Прокуратура на страже интересов бизнеса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прокуратура на страже интересов бизнеса

Прослушки из дела "Трех китов"

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::04.11.2003, "Анти- "ЮКОС"

События вокруг "ЮКОСа" породили в адрес России упреки в слабой защите прав предпринимателей. А ведь есть в нашей практике пример, демонстрирующий, что прокуроры могут насмерть стоять на страже интересов бизнеса.

Злой рок в лице Генпрокуратуры неумолимо настигает всех представителей правоохранительных структур, связанных с делом о контрабанде мебели, которая продавалась в 1999 - 2000 гг. в торговых центрах "Три кита" и "Гранд". Вчера следователь Следственного комитета МВД по особо важным делам Павел Зайцев получил два года условно за превышение должностных полномочий. Суд установил, что в ноябре 2000 г. Зайцев, не имея достаточных оснований, вынес постановление о проведении обысков у граждан Андрея Саенко и Павла Стребкова и их родственников в связи с расследованием уголовного дела о контрабанде мебели. Зайцев стал не первым, кто обжегся на этом. Пошли под суд и таможенники Александр Волков и Марат Файзуллин, передавшие дело "Трех китов" в МВД. Владелец "Трех китов" и "Гранда" Сергей Зуев обвинял их в превышении служебных полномочий и вымогательстве взятки. Им, правда, удалось отбиться: после почти трехлетней тяжбы 30 сентября этого года Мосгорсуд оставил в силе вынесенный обоим в начале июня оправдательный приговор.

А Зуев тем временем расширяет свой бизнес. Недавно в Химках открылся третий его торговый центр, еще более грандиозный по размерам, - "Гранд-2". [...]

***

О Генпрокуратуре с любовью

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::03.11.2003

Роман Шлейнов

[...] В одном из сейфов ГУВД Московской области, как мы уже сообщали, несколько лет пылятся прослушки телефонных переговоров контрабандистов — фигурантов дела «Трех китов». Прослушки эти совершенно законны, выполнены с соблюдением всех норм, относятся к материалам уголовного дела.[...]

У протокола этих бесед есть небольшое официальное предисловие. Вот выдержка из него: «ГУВД МО располагает достоверной оперативной информацией о лицах, обеспечивших «выход» на Генеральную прокуратуру (в последующем ГП), и непосредственно сотрудниках этой организации, контактирующих с (бизнесменами. — Р. Ш.) З <уевым>, К <…> и Х <…> в решении вышеуказанных вопросов».

Мы не называем имен бизнесменов (хотя они всем известны), будем обозначать их буквами, не потому что опасаемся судебного преследования, а поскольку продолжаем надеяться на объективное и всестороннее разбирательство.

Время действия — 2000 год. Таможенники совместно с отделом по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) задержали партию контрабандной мебели и 16 августа завели уголовное дело № 27400-22/2000 в отношении ее поставщика — фирмы «Лига Марс».

15 августа, 12.23, звонок близкого к З <…> коммерсанта В <…>:

«… Прокурор принял нашу сторону… Да посадим мы этих обэповцев. В общем, самое реальное, это… ну не посадим, из органов вылетят точно».

В начале сентября возбудили дело о контрабанде (№ 18/191746-00), и спустя некоторое время им занялся Следственный комитет МВД РФ. Но судьба этого разбирательства уже была предрешена.

12 сентября, 18.16: «…Завтра в 11.30 из Генпрокуратуры господин высокий будет звонить и назначать встречу <…> В общем, он начальник (названо одно из ведущих управлений. — Р. Ш.) Генпрокуратуры России <…>».

15 ноября, 17.55: «…Они уже подготовили в прокуратуру жалобу. Ну это не жалоба, а постановление какое-то. То есть там уже ждут все это дело наверху и сразу в ход пустят».

