всегда играл свою игру, а в чужих участвовал в той мере, в которой это отвечало его интересам. Россия испытала это сполна.

На заре политической карьеры Лукашенко некоторое время обретался возле национал-демократов, как наиболее активной силы эпохи распада СССР. Не увидев в них политических перспектив, он взялся за беспроигрышный сценарий – борьбу с коррупцией в высших эшелонах. Это привело его к власти. По мере ухудшения экономической ситуации в России Лукашенко сыграл на контрасте: отсутствие реформ в Белоруссии – не свидетельство неспособности или реакционности ее руководства, а проявление мудрости и рассудительности вождя, который уберег народ от российского развала и обнищания.

Одновременно "батька" чутко уловил возникший в Москве спрос на идею возрождения какого-нибудь союза. Спрос этот исходил как со стороны консервативной части ельцинского окружения, которая действительно мучилась ностальгией по "великому и могучему", так и со стороны реформаторов, нуждавшихся в привлекательной идее, способной поддержать падающий рейтинг президента России. Российско-белорусский союз как прообраз (или якобы прообраз) нового объединения бывших республик был нужен всем, и Лукашенко охотно стал в это играть. Но со своей целью – выйти на новый "союзный" простор, на котором, а в этом белорусский лидер не сомневался, он легко переиграл бы немолодого и больного Ельцина.

Нехитрый замысел в Москве разгадали, и форсированного политического объединения не получилось, тогда Минск решил извлечь максимальную экономическую выгоду из интеграции, в чем немало преуспел. Благодаря разговорам о грядущем объединении Россия сквозь пальцы смотрела на внутренние шалости "батьки" – создание авторитарного антидемократического режима, продление полномочий и устранение (судя по всему, не только в переносном, но и прямом смысле) политических противников.

Однако представление Москвы о том, что белорусский лидер находится у нее под контролем, потому что деваться ему все равно некуда, оказалось иллюзией.

С приходом Путина Лукашенко быстро понял: интеграционная идея перестает быть выгодной ему лично. Более того, дальнейшее сближение чревато утратой экономического и политического влияния. И президент Белоруссии начал очередную игру, теперь уже в национального лидера. Возмущенная Москва не сразу сообразила, что попала в ловушку. Попытки надавить на Минск, напугать или наказать строптивого союзника "батька" оборачивал себе на пользу: гордых белорусов не поставить на колени! Показательное отключение газа вызвало немыслимый еще пару лет назад всплеск антироссийских настроений и глубокое неудовольствие клиентов "Газпрома" в Европе, которые чуть было не лишились оплаченных поставок из-за неспособности России договориться с транзитной страной. Москве вновь пришлось вступать с Лукашенко в мучительные переговоры.

Во второе властное десятилетие президент Белоруссии вступает, полностью контролируя собственную страну.

Сколько-нибудь серьезной оппозиции нет, население не проявляет особой активности (то есть "революции роз" не просматривается), номенклатура под колпаком, бизнес целиком зависит от власти. Отношения с Россией холодные, но снова достаточно ровные, Москва поняла неэффективность грубого давления (рост национального самосознания белорусов ему прямо пропорционален) и не видит реальной альтернативы "батьке", хотя явно была бы не прочь иметь в Минске другого собеседника.

Правда, эта стабильность не означает, что у Лукашенко все в порядке. Белоруссия – это не Туркмения, где пожизненный президент воспринимается органично, а европейское государство, единственное, оказавшееся (исключительно усилиями своего президента) полностью за бортом нынешних общеевропейских процессов. Вопрос об уходе рано или поздно встанет перед "батькой". И это самый трудный вопрос.

Главная проблема Лукашенко в том, что у него нет пространства для внешнеполитического маневра. На Западе "батька" – персона нон грата, и этот статус обжалованию уже не подлежит. Если бы его репутация была хотя бы такой, как у Леонида Кучмы, он мог бы маневрировать, заигрывая с евроатлантическими структурами. Ведь Белоруссия очень интересует и США, и Европейский союз. Лукашенко даже сигнализирует готовность к диалогу, но ни Европа, ни Америка не будут иметь с ним дело. Следовательно, от России ему действительно никуда не деться.

Только Москва может гарантировать "батьке" неприкосновенность после ухода. Вопрос в цене и условиях, торг о которых может тянуться долго.

Но Александру Григорьевичу спешить некуда: нынешний срок у него заканчивается только через два года, а еще один весьма вероятен. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::08.07.2004

Десять лет с Лукашенко

Минск--Москва: нефть в обмен на поцелуи

Ольга Томашевская

Интеграция с Россией стала для Белоруссии актуальной немедленно после распада СССР. Здесь, как считает белорусский политолог Юрий Дракохруст, работает «не только сильная экономическая зависимость, но и зависимость ментальная». Роль собирателя земель стала неотъемлемой частью имиджа президента независимой Белоруссии Александра Лукашенко. Хотя политологи уверяют, что за время своего пребывания у власти Лукашенко укрепил суверенитет страны.

