Проект "Анна Политковская"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

11.04.2005, Фото: grani.ru Правозащитница Политковская: истеричная БАБочка или удачный медиа-проект
Юлия Соколова
Converted 18621.jpg

Анна Политковская
Анна Политковская, хотя и числится обозревателем «Новой газеты» - все-таки не совсем журналист, а скорее медиа-проект. Обладающая весьма средними журналистскими и тем более литературными способностями, но зато сверх меры наделенная амбициями, Политковская искала свой путь удовлетворения этих амбиций долгие годы. Пока не нашла Бориса Березовского. Их интересы совпали в Чечне. Политковская хотела славы и денег, а Березовскому нужна была «говорящая голова», озвучивающая ужасы чеченской войны, - отличные предпосылки для создания абсолютно гармоничного союза. Помогла еще одна черта характера Политковской – истеричность.

Главная цель была достигнута быстро: проект под названием «Анна Политковская» заработал, как часы. Все поняли: берет недорого, зато отрабатывает добросовестно. Поскольку как женщина Политковская вряд ли могла заинтересовать Березовского, он охотно делился ею со всеми желающими: Асланом Масхадовым, Русланом Аушевым. Желающих задешево получить трибуну для публичного сведения счетов оказалось достаточно. А регион – Северный Кавказ – и вовсе был идеален.

Внимание всего мира к Чечне быстро перекинулось и на Политковскую. Ход был сделан безошибочный. 

Чечня в последние десять лет - золотое дно для правозащитников. На защиту прав чеченских беженцев различными гуманитарными фондами ежегодно выделяются огромные деньги. Главное – вовремя их подобрать. Политковская сумела оказаться в нужно время в нужном месте – разумеется, не без помощи своего покровителя.

При том, что, сев на правозащитного конька, хотя бы для видимости следовало писать о проблемах и других беженцев, которых в России немало, госпожа Политковская будто ослепла. Несчастные люди, бежавшие из зон этнических конфликтов бывшего Союза, оказавшиеся в России, натыкались на железобетонную стену: «Вы не чеченцы? Тогда голодайте и подыхайте!» Правозащитников вокруг Чечни собралось больше, чем самих чеченцев. Ни для кого не секрет, что правозащитная деятельность сегодня – очень хороший бизнес.

Но Политковская к тому времени уже научилась работать локтями. О том, что ее когда-то уволили из «Общей газеты» за профнепригодность, западные фонды не знали, а Березовскому нужны были другие качества этой оборотистой дамы. 

Бизнес на чужой беде оказался для Политковской весьма прибыльным. Одна из главных радостей правозащитной деятельности – всевозможные международные премии.

Когда вопрос касается не человеческого горя, а собственного кошелька, Политковская пускает в ход всю свою женскую истеричность. История получения одной из премий весьма красноречиво описана устами персонажей скандальной книги Андрея Мальгина «Советник президента»: 

«-- …Она приехала в Берлин, чтобы получить премию Вальтера Гамнюса. За гражданское мужество якобы. Вы к тому времени из Германии уже умотали в Москву. А я еще там поболталась немного, и вот стала свидетелем такого скандала. Короче, приезжает Поллитровская, ей с помпой вручают 30 тысяч евро…

-- Нехило, - искренне позавидовала Валентина.

-- Чем менее известна премия – тем она больше по размеру. Это закон, запомни. Но ты слушай – дальше самое интересное. Между Германией и Россией соглашение

об отсутствии двойного налогообложения. И аккуратисты-немцы у нее спрашивают: где желаете платить налоги. «А где меньше?» - естественно интересуется Поллитровская. Ей отвечают: «Сколько у вас, в России, не знаем, но у нас 40 процентов!» Ну то есть полная обдираловка. И посоветовали вообще-то платить в России. «Ну, в России так в России», - согласилась хитрожопая Поллитровская. Разумеется, в России она никому сообщать о полученных деньгах не собиралась.

«Очень хорошо, сказали немцы, так и запишем. А теперь не соизволите ли вы сообщить свой ИНН?» - «А зачем вам ИНН?» - «А это чтобы поставить в известность ваши налоговые органы», - спокойно так ей отвечает какой-токлерк из гамнюсовского комитета. Что тут началось! Как она орала! Что потом несла на пресс-конференции! 

-- Ну что она могла нести?

-- Валь, я сама не слышала, знаю в пересказе. Но типа орала, что получила премию от общественного немецкого фонда за то, что в поте лица борется с тоталитаризмом в России, а немецкие бюрократы фактически львиную долю премии прямым ходом отправляют российскому тоталитарному государству, и там на эти деньги, собранные честнейшими немцами, русское правительство будет строить тюрьмы для диссидентов..И все в таком духе…Помнишь, как она в самолете блеванула, и из этого целое дело выросло – что ее спецслужбы специально отравили, чтоб она до Кавказа не долетела.» 

Нежелание правозащитника делиться с тоталитарным государством понятно. Но почему, спрашивается, в таком случае не заплатить налоги в Германии – той самой стране, которая ее наградила? Этим простым жестом можно было бы и лицо сохранить, и «спасибо» сказать добрым и наивным немцам, которые повелись на откровенное заказное фуфло, приняв его за чистую монету. Но – нет, не такова правозащитница Политковская. Делиться – это не ее принцип. А поскольку на самом деле она является не правозащитником, а всего лишь проектом, то правил нормального правозащитного движения она не знает. А правила просты - в дипломах, сопровождающих все эти премии, любой фонд сообщает: мы надеемся, что эти деньги пойдут на дело защиты прав человека. У всех, конечно, свои формулировки, но суть одна. То есть правозащитные премии даются вовсе не на покупку автомобилей и бриллиантов. И если правозащитник забирает деньги себе, да еще и отказывается платить налоги, - он дискредитирует не только себя, но и саму идею защиты прав человека. А впрочем, кто мог объяснить Политковской эту простую вещь? Березовский? Или, может, Аушев, который возит ее за границу в качестве эскорта? Так что, по большому счету, претензий к Анне Политковской быть не может. Она – всего лишь Катя Лель от журналистики: «Я, как бабочка, порхаю над всем, и все без проблем…» Тоже, кстати, весьма удачный проект. 

Напоследок – еще цитата из книги Мальгина: 

«Валентина стала считать в уме: 1.000 (пулитцеровская) + 30.00 евро (какой-то Гамнюс) + 20.000 долларов (ОБСЕ) + 5.000 долларов (премия сахарова). Итого: 26 долларов и 30.000 евро!

За что?!

Разумеется, Валентина сразу же набрала номер Анны Бербер….

- Так вот, дорогая моя Валентина, через минуту я тебе зачту полный список всех ее премий… 12.000 фунтов стерлингов…. Премия в 50 тысяч евро… премия «свободы прессы» размером 7.600 евро…»

- Ладно, Ань, хватит. Я просто в шоке.

- Да брось ты. Девушка сделала себе имя. И теперь стрижет купоны. Есть только одно неудобство во всем этом: она теперь вынужднеа без конца изображать, как ее преследуют. Без этого ей теперь никуда. И уж, разумеется, ни на шаг не отступать от своей позиции. А позицию ты знаешь.

- Ну да. Типа долой агрессоров из Чечни.»