А вот относящаяся к делу «Трех китов» цитата из документа Комиссии Госдумы РФ по борьбе с коррупцией:

«Отправной точкой данных действий явилась подача Зуевым С. В. (бизнесмен, основной герой «трехкитовой истории». — Р. Ш.) в Генеральную прокуратуру РФ заявления о якобы допущенных должностными лицами ГТК и следователями МВД существенных нарушениях закона. Вслед за этим, 22 ноября 2000 года, уголовное дело № 18/191746-00 по контрабанде мебели было в срочном порядке затребовано первым заместителем генерального прокурора РФ Бирюковым Ю. С. из Следственного комитета при МВД РФ и без объяснения причин оставлено в производстве курируемого им управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ. Причем после передачи дела в Генеральную прокуратуру оказались «утрачены» многие важные доказательства преступной деятельности».

Вернемся к телефонным переговорам:

7 декабря, 18.01 «Ситуация наша стала предсказуемой и понятной в плане чего, то есть дело по большой фирме забрала Генеральная прокуратура к себе. Они сейчас там создают следственную группу, которая все это дело будет закрывать, прикрывать и разваливать, как мы надеемся. Ну, заканчивать это дело <…> сегодня поступил звоночек по поводу того, что ручка на бумажке занесена, и они просили первую проплату сделать, включая работу, 125 тысяч — то, что им надо привезти сегодня. То ли боятся меченых денег, то ли еще что-то <…> люди наблюдают, и в прокуратуре, кто надзор делает, и так товарищи, которые рядом с ними работают, говорят, что колесо крутится в обратную сторону».

8 декабря, 20.14, звонок бизнесмену З.

«…По всей видимости вам больше звонить не будут, беспокоить вас не будут, потому что звонки туда были сделаны из ГП (Генпрокуратуры. — Р. Ш.) в подтверждение ваших версий <…> в общем, там процесс будет управляемым».

20 декабря, 21.51, звонок неизвестного бизнесмену З <…>:

«Все нормально, проверили в МВД, с их стороны никакой угрозы не существует. Первое. Второе — сделали, должны были сделать предупреждающий звонок в комитет. Чтобы они не предпринимали резких действий. В-третьих, не могу все по телефону сказать <…> сейчас в ГП (Генпрокуратуре. — Р. Ш.) ищут материалов, за что бы зацепиться, чтобы к комитету подобраться… Они с «Лигой Марсом» ничего не могут сделать, потому что на сегодняшний день Генпрокуратура занимается очень плотно этим делом и тот товар, который находится по этому вопросу, он весь под контролем. <…> У меня единственное волнение, чтобы они не предприняли каких-то действий по другим направлениям или еще что-то. Вот с этой стороны мы их пытаемся слегка запугать, внушить, что так не надо делать…».[...]

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::04.11.2003

Условно неоправданный. Следователя Зайцева признали виновным, но разрешили винить других

Александр Шварев

Converted 15311.jpg

Нескончаемая история с расследованием контрабанды мебели, продававшейся в торговых центрах «Три кита» и «Гранд», вчера получила очередное продолжение. Мосгорсуд приговорил к двум годам условно следователя Следственного комитета (СК) при МВД Павла Зайцева, который первым вышел на след нелегальных поставок мебели в Россию, а потом был обвинен Генпрокуратурой в превышении полномочий. Год назад тот же Мосгорсуд полностью оправдал г-на Зайцева, но позже такой вердикт по протесту Генпрокуратуры отменил Верховный суд. В новом приговоре суд, очевидно устав находиться «меж двух огней», явно пошел на компромисс. Г-н Зайцев, как и хотела Генпрокуратура, признан виновным, но при этом он и дальше может спокойно работать в СК. Генпрокуратура таким исходом осталась в целом довольна, а сам г-н Зайцев собирается его опротестовать.

