Прожект «АНГАРА». Часть 2

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Прожект «АНГАРА». Часть 2 FLB: «Чёрные дыры»  военно-космического комплекса. Кто ответит за многомиллиардную растрату военного госбюджета. Расследование газеты «Совершенно секретно»

"   Пока вместо ракеты летают её макеты – по выставкам           «Ангара» виртуальная: полёт на дисплее?               [1] В августе 2011 года «Вести» показали чудный репортаж из Центра имени Хруничева: «Ракета «Ангара»: два года до старта». Позволю себе процитировать избранные места: «Новый цех для сборки «Ангары» в Государственном космическом центре имени Хруничева. Почти 20 тысяч квадратных метров. Редкая возможность увидеть такое помещение пустым. Вскоре здесь будут собираться 5–6 ракет одновременно...» – Значит, ещё не собирают?! – «Начальник цеха …на пальцах (!) объясняет устройство ракеты будущего: «Сама система уникальная. Она, как револьвер, может заряжаться: 7 патронов, 5, 1, 2 патрона»... Это будет самая эффективная, многоцелевая ракета. Её, как матрёшку, будут собирать из модулей...» – «Вдохновляющие» определения для новейшей и «самой эффективной» космической ракеты XXI века – наган и матрёшка, хорошо ещё не сравнивают с первой версией изделия полковника Кольта! Впрочем, какой уж тут XXI век, если клятвенные обещания шустро поставить на ноги «Ангару» мы слышим почти 20 лет. «По поводу «Ангары»... говорят, например, что это «замороженная стройка века», что прошло семнадцать лет, а ракета до сих пор на испытания не вышла, – возмущался год назад генеральный директор ГКНПЦ им. Хруничева Владимир Нестеров. – Всё это, с одной стороны, правда, а с другой стороны – чистое лукавство». И тут же и признал: «Да, действительно документы были подписаны в 1993-м, а в 1995-м вышло постановление правительства...» Вспомним, как это было. «Финансирование программы, нацеленной на проведение первого запуска примерно в 2000 г., уже началось», – писал летом 1995 года «Еженедельник авиации и космической технологии». «Сроки создания семейства «Ангара» очень жёсткие», – вещала в 1998 году газета ГКНПЦ им. М.В.Хруничева «Всё для Родины». Она же детально и расписала, как первый запуск «Ангары-1.1» осуществят в 2000 году с «зенитовской» пусковой установки космодрома Плесецк. А если стартовый комплекс там будет не готов, пуск проведут с Байконура. Спустя год категоричный тон торжественных рапортов заметно сбавили, сообщив, что испытания «Ангары» планируется начать лишь в 2003-м. Уверенность в этом сроке продержится ещё пару лет. Но уже в конце 2001 года руководство ГКНПЦ сообщило, что «назначенный на ноябрь 2003 г. первый запуск «Ангары» с большой вероятностью будет сорван». Потому как, «несмотря на то что программе «Ангара» уже несколько лет, финансирование строительства в Плесецке началось буквально в прошлом месяце. Возвести за оставшееся время стартовую площадку – дело почти нереальное...» Тем не менее в июне 2002 года нам оптимистически сообщают, что лётные испытания ракеты «Ангара» тяжёлого класса планируется завершить в 2005 году. Наступил 2005-й – тишина. И в начале 2006 года, как сквозь зубы, выдавливают слова признания, что ракета «Ангара» ещё и не создана! 30 июня 2006 года гендиректор ГКНПЦ Александр Медведев дал пресс-конференцию, на которой поведал, что «с Министерством обороны был подписан контракт до 2010 года, который позволит не только разработать ракету (значит, ещё не разработана?! – В.В.) и наземный комплекс, но и сделать шесть запусков – 3 в варианте тяжёлого класса, 3 – среднего... Проходит ещё год, и появляются новые сроки: испытания пройдут в 2010 году. – Это уже слова тогдашнего командующего Космическими войсками Владимира Поповкина. К лету 2007 года его оптимизм заметно угас: генерал сообщил, что, хотя лётные испытания обязательно начнутся в четвёртом квартале 2010 года, собственно запуск состоится не ранее конца зимы – начала весны 2011-го. В октябре 2007 года своё веское слово сказал первый вице-премьер Сергей Иванов: сроки испытательных пусков, которые намечены на 2011 год, «переноситься не будут», испытания должны начаться в 2011 году! В