Продажный журналист угрожает

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Продажный журналист угрожает своему бывшему "работодателю" Андрею Вавилову сенсационными разоблачениями

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::03.04.2003, "Откровения беглого журналиста", Фото: "Коммерсант"

Олег Султанов: "Вытаскивать из огня каштаны для олигархов я больше не собираюсь"

Антон Ромашин

Converted 14232.jpg

Андрей Вавилов

Олег Султанов еще не так давно работал в Москве. По его словам, в свое время он по неосторожности втянулся в жестокую конкурентную борьбу нефтяных олигархов. В результате пережил трагическое нападение на своего коллегу, теперь вынужден скрываться за границей. Тем не менее откровенное интервью дать согласился.

- Олег, ты с какого времени стал работать на подконтрольные структуры известного бизнесмена, бывшего замминистра финансов Андрея Вавилова? 

- Практически сразу, как приехал в Москву, в 1999 году. До этого я работал на Крайнем Севере, редактором нескольких изданий в республике Коми. По роду деятельности я был хорошо знаком с компаниями, работающими в регионе. Основными игроками на европейской территории Крайнего Севера были "ЛУКОЙЛ" и компания Андрея Вавилова. Естественно, я владел информацией, в том числе и негативной, по ним обеим. Мне сразу предложили работать по этой тематике. Понадобилась новая фактура, и ее стали предоставлять. Но очень скоро я понял, что фактически мною управляют люди, к журналисткой работе отношения совсем не имеющие.

- После какого случая? 

- Когда стали в массовом порядке [page_9261.htm предоставлять мне негативную информацию на компанию "ЛУКОЙЛ"]. Поначалу я на это купился. Потому что на Севере прожил 20 лет, при мне эта компания пришла в Республику Коми и я, образно говоря, воспринял сей факт как посягательство москвичей на суверенитет республики. Поэтому, можно сказать, взялся за работу с энтузиазмом, пока не узнал, что информацию мне фактически диктуют люди из конкурирующей организации.

- Кто конкретно? 

- Один из бывших сотрудников ПГУ КГБ СССР, друг Андрея Вавилова. Он фактически каждый день появлялся в редакции.

- Кроме поставки информации, вам давали какие-либо деликатные поручения? 

- Давали, причем такие, что Вы не поверите. Однажды мне говорят: слетай в такой-то регион, туда летит самолет с сотрудниками оппонентов. Так вот этот самолет не должен там приземлиться. Я говорю: что ж мне его, взорвать, что ли? А мне: ну зачем же так сразу? Ты же северянин, тебя там все знают. А туда, дескать, прилетают вооруженные бандиты, будут штурмовать офис "Северной нефти" и так далее. Я полетел и сделал так, что самолету не дали посадку и он приземлился в другом городе. Это была уже не журналистская работа.

- Ты говоришь, поначалу работал с энтузиазмом. А что изменилось потом? 

- Многое изменилось. Я в свое время имел отношение к внешней разведке, и у меня был соответствующий оперативный псевдоним, известный всего нескольким людям. И вот представьте, ко мне на улице подходят двое и называют псевдоним. И едва я прихожу в себя, говорят: "Ты не работай против тех-то и тех-то, а то будут последствия". Я, естественно, подумал, что конкуренты моего шефа уже и СВР купили и я под полным колпаком. В результате я улетел аж в Женеву. Уже потом только я узнал, что те, на кого я работал, просто захотели, чтобы я по-прежнему видел в них защиту и не выходил из игры, потому что стал уже кое о чем догадываться.

- В связи с этим напрашивается вопрос о нападении на твоего коллегу. Очень много было противоречивых публикаций. А твоя версия? 

- Эта история и сейчас мне до конца непонятна. Примерно за месяц до трагедии у меня на столе оказывается письмо без штемпеля от имени неких "честных сотрудников службы безопасности одной крупной олигархической структуры. В нем сообщается, что меня будут убивать киллеры этой компании, и даже сообщают план убийства, которое должно выглядеть, как обычная "бытовуха". Я к своим "северным кураторам", а они мне: "Не волнуйся, парень, у нас такая "крыша", тебя тронуть никто не посмеет". И тут нападают на Игоря, моего коллегу и соседа по подъезду, и точь-в точь по описанной в письме схеме. Представьте себе мое состояние. А тут на меня еще выходит человек из моей "прошлой жизни", которому я доверял, и сообщает конкретную фамилию убийцы, якобы личного киллера руководителя этой олигархической структуры. И я ловлюсь на эту удочку. Лишь позже, отойдя от шока, я стал задумываться: что же это за киллеры такие: заранее предупреждают письмом в редакцию, зная, что почти неизбежно будет утечка, рисуют схему и потом по этой же схеме убивают соседа…. Честно говоря, мне даже сейчас страшно об этом думать.

- Ты после этого принял решение уехать? 

- Да, в общем, все вместе сложилось. Компроматы, которыми меня потчевали, в судах разваливались один за другим. Я своим "кураторам" говорю: "Ребята, я же из-за вас пострадал, что мне делать"? А от меня просто отвернулись. Мавр сделал свое дело - мавр может уходить. Правда, они меня плохо знают: информационую деятельность я и на Западе не прекратил и не прекращу.

- Очередную сенсацию готовишь? 

- Скорее возвращаю долги. Я не хочу делать из себя Робин Гуда, но я все же государственник и, к своему стыду, принимал участие в захвате той же "Северной нефти" группой Андрея Вавилова в 1999 году. Об этом до сих пор мало кто знает, а операция того стоит. Она беспрецедентна даже по российским меркам.

- Можно подробнее? 

- Если вкратце, то эта компания была изначально почти целиком государственной. Свой интерес там имели и швейцарцы, фирма "Тибиком". В 1993 году при "Тибикоме" была проведена первая, еще государственная эмиссия акций, а в 1996 году фирма вышла из компании и продала свой пакет фирме ОТХ. Она и стала продвигать в руководство "вавиловцев". Но бывшему замминистра был нужен полный контроль над компанией, а для этого надо было провести допэмиссию, чтобы размыть остальные пакеты. По тогдашним законам новая эмиссия была бы недействительна без регистрации в ФКЦБ предыдущей. Ситуация решается просто: собирается собрание акционеров в 1999 году и на нем выносится изумительное решение - "временно" заменить ОТХ на "Тибиком", чтобы зарегистрировать первую эмиссию. При том, что "Тибикома" уже нет - фирма самоликвидировалась годом раньше. Тем не менее решение принимается, а потом ФКЦБ с легкостью необычайной регистрирует допэмиссию, и контрольный пакет оказывается понятно у кого. Пакеты же госакционеров, в частности "Коминефти", уменьшаются сразу в десять раз. Такое возможно только в России