На крупный канал контрабанды мебели Павел Зайцев совместно с коллегами из ГТК вышел еще в 2000 году. Тогда было установлено, что ряд фирм, в том числе «Лига Марс» и «Бастион», ввозили в Россию мебель, недоплачивая государству миллионы долларов, а потом сбывали ее в комплексах «Три кита» и «Гранд», принадлежащих предпринимателям Сергею Зуеву и Андрею Латушкину. В рамках расследования был проведен ряд обысков, а на крупную партию мебели ГТК наложил арест и заявил, что не снимет его, пока владельцы груза не погасят все таможенные задолженности. Официально недоимки должны были вернуть «Лига Марс» и Бастион», которые формально к Зуеву не имеют никакого отношения. Однако эти фирмы были явно подставными, и предприниматель через свою фирму «Альянс-95» согласился перечислить ГТК долг в 2,5 млн долл. После этого груз с товара сняли, а Зуев принялся атаковать Генпрокуратуру жалобами на ГТК и СК. В результате ведомство Владимира Устинова забрало к себе уголовное дело о контрабанде, закрыло его и возбудило два новых -- против начальника таможенной инспекции ГТК Александра Волкова и первого замначальника управления таможенных расследований и дознания Марата Файзулина, а также против Павла Зайцева. Таможенников обвинили в том, что они получили штраф в 2,5 млн долл. не у непосредственных владельцев мебели, а у структур Зуева, которым официально груз не принадлежал. Следователю Зайцеву, в свою очередь, инкриминировали незаконные обыски и аресты. После этого начался конфликт между ГТК и МВД с одной стороны и Генпрокуратурой с другой, в который пришлось вмешаться лично Владимиру Путину. В результате дело о контрабанде мебели было возобновлено, а его расследование поручено специально вызванному из Санкт-Петербурга следователю Владимиру Лоскутову, который, правда, до сих пор хранит гробовое молчание.

Этим летом Дорогомиловский суд столицы полностью оправдал Волкова и Файзулина, а в октябре Мосгорсуд утвердил этот вердикт. Впрочем, его еще может пересмотреть Верховный суд России.

Сложнее оказалась ситуация с Павлом Зайцевым. В сентябре прошлого года Мосгорсуд его оправдал, но Генпрокуратура добилась отмены такого решения в ВС. На повторном суде над следователем Генпрокуратура представила все те же доказательства, что и в прошлый раз. По ее версии, следователь СК выяснил, что партнерами «Лиги Марс» являются ООО «Логистика и менеджмент» и ООО «Сэфтранс», которые помогали перевозить и растомаживать мебель. В ноябре 2000 года г-н Зайцев отдал распоряжение провести обыски в этих фирмах, у руководителей «Сэфтранса» Павла Стребкова и Андрея Саенко, их доверенных лиц и некоторых родственников. Также были задержаны некие Пирогова и Емельянов, которые провели в СИЗО трое суток и без предъявления обвинений отпущены. Все эти действия проводились без санкции прокуратуры, что было расценено как превышение полномочий (ст. 286 УК РФ) и незаконное задержание (ст. 301). Сам г-н Зайцев уверен, что действовал в рамках закона. У него были данные о возможной причастности этих лиц к контрабанде и изготовлению фальшивых таможенных бланков, печатей, а решение о задержании и проведении обысков принимало руководство СК. При этом все события происходили в выходные дни и при «обстоятельствах, не требующих отлагательства». В таких случаях УПК разрешает действовать и без санкции прокурора.

На последнем процессе прокурор попросил снять с г-на Зайцева обвинения в незаконном задержании за истечением срока давности этого обвинения, а за злоупотребления полномочиями приговорить его к двум годам условно. Вчера же судья постановил, что на момент проведения следственных действий у г-на Зайцева не было достаточных доказательств вины Стребкова и Саенко, часть обысков вообще не принесла результатов, а найденные во время части других улики (бланки и печати) не имеют прямого отношения к делу о контрабанде. Также письменного распоряжения на обыски Зайцеву никто из руководства СК не давал. В результате суд посчитал следователя виновным в превышении полномочий. При этом суд отметил, что данный вердикт выносится «без лишения права занимать должности в органах внутренних дел».

"Решение это двоякое, -- сказал вчера нашему корреспонденту г-н Зайцев. -- По части обвинений меня оправдали. В частности, прокурор сам признал часть обысков, в том числе в фирме «Логистика и менеджмент» и у Алины Пироговой, обоснованными. Также сняты обвинения и в незаконных задержаниях. Но по другим обыскам, которые ранее Мосгорсуд признал законными, сейчас вынесено обвинительное решение. Также меня не лишают возможности работать в правоохранительных органах. Тут вообще выходит забавная ситуация. Получится, что в МВД будет трудиться осужденный следователь, у которого идет срок, и при этом он будет сам привлекать других лиц к уголовной ответственности. С нынешней оценкой Мосгорсудом представленных доказательств я не согласен и буду оспаривать ее в Верховном суде".