апреле 2008 года нам сообщают эти самые сроки: в начале 2011 года – пуск лёгкой ракеты, в конце 2011-го – тяжёлой. Затем о каких-либо сроках пуска «Ангары» глухо замолкают вплоть до лета 2009-го, когда становится ясно: опять «пролетели». Приходится признать: первый пуск состоится уже никак не ранее 2012 года. Осенью же 2009 года следует совсем уж пессимистическое признание: «Ангара» сможет взлететь никак не ранее 2014 года! «Ну, это уж совсем безобразие, – наверняка среагировала высшая инстанция. – Сколько же можно!» И волевое решение: испытаниям быть в 2013 году, а серийному производству – в 2014-м... Объясняя причины срыва, всё обычно сваливают на неготовность космодрома Плесецк и нехватку денег. Но про «недостаточное финансирование» ракетчики заговорили лишь, когда успешно проели выделенные средства, так и не выдав действующего изделия! Космодромы – отдельная тема. Но ведь я прекрасно помню, как нам вещали, что первую «Ангару» можно запросто испытать на «зенитовских» комплексах Плесецка и Байконура. Может, не только в космодромах проблема, но и в самой ракете тоже? Точнее, в реальной готовности – её самой и (или) двигателей для неё, тех самых «револьверных патронов»? Ведь сколько лет твердили про «почти готовый» двигатель с водородным топливом, но лишь в августе 2011 года признали: «По водородно-кислородному разгонному блоку для ракеты-носителя «Ангара» завершено проектирование. Сейчас идёт подготовка проектной документации». Вы поняли: только проектирование завершили, работающего (или даже опытного) водородно-кислородного двигателя нет. О том, что далеко не всё так ладно у нас в ракетном королевстве, обывателю стараются не сообщать. Что, например, современной и качественной своей электроники как не было, так и нет, а при испытаниях «экологически чистых» кислородно-керосиновых двигателей порой случаются конфузы. Так, в августе 2010 года во время испытаний сгорел двигатель первой ступени «Ангары». Нас успокоили: ведь были многократные сверхнагрузки и это нормально... Но ведь чуть раньше, в июне 2010-го, из-за череды взрывов в первой ступени провалился пуск южнокорейской ракеты KSLV-1. Эта первая ступень, разработанная и изготовленная в России, и есть тот самый модуль «Ангары». Ещё, как выяснилось весной 2008-го, были некие проблемы и с какой-то «жёсткостью» центрального универсального ракетного модуля (УРМ), что-то ещё там у них не «сложилось»? И вроде бы на статических испытаниях вдруг заклёпки поотлетали? Ничего страшного, горько шутят на форуме «Новости космонавтики», «поставят болты»... 6 кадров Не исключено, что ряд кадровых перетасовок в космической отрасли был связан, помимо прочего, и с многочисленными срывами всех установленных сроков реализации проекта «Ангара». В первую очередь речь идёт о головном объекте – ГКНПЦ им. Хруничева. С 1993 по 2001 год его возглавлял Анатолий Киселёв – фигура почти легендарная: он был заместителем начальника 1-го главка Министерства общего машиностроения, почти 20 лет возглавлял Машиностроительный завод имени М.В.Хруничева. Именно по его инициативе и под его началом в 1993 году завод соединили с ОКБ «Салют» в единый ГКНПЦ. Благодаря связям и напору Киселёва хруничевцы и сумели пробить «Ангару» в администрации президента. Но когда проект стал явственно тормозиться, в феврале 2001 года распоряжением Президента России новым гендиректором ГКНПЦ был назначен 48-летний Александр Медведев, скорее «чистый» инженер-конструктор, чем управленец. И, похоже, новый руководитель завяз как раз в управленческих и финансовых завалах (для «природных хруничевцев» почти «чужак»: выходец из поглощённой ими конторы – бывший главный конструктор КБ «Салют»). Потому и продержался лишь чуть больше четырёх лет: в 2005-м вместо него на ГКНПЦ поставили «варяга» – Владимира Нестерова, профессионального военного и бывшего начальника одного из управлений Роскосмоса. Схожая картина и с другими участниками проекта «Ангара». Омское производственное объединение (ПО) «Полёт» – там должны наладить серийное производство «Ангары» – лишь с 2005 года меняло руководителей три раза. В 2005 году подать заявление об отставке «по состоянию здоровья» был вынужден генеральный директор ПО Олег Дорофеев. Сменивший его Василий Ковалёв не продержался и трёх лет: в феврале 2008 года гендиректором был назначен 62-летний Григорий Мураховский. Кадровые потрясения пережило и входящее в ГКНПЦ в качестве филиала Конструкторское бюро (КБ) химического машиностроения им. А.