Бывший премьер, де-факто глава государства, Вячеслав Кебич тоже использовал дружбу со «старшим братом» как один из главных козырей своей избирательной кампании 1994 года. Накануне тех выборов постоянно говорили о создании единой рублевой зоны. Но необходимые документы так и не были подписаны. А вот белорусский рубль был окончательно признан национальной валютой после избрания президентом Александра Лукашенко.

Российская элита того времени безусловно поддерживала Вячеслава Кебича, с которым ее связывало общее партийное прошлое. Поэтому после победы Лукашенко газеты много писали о том, что Россия обещала поддерживать Белоруссию и ее президента, если Кебичу дадут гарантии безопасности.

Политика Лукашенко в отношении России сильно отличалась от политики его предшественника. "Во времена Кебича получившая независимость Белоруссия была ребенком, которому только что перерезали пуповину и который не умеет еще самостоятельно дышать и питаться. Белоруссия тянулась к России как к матери, она ждала от нее поддержки, инвестиций, помощи. Правительство Кебича и не пыталось диктовать России какие-то условия. Лукашенко был связан с СССР, но, в отличие от Кебича, идейно, а не личной политической биографией. Этот политик новой формации попытался диктовать России свои условия. Ребенок вырос", -- пояснил "ВН" политолог Александр Федута.

По словам Юрия Дракохруста, «за десять лет Лукашенко, балансируя на грани утраты суверенитета, укрепил независимость Белоруссии не меньше, чем это сделали бы формально антироссийские лидеры». «Одновременно он рассказывал о братстве народов и снимал, как психоаналитик, комплексы великой державы. За свои медицинские услуги он берет по хорошим расценкам», -- отмечает политолог.

Александр Лукашенко, которого Москва поначалу восприняла как чужака, очень быстро завоевал российскую элиту эпохи Бориса Ельцина. В середине 1990-х в Белоруссии интеграцию с Россией определяли формулой «Нефть в обмен на поцелуи». Но с приходом к власти Владимира Путина ситуация резко изменилась.

«У Ельцина был «беловежский синдром», он стеснялся сказать, что мы хотим создать единое государство, где о суверенитете Белоруссии не может быть и речи. Путин вполне может предложить Белоруссии присоединиться к России шестью губерниями, что не устраивает Минск», -- считает Юрий Дракохруст.

По мнению Александра Федуты, «Лукашенко будет не просто корректировать свою привычную риторику». «Ведь он говорил, что Белоруссия пойдет в процессе интеграции настолько далеко, насколько готова Россия», -- говорит политолог.

Процесс интеграции формально будет продолжаться, но, как выразился г-н Дракохруст, «снизятся тонус, страстность и глубина отношений». Эксперт отметил, что июньское соглашение между «Газпромом» и «Белтрансгазом» -- это первое крупное чисто деловое соглашение между Россией и Белоруссией, заключенное без оглядки на интеграцию.

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::08.07.2004

Этапы большого пути

Декабрь 1993 года -- Депутат Верховного совета Белоруссии Александр Лукашенко выступил с докладом, в котором обвинил спикера Станислава Шушкевича и других высших госчиновников в коррупции.

10 июля 1994 года -- Александр Лукашенко выиграл президентские выборы. В речи по случаю инаугурации Лукашенко пообещал сотрудничать со всеми политическими силами и дружить с Россией.

Осень 1994 года -- Верховный совет официально признал белорусский рубль национальной валютой. В октябре Лукашенко добился от парламента принятия важного закона, который ограничил права местных органов власти. Началось строительство президентской вертикали власти.

Декабрь 1994 года -- Депутат Сергей Антончик выступил с новым антикоррупционным докладом. В нем фигурировали уже лица из новой власти. Газеты, которые должны были опубликовать доклад, вышли с белыми "дырами" на полосах.

14 мая 1995 года -- На референдуме принята государственная символика, фактически копировавшая советскую. Русский язык получил статус государственного наравне с белорусским, были одобрены действия президента, направленные на интеграцию с Россией. Протестовавшие за месяц до этого против референдума депутаты фракции БНФ («Белорусского народного фронта») объявили голодовку в зале заседаний Верховного совета. Ночью их силой выдворили из зала.

26 мая 1995 года -- Александр Лукашенко и премьер-министр России Виктор Черномырдин выкопали символический пограничный столб на белорусско-российской границе.

2 апреля 1996 года -- Александр Лукашенко и президент России Борис Ельцин подписали договор об образовании сообщества России и Белоруссии.

24 ноября 1996 года -- В Белоруссии состоялся новый референдум, на сей раз об изменении конституции. Против референдума выступили парламент и Конституционный суд. Парламент готовился начать процедуру импичмента президента. Российский премьер Виктор Черномырдин и главы обеих палат российского парламента Егор Строев и Геннадий Селезнев, специально прилетевшие в Минск, убедили парламентских лидеров Белоруссии отказаться от импичмента. По итогам плебисцита были ограничены полномочия законодательной и судебной ветвей власти в пользу исполнительной. Также было решено сохранить смертную казнь и запретить продавать землю в собственность. Итоги референдума не были признаны международным сообществом, премьер-министр Белоруссии Михаил Чигирь в знак протеста ушел в отставку.

