Продажа "Итеры" "Газпрому" сорвана самими покупателями

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Председателя правления «Газпромбанка» Акимова не устроила сумма "отката"

1072256689-0.jpg Уходящий год был плодовит на переговоры о покупке активов крупных российских компаний западными инвесторами. Такую тактику отечественные олигархи выбрали в ответ на попытки новой власти получить с них дополнительные деньги за использование недр, а также регламентировать вмешательство крупного бизнеса в политику.

Расчет наших «хозяев жизни» строится на том, что если в структуре акционерного капитала их компаний солидная доля будет принадлежать «транснационалам», то на практике они окажутся «под крышей» западных корпораций. В этой связи возможная сделка между «Газпромом» и «Итерой» вызвала интерес у наблюдателей именно тем, что таким образом появилась реальная возможность увеличить активы крупнейшей компании, контролируемой государством за счет частного капитала.

Началось все, как и в случае с продажей «ЮКОСа» «ExxonMobil», с публикации в «Financial Times». Именно эта публикация позволила наиболее активным представителям газового сообщества выступить с множеством наблюдений и умозаключений. Они отражали, как всегда, полный спектр скрытых и явных причин, настроений, последствий — от «…это Игорь Макаров занялся PR-ом для увеличения цены компании» до «…продажа «Газпрому» — логическое завершение существования «Итеры», после прихода в «Газпром» команды Алексея Миллера иного и быть не может…».

Представители самого «Газпрома» сохраняли глубокомысленное молчание, поручив пресс-службе отбиваться от журналистов фразами типа «не планировалось, не рассматривалось, не состоял, не участвовал».

В итоге после недельного шума во всех центральных СМИ основной акционер и руководитель «Итеры» Макаров подвел черту — мол, компания и не думала никому продаваться, хватит спекулировать на эту тему и т.п.

Однако в нашей стране просто так ничего никогда не происходит: без огня дыма не бывает. На самом деле переговоры о продаже «Итеры» «Газпрому» не только велись, но и дошли до определенного рубежа. Более того, по свидетельству экспертов, заинтересованность в продаже «Итеры» была обоюдной, а сорвались переговоры из-за специфических взглядов на бизнес полномочных представителей от «Газпрома». Представляли эту компанию на переговорах председатель правления «Газпромбанка» Андрей Акимов и заместитель генерального директора «Совкомфлота» Александр Красненков.

Питерец Акимов только год назад возглавил «Газпромбанк», но, по мнению наблюдателей, свое назначение рассматривает как ступень в процессе восхождения на пост председателя правления «Газпрома», в крайнем случае — зампредседателя по финансам. Утверждают, что уровень его связей и ресурсные возможности вполне адекватны его устремлениям, но все это по большей части перечеркивается полным отсутствием опыта ведения более-менее крупного бизнеса, что косвенно подтверждается заметным ухудшением финансового состояния «Газпромбанка» за последний год.

Красненков отметился за два года службы на руководящих постах в «Газпроме» непреходящей любовью к гостиничному бизнесу, в том числе и на любимом Президентом курорте «Красная Поляна», а также «волочением» за балериной Анастасией Волочковой. Внушительные способности проявил Красненков и по части освоения рекламных бюджетов «национального достояния», за что, как утверждают специалисты, и поплатился, расставшись с креслом начальника имущественного департамента. Однако, видимо, из «обоймы» все же не выпал — его перебросили в кресло руководителя «Совкомфлота», где он сразу же объявил о новых грандиозных проектах по транспортировке сжиженного газа к берегам США.

Кроме того, Красненков умел в «Газпроме» вести запутанные имущественные сделки с независимыми газопроизводителями по возврату выведенных из компании добывающих активов. Большая часть проведенных им сделок привела к тому, что после передач вызволяемых пакетов акций по длинным цепочкам оффшорных компаний непонятного происхождения контроль над добывающими предприятиями оказывался НК «ЮКОС», которая как раз в 2002 году обозначила свой первоочередной интерес к газовому бизнесу и начала экспансию на Ямал.

Во время переговоров по «Итере» Акимов и Красненков предложили Макарову цепочку оффшорных фирм, с помощью которых последний должен был передать представителям «Газпрома» контроль над «Итерой». На вполне законное предложение Макарова: «Вместо того, чтобы усложнять схему, давайте передадим контроль «Газпрому» напрямую», Акимов, по нашим сведениям, ответил примерно таким пассажем: «В марте 2004-го Миллера не будет, а нам тоже надо что-то получить от этой сделки. Что касается оффшоров, то все они — чистые и находятся под контролем «Газпромбанка» и «Совкомфлота» (надо заметить, что «Совкомфлот» просто помешан и замешан на оффшорах — ни одно его судно не ходит под российским флагом). Поэтому, г-н Макаров, смело подписывай документы и отдыхай без забот о доступе к трубе и туркменскому газу».

Руководитель «Итеры» взял тайм-аут на изучение схемы сделки, провел консультации с юристами и принял решение отказаться от предложенной сделки.

Так ничем закончилась потенциальная сделка, которая могла бы увеличить влияние «Газпрома» (а, значит, и России) на международном газовом рынке в условиях жесткой конкуренции западных компаний. По мнению экспертов, такой результат во многом был предопределен привлечением на переговоры в качестве полпредов «Газпрома» Акимова и Красненкова, которые своими ошибочными (преднамеренными) действиями разрушили появившиеся было взаимовыгодные связи между «Итерой» и «Газпромом».

Более того, в условиях затянувшегося по болезни отсутствия Миллера позволило этим лицам фактически приступить к дележу постов. Так, Акимов резко активизировался в устремлениях на пост Юрлова (зампредправления «Газпрома» по финансам), а Красненков даже и не скрывает того факта, что продолжает определять политику имущественного департамента.

Само собой разумеется, что газовая монополия должна находиться под жестким государственным контролем и управляться людьми, которые будут руководствоваться в своих действиях интересами страны, а не желанием стать очередным олигархом за счет государства. На практике мы видим, что национальные интересы превалируют в устремлениях должностных лиц «Газпрома» далеко не всегда.

Александр ВЫБОРНЫЙ

Оригинал материала

«Российские вести»