М. Исаева, занимающееся разработкой жидкостных ракетных двигателей . Итак, за последние десять лет по три раза менялось руководство ключевых структур по разработке «Ангары». Отражалось ли это на ритме и качестве работы? Во всяком случае, Минобороны России и Роскосмос именно тогда стали публично заявлять о низком качестве космической продукции. В самом Роскосмосе за эту десятилетку руководство тоже сменилось трижды: в 2004 году Юрия Коптева (просидел во главе ведомства 12 лет) сменил бывший командующий Космическими войсками Анатолий Перминов. В апреле 2011 года, после многочисленных космических провалов, вместо него в Роскосмос командировали заместителя министра обороны Владимира Поповкина, ранее также командовавшего Космическими войсками. Космические траты Как написал в феврале 2001 года на форуме ресурса airbase.ru блогер, проходивший практику в Центре Хруничева, на вопрос, когда полетит «Ангара», там обычно отвечали: «Да когда она полетит … денег нет». При этом возле административного корпуса «мною замечено множество а/м марки «Мерседес» класса Е». Как ехидно заметил практикант, «видимо, если собрали денег на мерсы, то нашли денег и на «Ангару», значит, будут скоро пускать...» Это сказано 10 лет назад! Кстати, о деньгах: задавать вопросы на тему, из какой тумбочки и сколько их было, на что потрачены, считается как бы неприличным. Но не в данном случае: эти деньги вынули из нашего кармана – мы вправе знать, насколько разумно и эффективно ими распорядились. Общую цифру затрат на «Ангару» никто пока ещё официально озвучить не рискнул, время от времени выдавая лишь отрывочные данные. Но и по этой мозаике можно составить представление о картине. Начнём с источников финансирования программы: они диверсифицированы так, что в каналах поступления денег можно запутаться окончательно и бесповоротно. Перечислю лишь некоторые из них: Федеральная космическая программа, Федеральная целевая программа (ФЦП) «Развитие российских космодромов на 2006–2015 гг.», ФЦП «Глобальная навигационная система ГЛОНАСС», ФЦП развития оборонно-промышленного комплекса России, госпрограмма вооружения на 2007–2015 гг. и, цитирую Владимира Поповкина, «кроме того, Роскосмос участвует в реализации программ «Национальная технологическая база», «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» и ряда других». Помимо этого, огромные средства выделяются ещё и целевым образом – в рамках т.н. «антикризисных мер»: для «стабилизации финансового положения отдельных предприятий отрасли», на техническое перевооружение конкретных производств. Впервые порядок цифр в начале июня 2005 года обозначил гендиректор ГКНПЦ Александр Медведев: в ракету и пусковой комплекс в Плесецке уже вложено 6 миллиардов рублей, а на завершение работ и испытания необходимо ещё 15 миллиардов. Тогда до 2010 года никаких «проблем с доведением изделия нет и не будет» и в «отчётный» период будут запущены все классы «Ангары» – тяжёлая, средняя и лёгкая. В конце того же месяца руководитель ГКНПЦ сообщил, что с Минобороны заключён контракт до 2010 года, «предусматривающий использование долгосрочных банковских кредитов на завершение строительства РН «Ангара» и наземной технологической аппаратуры для этого проекта». И сумма контракта «очень большая»: средств, по словам Александра Медведева, теперь вполне достаточно не только для разработки всех элементов ракеты и наземного комплекса, но и выполнения шести запусков «Ангары». Надо полагать, речь шла о всей ранее озвученной сумме? Следующая доза откровений выдана в сентябре 2006 года аппаратом Комитета Госдумы по промышленности, строительству и наукоёмким технологиям: на развитие российских космодромов в 2007 году выделят на 336 миллионов рублей больше, чем в 2006-м, – 1,836 миллиарда. Значит, в