27 ноября 1996 года -- Вступила в силу новая конституция Белоруссии. Президентский срок Александра Лукашенко начали отсчитывать заново.

Январь 1997 года -- Арестована председатель Нацбанка Тамара Винникова.

2 апреля 1997 года -- Александр Лукашенко и Борис Ельцин подписали договор о Союзе Белоруссии и России.

Весна 1997 года -- Власти взялись за Белорусский фонд Сороса. Фонд прекратил свою деятельность после того, как его налоговые льготы отменили задним числом.

Июль 1997 года -- Белорусско-российские отношения омрачены задержанием съемочной группы ОРТ. Журналиста Павла Шеремета обвиняли в незаконном переходе белорусско-литовской границы. Он вышел на свободу только после вмешательства высокопоставленных представителей Москвы.

Осень 1997 года -- В своем рабочем кабинете был арестован министр сельского хозяйства Василий Леонов. Его арест транслировали по телевидению.

1998 год -- Белоруссия оказалась в центре крупного международного скандала. От аккредитованных в Минске дипломатов потребовали освободить их резиденции в поселке Дрозды по соседству с резиденцией Александра Лукашенко. Послов отказались пустить на территорию поселка. Дипломаты были отозваны для консультаций, а западные страны заявили, что ограничивают въезд для высших госчиновников Белоруссии.

1999 год -- В Белоруссии стали исчезать деятели оппозиции. До сих пор неизвестно, где находятся бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко, бывший председатель Центризбиркома Виктор Гончар и предприниматель Анатолий Красовский. В июле 2000 года в районе минского аэропорта пропал оператор ОРТ Дмитрий Завадский.

Май 2000 года -- Бывший премьер-министр Белоруссии Михаил Чигирь приговорен к трем годам лишения свободы за экономические преступления с отсрочкой исполнения приговора.

Октябрь 2000 года -- По результатам парламентских выборов оппозиции удалось получить всего несколько мест в парламенте. Парламентские выборы рассматривались как репетиция президентских.

9 сентября 2001 года -- Александр Лукашенко, получив второй президентский мандат, не исключил, что будет баллотироваться и на третий срок. В ходе предвыборной кампании он обвинял Запад в поддержке оппозиции и всех их вместе -- в разнообразных провокациях. Запад посчитал, что выборы не соответствуют демократическим стандартам.

Конец 2001 года -- Заведены уголовные дела на начальника Белорусской железной дороги Виктора Рахманько и директора завода "Атлант" Леонида Калугина. Последний пытался участвовать в президентской избирательной кампании.

2002 год -- Продолжены аресты директоров предприятий. За решеткой оказался глава Минского тракторного завода (МТЗ) Михаил Леонов, который по слухам поддерживал одного из альтернативных кандидатов на выборах.

В независимой белорусской и в западной прессе начали появляться публикации о военных связях Минска и Багдада, опровергаемые белорусским руководством. В течение всего года Минск методично выживал из страны миссию Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), не давая разрешений на въезд новых сотрудников. Западные страны заявили, что не будут выдавать въездные визы высшим госчиновникам Белоруссии. В конце года была открыта новая миссия ОБСЕ со значительно ограниченными полномочиями.

Август 2002 года -- Президент России Владимир Путин предложил присоединить Белоруссию к России шестью областями. Охлаждение наступило не только в отношениях с Западом, но и в отношениях с Москвой.

2003 год -- Белорусско-российские отношения не улучшились. В июне провалились аукционы по продаже предприятий нефтехимии. Условия приватизации были такими, что на конкурсы не было подано ни одной заявки. Не удалось договориться о приватизации "Белтрансгаза". "Газпром" сообщил, что собирается прекратить поставки газа в Белоруссию по внутренним российским ценам.

Весна 2003 года -- Александр Лукашенко заявил о необходимости создания государственной идеологии. Приостановлен на три месяца выход влиятельной негосударственной "Белорусской деловой газеты".

Июнь 2003 года -- Заключен договор белорусского государства с православной церковью.

Февраль 2004 года -- "Газпром" прекратил транзит и поставки газа в Белоруссию. Внутри страны это привело к росту рейтинга Александра Лукашенко. Лишь в июне сторонам удалось заключить контракт на поставки газа со стороны "Газпрома".

Весна 2004 года -- Арестован влиятельный белорусский политик, бывший министр внешних экономических связей Михаил Маринич.

Июнь 2004 года -- Депутаты палаты представителей объявили голодовку, требуя либерализации белорусского избирательного законодательства. Они добились рассмотрения законопроекта в парламенте, однако поправки не были приняты.

Лето 2004 года -- Государство реализует несколько крупных президентских проектов -- по подъему сельского хозяйства, по идеологии и по созданию белорусского аналога Силиконовой долины.

При подготовке хроники были использованы информационные архивы газет "Белорусский рынок" и "Белорусская деловая газета"