Продажа акций Киноцентра

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Газета журналистских расследований Дело №", #10, апрель 2005

Ярмарка самолюбий

Роман Михайлов

Председатель выбран... Событие, не единожды окрещенное расколом некогда солидного творческого Союза, просто-таки обнажило невиданную склоку. Аргументы сторон не позволяют понять главного: за что же идет борьба. Руководство СКР обвиняется попеременно то в самозахвате власти, то в ненадлежащем ее использовании. Хотя за благостными криками назначенного в захватчики председателя СКР и его желанием всех осчастливить самым конструктивным способом вполне возможно предполагать и тягу к наживе, и даже месть за задетое самолюбие. Итоги спора сможет подвести только суд, но до решения, похоже, еще очень далеко.

Простота хуже воровства

В конце концов, все просто: у союза есть Устав, где четко прописано, сколько голосов должно быть отдано. И даже Михалков, в разгар скандала утверждавший, что с радостью проведет и еще один съезд для перевыборов, где непременно победит — были бы деньги, признал, что выбран не по Уставу, так как набрать положенные 75% у него, да и ни у кого другого, просто бы не получилось. И не потому, что денег на проведение выборов нет, хотя за этим заявлением как раз возможно усмотреть желание от перевыборов откосить. По мнению власти -Михалкова - набрать необходимый процент при двух кандидатах в председатели СКР попросту невозможно. Рискну предположить, что дело здесь не в возможности, а либо в отсутствии личности, которая сможет, не раскалывая Союз, быть избрана по Уставу, либо в желании всех запутать. Ведь в 1997 году Михалков уже был избран с необходимым для победы перевесом? И никто из его оппонентов не припомнит, чтобы процентную норму Устава меняли тогда в меньшую сторону. Если же пресловутый порог был поднят уже при Михалкове, когда меняли какие-то положения Устава, тогда предположу, что семя раздора могло быть заложено сознательно, с тем, чтобы при любой выборной ситуации, даже и со скандалом, быть переизбранным.

Но ведь в том-то все и дело, что первый срок Михалков, судя по публичным заявлениям, предпочитающий к власти относиться как к тяжелому кресту, был для Союза фигурой значительной и щедро раздавал обещания. По утверждению самых злых языков, председатель оказался «сдувшимся Гулливером». В активе и сейчас наблюдаются обещания. В основном в электронных СМИ и на весьма смотрибельных программах председатель не единожды утверждал, что цель его работы в Союзе - закончить начатое, например, отстоять возможное. Те 32% акций Киноцентра, которые достались после непонятного распределения собственности СК СССР. Деньги от продажи отстоянного можно положить в банк и уже на проценты помогать ветеранам кинематографа. При ближайшем рассмотрении такой терапевтической стратегии сумма, которую можно будет выплатить как что-то ощутимое престарелым членам СК, сформируется, когда нынешние клипмейкеры и талантливые потомки кинодинастий, оставив сериалы и подражания голливудским блок-бастерам, уйдут на покой в столь же нищем состоянии, что и нынешние ветераны индустрии. Тем более что непонятно, какая же именно сумма от вырученных реализацией акций пяти или шести миллионов долларов пойдет в эдакий фонд ренты. Среди еще одного начатого - заявления о необходимости обсудить всем Союзом проект нового Дома кино, который, по версии руководства СКР, всех кормить будет. Но очевидно, что и на строительство вырученной суммы не хватит. Так что единственной рабочей версией происходящего внутри СКР остается самая материальная: возврат долга некоему инвестору или, со слов самого председателя, «дружественному банку», согласившемуся, не только дать в долг «под честное слово», но и не спрашивать проценты. Сумма долга, по предположениям расходящихся в оценках оппонентов председателя, не то один, не то двадцать миллионов в инвалюте. Из версий мало понятных, но вполне возможных, состоятельна и та, которая предполагает конфликт самолюбий уязвленных творческих натур.

К размышлению: Александр Островский. Инициатор иска о признании выборов председателя правления Союза кинематографистов России нелегитимными.

Выпускник ВГИКа. Прошел путь от замдиректора картины до директора съемочной группы. Десять лет проработал на киностудии имени Горького и два года на Мосфильме. Кинематографист в третьем поколении. Почетный адвокат России:

- Я действую вопреки русской поговорке с «сильным не борись - с богатым не судись». Очевидно, мои действия возымели какой-то результат, поскольку, несмотря на то, что многие кинематографисты панически боятся Михалкова, его мстительности, ко мне присоединились еще пять человек: Вероника Токарская, Наталья Фатеева, Павел Финн, Николай и Владимир Достали. Судья настроена к нам негативно, но ей проще отказать одному Островскому, чем всей нашей группе. Для этого Кучерена подыграл суду. Явно с его подачи новым правлением Союза кинематографистов было принято решение, что меня неправильно приняли в союз, причем на это заседание меня даже не пригласили. Поэтому оппоненты нагло врали, что у меня не было ни рекомендаций, ни творческой карточки, хогя процесс моего принятия в Союз длился в свое время примерно год. Еще живы люди, которые давали мне рекомендации при вступлении в Союз: кинорежиссер Юрий Кара, художник-постановщик Елена Елисеева. Но, на мой взгляд, именно с подачи Кучерены тактически верно было заявить, что я неправильно был принят в Союз - ведь, если я не член Союза, значит, и мои интересы не могут быть нарушены. И исключили меня сразу после съезда, причем с двух попыток, первая из которых имела цель меня дискредитировать. Меня пытались обвинить в вымогательстве денег у актрисы Зои Исаевой, которую я и в глаза-то не видел, но якобы вымогал деньги за оказание ей юридической помощи. Однако, вероятно, после того как заинтересованные в такой дискредитации поняли, что исключение Островского из Союза не лишает меня права отстаивать свои интересы, руководство Союза, видимо, решило настаивать на версии, что я был неправильно в него принят. Что же до суда, то дело обязательно будет решено в нашу пользу, так как был нарушен Устав. И Михалков совсем не случайная жертва обстоятельств, а человек, сознательно обманывающий общественное мнение. Еще до завершения подсчета голосов на выборах председателя правления Михалков заявлял о том, что и Эрнсту и Добродееву уже сообщил о своем переизбрании. Могу сказать только, что блицкригов не обещаю, но мы будем продолжать бороться, так как правда на нашей стороне. Не исключаю, правда, что суд будет искать поводы для отказа нам и затягивания процесса.

А суд зачем...

Инициированный московским адвокатом Островским судебный иск также выглядит язвительным выпадом несправедливо задетого оппозиционера. Это именно его - человека, занимавшего пост секретаря Союза и проработавшего в кино не один год, не только объявили персоной, к кино не относящейся, но еще и из Союза исключили якобы из-за нарушений при приеме в него. Островский был исключен сразу после съезда, где он и проявлял себя как оппозиционер. Сам факт исключения уже не в пользу руководства, слишком уж напоминает советские методы. В суде Островский и еще несколько соискателей от оппозиции, задающих все те же вопросы о нарушении Устава, имеют несколько козырей, которые и Михалков косвенно признал. Малочисленное и вне кворума голосование за Михалкова, где участвовало не больше двухсот человек, действительно проводилось без изменений в Уставе, по нему же и вносимых через голосование. Сегодня СКР пытается доказать в суде, что такие малочисленные выборы обоснованны именно из-за того, что никто не набрал положенных процентов. Однако до сути дела еще далеко. Так как на третьем заседании по этому процессу в Пресненском суде Москвы еще пока до нее не дошли. Сторона истца в лице самого адвоката Островского взялась представлять интересы нескольких соискателей по доверенностям без адвокатского ордера. Это и привело к тому, что часть претензий, а именно, признание решений правления незаконными, так же как и его выборов, была снята судом вполне обоснованно.

Однако сторона истцов обвиняет в затягивании процесса именно ответчика, которого в суде представлял адвокат Анатолий Кучерена. И, пожалуй, что ответчик и вправду затягивает процесс. Ведь и третьим-то заседание стало потому, что на первые два Кучерена не явился. Любой юрист, и, особенно, опытный, знает, не явиться в суд можно по уважительной причине -и у Кучерены, с его слов, был больничный (который он собирался предъявить суду, как только явится в заседание), но как ни вопрошали истцы о таковом, так его и не увидели. В пользу предположения о намеренном затягивании процесса говорит и тот факт, что на единственном пока из состоявшихся заседаний уже прозвучали обвинения в подлоге, а в кулуарах — обвинения в подтасовке документов и использовании аппаратных возможностей руководством. Якобы задним числом был оформлен на работу юрист, один из соответчиков по иску, защищающий руководство союза вместе с Кучереной. По утверждению экссекретаря Союза на ставке юристконсульта в СКР трудится совсем другой человек. Документы же, подтверждающие факты подлога, то есть копии протоколов, истребованные в суде, истцы никому не показывают, считая, что огласка подтверждающих подлог документов что-нибудь испортит по ходу процесса.

Остается надежда, что ясность внесут вызванные в суд свидетели: главы счетной и ревизионной комиссий на выборах председателя правления СКР. Не возьмусь сказать, из-за чего, но уж точно не из-за юридических тонкостей, разбор по существу в этом процессе не происходит. Стороны заняты, в основном, тем, что просят суд вывести за процесс соискателя и соответчика соответственно. Что же до основных спорщиков в этой ситуации, то в своих комментариях и одна и другая стороны, стараясь выглядеть максимально уверенно и достойно, не в состоянии удержаться от колких выпадов. Во время общения с Александром Островским мы пообещали задать его основному оппоненту максимум возможных вопросов, не исключая и те, которые адвокат захотел задать через нашу редакцию. Что из этого получилось, вы можете видеть из публикуемой переписки.

Не покидает ощущение, что затягивание судебного процесса выгодно и тем и другим. Михалков пребывает у власти на пока законных основаниях, истцы же, наиболее заметным из которых оказывается Островский, постоянно на слуху и назойливо портят нервы действующему руководителю СК России. И те и другие остаются борцами за разделенные, но надвое, идеалы малоэффективного предприятия, с которого, по заверению двух сторон, и взять-то нечего.

***
Converted 19044.jpg
***
Converted 19045.jpg
***
Converted 19046.jpg
От редакции: На нашу просьбу прокомментировать юридические аспекты «данной ситуации» Анатолий Григорьевич Кучерена не откликнулся.