том году дали 1,5 миллиарда. Всего же в рамках «космодромной» ФЦП в 2006 – 2015 гг. запланировали выделить 9,5 миллиарда рублей. А в начале 2007 года Сергей Иванов, тогда ещё министр обороны, поведал: в рамках госпрограммы вооружения на 2007-2015 годы – это 5 триллионов рублей – планируется завершить и строительство стартовых комплексов «Ангары». В июле того же года сообщили, что в 2008-м на развитие космодромов выделят 2,581 миллиарда рублей, в 2009-м – 3,2 миллиарда, а в 2010 году – 2,5 миллиарда. Всего свыше 8,2 миллиарда. В октябре 2007 года сообщается, что лишь на строительство объектов для «Ангары» в соответствии с «космодромной» программой в 2006-2011 гг. выделено 10,4 миллиарда рублей, из которых освоено уже 32 процента (то есть 3,328 миллиарда). Новые финансовые подробности мы узнали из отчёта о совещании по вопросам развития производственной и испытательной базы ракетно-космической промышленности, проведённом Владимиром Путиным в ГКНПЦ им. Хруничева 18 марта 2009 года. В частности, премьер поведал, что в 2008 году лишь на техническое перевооружение предприятий космической отрасли было выделено 12 миллиардов рублей, за последние же два года (т.е. 2006–2007 гг.) в ракетно-космическое производство вложено более 21 миллиарда рублей. На 2009 год, сообщил Путин, в рамках трёх федеральных программ на «техническое перевооружение» отрасли запланировано выделение почти 82 миллиарда рублей. Едва ли не львиную долю этих средств получили «ангаростроители». Так, из отчёта гендиректора ГКНПЦ Нестерова на том же совещании следовало, что вверенный ему центр уже получил 9,6 миллиарда рублей на «техническое перевооружение производственных мощностей», которые должны быть задействованы при выпуске «Ангары». «Вы не подумайте, что я снова денег прошу», – заранее извинился Нестеров. Путин среагировал мгновенно: «Я уже подумал». Но из его же уст там и прозвучало: «Распоряжением правительства России – я его на днях подписал – Центру имени Хруничева выделено 8 млрд рублей. Все эти деньги будут направлены на увеличение уставного капитала предприятия». Путём несложных арифметических действий подсчитываем: из 12 «перевооруженческих» миллиардов рублей, выделенных на эту цель в 2008 году всей отрасли, хруничевцы получили и освоили 9,6 миллиарда. И в начале 2009-го щедротами премьера им ещё и «на уставной капиталец» дополнительно дарят 8 миллиардов. Неплохо? Да вот только космическим аппетитам «ангарцев» это, видимо, не соответствует: маловато будет, сказали они! – «Центру Хруничева требуется более 10 млрд рублей до 2011 года на запуск ракеты-носителя «Ангара», сообщил Путину генеральный директор центра Владимир Нестеров»: 3 дополнительных миллиарда в 2009 году, 5,7 миллиарда – в 2010-м и 1,4 миллиарда – в 2011-м... Посчитаем: 9,6 млрд плюс 8 млрд – уже 17,6 млрд. А к ним хочется ещё 10,1 миллиарда, всего 27,7 получится. А ракеты-то – где?! Чу, слышен «Рокот»… 2-6 июня 2009 года в Омске прошла очередная российская выставка военной техники, технологий и вооружений ВТТВ-2009. «Самыми яркими экспонатами, – соловьём заливалось агентство АРМС–ТАСС, – станут новейшие российские ракеты-носители лёгкого, среднего и тяжёлого класса «Ангара», «Рокот», космические аппараты нового поколения «Стерх»... Почему «новейшим» вдруг был объявлен «Рокот», впервые испытанный ещё в самом начале 1990-х и запускаемый с 2000 года, загадка. «Стерхом», как выяснилось сразу же после этой выставки, скорее позорят Россию: при расчётном сроке активной работы на орбите пять лет все запущенные аппараты проработали меньше года! И уже в следующем году руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов резко обрушился на ПО «Полёт», раскритиковав качество сборки «Стерхов». Похоже, именно возмущение со стороны Роскосмоса и Министерства обороны вопросами качества космической техники и вынудило ГКНПЦ объявить в начале 2010 года, что холдинг вложит в модернизацию омского «Полёта» 6,135 млрд рублей (летом 2009 года хруничевские менеджеры уже сообщали о выделении «Полёту» 3,349 миллиарда рублей). Впрочем, это всё равно средства бюджетные, а не частные. Но и «Рокот», и «Стерх», по крайней мере, реальны, а вот «Ангарой» на выставке, как всегда, работали макеты. В июне же 2009 года руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов торжественно сообщил, что на авиасалоне в Ле Бурже Россия выставит «семейство ракет-носителей «Ангара» в полном объёме». Выставили макеты... Как разработчики и строители «Ангары» тогда использовали полученные средства? Летом 2009 года гендиректор омского ПО «Полёт» Григорий Мураховский поведал, что его объединением за три года было приобретено аж 11 (всего-то?!) «высокотехнологичных импортных комплексов» – на сумму всего лишь 45 миллионов рублей. Много ли можно ждать от «модернизации» монстра космического производства всего за 1,5 миллиона долларов?! Видимо, этим заинтересовались и заказчики – Министерство обороны в частности. И выяснили для себя столь много интересного, что даже не смогли промолчать, вынеся сор из избы устами заместителя министра обороны Владимира Поповкина (на слушаниях в Общественной палате по реализации антикризисных мер в ВПК, прошедших 4 сентября 2009 года). «Руководитель Центра Хруничева приходит и говорит, что ему надо 10 млрд рублей. Поработали. Оказывается, надо всего 250 млн рублей. Разница есть?» – риторически вопросил Поповкин. «Такие вот аппетиты у нынешних руководителей предприятий», – вторит вслед «Красная звезда», центральный печатный орган Министерства обороны. И добавляет: «Стоимость отдельных образцов российского вооружения приближается к цене их зарубежных аналогов. И, учитывая разницу в зарплатах в РПК в России и на Западе, можно сделать вывод, что деньги уходят на накладные расходы». «Накладные расходы» – это ещё дипломатично сказано: что уж там «накладного», если при реальной потребности в 250 миллионов рублей захотели поиметь 10 миллиардов? А это, задумаемся на мгновение, свыше 320 миллионов долларов (по среднему курсу на август – сентябрь 2009 года). Переведём эти деньги из космической абстракции в нормальные земные предметы: 320 миллионов долларов – это три-четыре яхты океанского класса из тех, которые покупают арабские шейхи и российские олигархи; или 20 престижных вилл на океанском берегу – например в Малибу или Майами-Бич (как раз для самых высших менеджеров); или 64 виллы на Кипре поскромнее. Количество коттеджей в Подмосковье и московских квартир элитного класса, которые можно было «освоить» за 320 миллионов долларов (10 миллиардов рублей), читатель, полагаю, сочтёт самостоятельно. Ну, ещё, как варианты, счета в офшорах, дома в Карловых Варах и дети в Лондоне... Похоже, как раз именно это и есть те самые «накладные расходы», о которых смущённо упоминала «Красная звезда», разве нет? Ещё чуть-чуть о деньгах. Когда в ноябре 2009 года космодром Плесецк посетил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, ему доложили, что из выделенных на программу строительства объектов для «Ангары» 17 миллиардов рублей 80-90 процентов капиталовложений уже освоено. В марте 2010 года было сообщено, что в 2009 году омский «Полёт» освоил 770 миллионов бюджетных рублей, а в 2010-м объём финансирования программы технического «Полёта» вырастет на 81 процент – до 1,4 миллиарда. И помимо этого, до 2010 года «Полёт» получит из госбюджета ещё четыре миллиарда рублей... В августе 2011 года новый руководитель Роскосмоса, Поповкин, оценил ежегодные космические расходы (среди которых видное место занимает и финансирование проекта «Ангара») в сумму около 100 миллиардов рублей. И осторожно добавил, что «у «Ангары» есть будущее, но коммерческое использование, как представляется, начнётся не ранее 2017–2018 годов». Оптимист... А вот реалисты из ГКНПЦ ещё в 2001 году вывесили на своём сайте релиз, где говорилось, что при создании «Ангары» «задача создания конкурентоспособной на мировом рынке РН не ставилась». С учётом мощи прокрученных через проект «Ангара» финансовых потоков можно лишь догадываться, какая именно ставилась задача... Антиквариат стратегического значения Да и могло ли быть иначе? Говоря о проблемах «Ангары», в октябре 2007 года первый вице-премьер Сергей Иванов сделал любопытное признание: «Мы столкнулись с целым комплексом проблем». И пояснил: это прежде всего недостаточная проработка вопроса технического переоснащения предприятий промышленности, на которых должно вестись серийное производство ракет семейства «Ангара», отставание от графика выпуска конструкторской документации на наземное технологическое оборудование (вот из-за чего строители не могут завершить возведение стартового комплекса!) и проблема нехватки квалифицированных кадров. Их для выпуска и обслуживания космической техники нового поколения катастрофически не хватает! Но вернёмся к станкам. «78% оборудования, обеспечивающего наземную отработку, находится ещё за пределами нормативного срока эксплуатации» – это из доклада руководителя Роскосмоса Перминова 18 марта 2009 года при посещении Путиным Центра имени Хруничева. «В технологическом плане Россия существенно отстаёт от Запада, нет центра по изготовлению высокоскоростного инструмента», – плакался в июне 2003 года уже Григорий Мураховский, гендиректор омского ракетного объединения «Полёт». В июле 2010 года эту же проблему озвучил и руководитель ГКНПЦ Владимир Нестеров. Среди названных им основных трудностей – отсутствие «станков для производства ракеты». «Оборудование ГКНПЦ сильно изношено», – уточнил гендиректор. Но куда же тогда ушли миллиарды, целевым образом выделенные разработчикам как раз на «техническое перевооружение» – закупку новейшего оборудования?! Окончательно добило признание Анатолия Перминова, сделанное им незадолго до отставки с поста главы Роскосмоса: российская космическая элементная база в настоящее время на 70–80 процентов состоит из иностранных составляющих. «Мы вынуждены их (составляющие) закупать. Мы стараемся часть элементной базы восстановить у себя», – сказал Перминов. Куда же всё ушло?! «Специалисты по потокам» На тех самых слушаниях в Общественной палате 4 сентября 2009 года бывший руководитель Роскосмоса Юрий Коптев выдал интересное признание. Космические программы, оказывается, не реализуются в полной мере «по банальной причине». А именно: «в некоторых кабинетах сидят администраторы, не знакомые с организацией промышленного производства. Беда нашего ОПК в том, что в два последних десятилетия на руководящих должностях на многих предприятиях оказались специалисты по управлению финансовыми потоками и пакетами акций, которые не имеют понятия о реальном производстве, не прошли школу ни конструкторских бюро, ни производственных цехов». А нужны-то, сетовал Коптев, вовсе «не теоретики, умеющие произносить иностранные слова о менеджменте, а сведущие в производстве специалисты». И призвал «обратить особое внимание на ключевые посты в управленческих структурах корпораций». Что ж, обратим. Посмотрел раздел вакансий на сайте одного из крупнейших концернов российской аэрокосмической промышленности. Сейчас им требуются специалисты для «формирования кадрового резерва» на замещение должностей: «коммерческий директор бизнес-единицы «Инструментальный завод», финансовый директор совместного производственного предприятия» (образование высшее финансовое или экономическое), «генеральный директор производственного предприятия по производству инструмента и оснастки», «руководитель финансово-экономической службы бизнес-единицы «Инструментальный завод»... В одном из недавних репортажей с некоего ракетного завода встретил такие слова: «Нами руководят люди, которые вряд ли представляют, как выглядят те ракеты, что мы делаем». Вот вам и один из ответов на вопросы, почему у нас одни ракеты никак не полетят, другие падают, космодромы не строят, а космическое (и не только) производство до сих пор работает (если работает) на антикварном оборудовании! Какие уж там ракеты, если космическими миллиардами рулят «специалисты по управлению финансовыми потоками и пакетами акций»?! Этим «эффективным» менеджерам нужны не космические полёты, а финансовые потоки. «Все долги и убытки копятся на базовом, как правило, государственном предприятии, а весь приносящий прибыль бизнес выводится в дочерние юридические лица, а иногда и вовсе в неведомые структуры». – Это произнёс на совещании работников ВПК уже Владимир Путин – 11,5 лет назад, 21 марта 2000 года: что изменилось с тех пор? И кто тот «вредитель», поставивший во главе предприятий (государственных!) вместо профессионалов-производственников этих самых «специалистов по потокам», кто продолжает их там содержать – невзирая ни на какие оглушительные провалы? И кто хотя бы раз по-настоящему спросил с этих «специалистов по потокам» – и за потоки, и за ракеты?.. За всё время вечной стройки «Ангары» не было ни малейшего намёка хоть на какую-то проверку того, как расходуются выделенные на сей прожект средства. Но реальную космическую технику делают не «специалисты по потокам» и коммерческие директора «бизнес-единиц», а конструкторы, инженеры и рабочие, для которых все эти миллиарды совершенно виртуальны – до них не доходит ни-че-го! Сказал же два года назад Владимир Поповкин, что «мы дошли до того, что стоимость наших образцов вооружения стала сопоставима со стоимостью образцов вооружения западных стран». Только вот «уровень заработной платы, – посетовал генерал, – при этом совершенно разный». Посмотрим на этот уровень. Смешная зарплата ОАО «Протон – Пермские моторы» (контрольный пакет акций которого принадлежит ГКНПЦ им. Хруничева) специализируется на производстве жидкостных ракетных двигателей, используемых в космических носителях. В данный момент производству требуются инженеры (технолог, конструктор и др.) – зарплата от 18 тысяч рублей; те же деньги обещают технологу-программисту, электромонтеру и наладчику 5-го и 6-го разрядов. Инженер-наладчик может рассчитывать на 25 тысяч рублей, токарь-универсал и слесарь-ремонтник – на 15 тысяч. Прямо скажем, не фонтан: будут ли за такие деньги работать действительно классные ракетчики-двигателисты? В самом ГКНПЦ им. Хруничева очень надеются заполучить выпускников ведущих столичных инженерно-технических вузов – МФТИ, МИФИ, МАИ, МАТИ, МГТУ, МЭИ, МИРЭА, Станкина. При этом инженеру-программисту обещают целых 20 тысяч рублей. Сколько платят рабочим, скромно не указано, зато вывешен огромный список вакансий: 38 специальностей. Но больше всего потрясло объявление о вакансиях на омском ПО «Полёт» – там производят ракету-носитель «Космос-3М», космические аппараты «Надежда», «Стерх», «Университетский» и, главное, планируют серийно делать ту самую «Ангару». Слесарям по ремонту компрессоров, резьбошлифовщикам, фрезеровщикам и операторам станков с ЧПУ «Полёт» предлагает 12 тысяч рублей, малярам, монтажникам электрооборудования летательных аппаратов и плавильщикам металла вручную – аж по 10 тысяч рублей. Начальнику технологического бюро обещано 10 тысяч рублей и начальнику цеха – 15 тысяч рублей. Начальнику цеха ракетно-космического завода кладут неполные 500 долларов – и хотят получить от него и его подчиненных высокотехнологичную, качественную и надёжную продукцию мирового уровня?! 31 января 2011 года премьер Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Омской области Леонидом Полежаевым. Помимо всего прочего, обсудили проблемы этого самого «Полёта», где собираются ваять «Ангару», поговорили и про дела денежные. Цитирую по официальной стенограмме: «В.В. Путин: Но средняя зарплата чуть пониже, чем в среднем по стране. Л.К. Полежаев: Почти 18 тыс.». Но всезнающий Путин поправляет: «Поменьше». И ведь прекрасно понимают оба, что все эти «средние зарплаты» – чистой воды лукавство, когда суммируются фантастические барыши нескольких «специалистов по финансовым потокам и пакетам акций» и гроши, выплачиваемые сотням и тысячам работяг, конструкторов, инженеров. И эта цифра затем делится (только виртуально!) на «трудовой коллектив». В сухом же остатке у одних – счета в офшоре, вилла и океанская яхта, а у реальных работников – та самая «средняя». Так что «монтажник электрооборудования летательных аппаратов» может ни в чём себе не отказывать – на 10 тысяч рублей в месяц... Фактически это рабский труд! И, как уже не раз писал, о каких ракетах можно говорить, если высшее оружейное достижение рабовладельческой эпохи – катапульта и праща. Владимир ВОРОНОВ, «Совершенно секретно», ноябрь, №11, 2011 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации