Прокурорский дисконт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::25.09.2007

Прокурорский дисконт

Деньги от распродажи ЮКОСа не до конца выплачены, но уже поделены. И можно посчитать, с каким дисконтом достались «Роснефти» активы банкрота. У «Ведомостей» вышло 43,4%

Ирина Резник

Шайба Путина

Фото: С. Портер

Аукцион по активам ЮКОСа

19 февраля 2003 г. Владимир Путин встретился в Кремле с лидерами российского бизнеса, чтобы поговорить о вреде коррупции. Один из участников встречи — предправления ЮКОСа, самый богатый человек России Михаил Ходорковский привел Путину в качестве примера коррупции факт покупки государственной «Роснефтью» маленькой, но скандально известной «Северной нефти» за фантастическую на тот момент сумму — $600 млн. Путин не стал обсуждать эту сделку, а вместо этого поинтересовался у Ходорковского, как его компания получила «сверхзапасы», и напомнил, что у нее были проблемы с налогами. «Я возвращаю вам вашу шайбу», — заключил Путин.

Через два месяца ЮКОС и «Сибнефть» объявили о слиянии. 92% акций «Сибнефти» ЮКОС покупал за $3 млрд и 26,01% собственных акций. Новую компанию «ЮкосСибнефть» с добычей свыше 100 млн т в год должен был возглавить Ходорковский. Он вел переговоры о продаже блокпакета в объединенной компании одновременно с ChevronTexaco и ExxonMobil, рассказывал позже «Ведомостям» совладелец GML Леонид Невзлин. По его мнению, Ходорковский был уверен, что Кремль санкционировал эту сделку, а «Путина убедили, что Ходорковский его обманывает».

2 июля ближайшего соратника Ходорковского — председателя совета директоров «Менатепа» Платона Лебедева задержали по подозрению в хищении 20% акций «Апатита». 4 июля на допрос в Генпрокуратуру вызвали Ходорковского с Невзлиным. К тому моменту в офисах ЮКОСа и родственных ему компаний вовсю шли обыски, а Генпрокуратура возбуждала уголовные дела, связанные с ЮКОСом и его руководителями. 25 октября арестовали Ходорковского, предъявив ему обвинения по семи статьям Уголовного кодекса. А 31 октября Генпрокуратура добилась ареста 44% акций ЮКОСа — в обеспечение материального ущерба на $1 млрд, нанесенного, по ее версии, государству Ходорковским и его соратниками.

Сделка по слиянию ЮКОСа с «Сибнефтью» к тому времени была закончена. Но после ареста акций бывшие владельцы «Сибнефти» во главе с Романом Абрамовичем потребовали развода, которого им удалось добиться лишь в июле 2005 г. после длительных судебных разбирательств.

Ходорковский попытался вывести ЮКОС из-под удара. После ареста он ушел с поста предправления компании, а управлять контрольным пакетом GML стал уехавший в Израиль Невзлин.

Как спасали ЮКОС

Чтобы сохранить ЮКОС, топ-менеджеры попытались отделить его от «политически неблагонадежных» акционеров, лишив их доступа к ресурсам компании. В феврале 2004 г. они разработали план спасения ЮКОСа. Было решено отказаться от оптимизации налогов, не выплачивать акционерам дивиденды и создать специальный финансовый резерв на случай форс-мажора. Ни в правительстве, ни в Кремле этот план отклика не нашел.

В мае 2004 г. Федеральная налоговая служба (ФНС) выиграла иск о взыскании с ЮКОСа неуплаченных в 2000 г. налогов, пеней и штрафов на 99,4 млрд руб. и тут же выставила претензии за 2001 г. на 119,9 млрд руб. ЮКОС предложил погасить этот долг за счет продажи 34,5% акций «Сибнефти». Однако судебные приставы начали готовить к продаже крупнейший добывающий актив ЮКОСа — «Юганскнефтегаз».

Топ-менеджеры ЮКОСа пригласили возглавить совет директоров компании экс-главу Центробанка Виктора Геращенко. Акционеры GML были против, но их убедили, что Геращенко наладит диалог с Кремлем и успокоит кредиторов. Уже спустя неделю после назначения Геращенко признался в собственном бессилии, сообщив журналистам, что премьер-министр Михаил Фрадков и глава президентской администрации Дмитрий Медведев проигнорировали его просьбу о встрече. «После избрания я звонил три раза в офис (администрацию президента. — “Ведомости”), сказали — через Медведева, Медведеву я звонил две недели, ответа не пришло. Я понял: со мной не хотят говорить, потому что было принято решение — раз ты [Ходорковский], собака, выступил так на совете предпринимателей, мы тебя изничтожим», — рассказывал он потом в интервью «Эху Москвы». А затем, говорил Геращенко, помощник президента Игорь Шувалов «просто объяснил, что в администрации нет веры Ходорковскому».

5 июля 2004 г. банки — кредиторы ЮКОСа объявили компании дефолт на $1 млрд. Ходорковский через своих адвокатов попросил Геращенко добровольно уйти в отставку и предпринял последнюю попытку договориться с властью. Экс-глава ЮКОСа предложил использовать для погашения налоговой задолженности акции ЮКОСа, принадлежащие ему и его соратникам. Но это предложение чиновников не заинтересовало.

Мандат на банкротство

Государство не заинтересовано в банкротстве ЮКОСа, уверял президент Путин летом 2004 г. Но процесс банкротства возглавила именно государственная «Роснефть». Осенью 2004 г. общая сумма налоговых претензий к ЮКОСу и его «дочкам» достигла $27,5 млрд, и в декабре главный актив ЮКОСа ушел с молотка за 260,7 млрд руб. ($9,35 млрд по тогдашнему курсу) к «Байкалфинансгруп». Спустя пару дней эту фирму за 10 000 руб. купила «Роснефть».

В марте 2005 г. «Юганскнефтегаз» подал иски в московский арбитражный суд против бывшей материнской компании, требуя возместить ему убытки на $11 млрд. По подсчетам «Роснефти», такой ущерб нанес «Юганску» ЮКОС в 1999-2003 гг., покупая у «дочки» нефть по трансфертным ценам.

«С помощью “Юганскнефтегаза” “Роснефть” стала крупнейшим кредитором ЮКОСа и начала готовить почву для его банкротства», — считает бывший зампред правления ЮКОСа Александр Темерко. Поручителем по упомянутому выше кредиту в $1 млрд был «Юганскнефтегаз», который достался «Роснефти». По совету последней западные банки-кредиторы в марте 2006 г. подали иск о банкротстве ЮКОСа в московский арбитражный суд, а потом продали госкомпании долги ЮКОСа на $482 млн.

1 августа 2006 г. суд признал ЮКОС банкротом, согласившись с доводами конкурсного управляющего Эдуарда Ребгуна, что реанимировать компанию нельзя.

Распродажа по дешевке

Ребгун накануне суда оценил ликвидационную стоимость активов ЮКОСа в 477,1 млрд руб., что даже не покрывало требований кредиторов, признанных на тот момент судом, — 491,6 млрд руб. Все активы были распроданы за пять месяцев (первый лот ушел 27 марта, последний — 15 августа), и оказалось, что выручка от продажи активов ЮКОСа почти вдвое превысила расчеты Ребгуна (см. таблицу). «Ситуация изменилась», — объясняет пресс-секретарь конкурсного управляющего Николай Лашкевич, напоминая, что расчеты составлялись на конец июля на основе данных самого ЮКОСа. Основным покупателем стала «Роснефть».

Эксперты сходятся в том, что активы ЮКОСа были проданы с дисконтом к рыночной цене. По просьбе «Ведомостей» руководитель аналитического отдела «Брокеркредитсервиса» Максим Шеин оценил их рыночную стоимость на момент продажи. По его данным, «Юганскнефтегаз» стоил на 129,3 млрд руб. ($4,64 млрд) дороже, а имущество, распроданное при банкротстве, — на 73,6 млрд руб. дороже; общая разница — 202,9 млрд руб. (см. таблицу).

Оценку Шеина можно назвать умеренной. Его оценка производственных активов ЮКОСа ($31 млрд), на которые приходится основная часть стоимости компании, лежит примерно посередине между оценками «Атона» ($27 млрд) и Deutsche UFG ($34 млрд) (см. таблицу). «Юганскнефтегаз» J. P. Morgan тоже оценивал дороже, чем Шеин, — в $16-22 млрд (плюс $6,65-12,65 млрд к продажной цене), а Dresdner Kleinwort Wasserstein (DrKW), которому заказал оценку Минюст, — в $18,6-21,1 млрд (плюс $9,25-11,75 млрд). DrKW предусмотрел, правда, и пессимистичную оценку в $10,4 млрд, а также дисконт от этой суммы в 15-60% на случай продажи миноритарного пакета (эти цифры чиновники и взяли за основу).

«Мы не считаем, что дешево продали активы ЮКОСа», — возражает Лашкевич, но комментировать расчеты аналитиков отказывается. «Не мы проводили оценку имущества ЮКОСа, — говорит представитель “Роснефти” Николай Манвелов. — Все активы куплены на аукционах, и “Роснефть” заплатила за них ту цену, которая на тот момент существовала на рынке».

«Если бы за эти активы была настоящая конкурентная борьба, их можно было бы продать дороже», — уверен Шеин. «Добывающие и перерабатывающие активы ЮКОСа достались “Роснефти” без напряженной борьбы, — считает аналитик “Тройки диалог” Валерий Нестеров. — Число участников аукциона было ограниченно, а цена продажи производственных активов в среднем превышала стартовую на 3-5%».

Все на благо «Роснефти»

Выплаты кредиторам из конкурсной массы должны быть закончены до 4 ноября, но кому сколько положено, уже ясно. «Роснефть», как кредитор третьей очереди, получит 278,73 млрд руб. (с учетом сумм, причитающихся «Томскнефти», «Самаранефтегазу» и «ЮКОС-М», которые она же и купила, см. рисунок и таблицу).

В пояснении нуждаются строки «Резервирование по возможным кредиторам третьей очереди» (128,8 млрд руб.) и «Резервирование по возможным кредиторам за реестром» (5,9 млрд руб.). Первая цифра — долг ЮКОСа перед Yukos Capital S.a.r.l., управляемой его бывшими руководителями. Вторая цифра — прочие «сомнительные», по выражению Лашкевича, долги за реестром. У Yukos Capital S.a.r.l минимальные шансы доказать свою правоту в российских судах, отмечает Владимир Юрасов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры». У кредиторов, не попавших в реестр, если они не аффилированы с ЮКОСом, возможность сделать это, по его словам, «есть вполне».

Учитывая, что ЮКОСу еще предстоит выплатить ФНС 216,4 млрд руб. (налог на прибыль от реализации имущества банкрота (24%), налоги на имущество, на прибыль, на добавленную стоимость от текущей деятельности плюс штрафы), а дефицит конкурсной массы уже составляет 198,5 млрд руб., большая часть этих денег скорее всего налоговикам и достанется.

Располагая оценкой стоимости приобретенных «Роснефтью» активов, зная, сколько она за них заплатила и сколько вернет как кредитор ЮКОСа, можно подсчитать, с какими дисконтом достались ей эти активы: 43,4% (см. рисунок на стр. А1).

Поглотив ЮКОС, госкомпания обошла своих российских конкурентов по добыче и переработке, переместившись с 8-го места в России на 1-е, причем бывшие юкосовские активы обеспечивают эти показатели более чем на 70% (см. рисунки). По запасам «Роснефть» теперь тоже первая: по данным DeGolyer & MacNaughton, на 31 декабря 2006 г. она располагала чистыми оценочными доказанными запасами углеводородов в 20,1 млрд баррелей нефтяного эквивалента, в том числе 15,96 млрд баррелей — нефти и газового конденсата. У «Лукойла» на ту же дату, по оценке Miller & Lents, было 15,927 млрд баррелей. Приобретение «Юганскнефтегаза», «Томскнефти» и «Самаранефтегаза» позволило «Роснефти» почти вчетверо увеличить свои запасы, говорит Нестеров.

Приобретение добывающих и перерабатывающих активов ЮКОСа поможет «Роснефти» нарастить EBITDA на $3 млрд — с $7,2 млрд в 2006 г. до $10,2 млрд в 2007 г., полагает аналитик «Атона» Артем Кончин. Но покупки увеличили и долговую нагрузку компании, напоминает он. На начало 2007 г. чистый долг «Роснефти» составлял $12,8 млрд. Компании пришлось занять у западных банков еще $22 млрд на покупку активов ЮКОСа, $9 млрд она вернула за счет средств, полученных от аукционов как кредитор, говорит аналитик. Сейчас, по оценке Кончина, чистый долг «Роснефти» составляет около $26 млрд при капитализации порядка $92 млрд. Соотношение долг/капитализация получается 28%, в то время как у «Лукойла» и «Газпром нефти» оно не превышает 10%, подсчитал Кончин. Но для выросшей на ЮКОСе госкомпании это, конечно, не помеха.

***

Распродажа с тремя неизвестными

Безумный дом

Фирма «Прана» прославилась тем, что после трехчасовой борьбы с «Роснефтью» за 100,1 млрд руб. купила московские активы ЮКОСа (13-й лот). Хотя их стартовая цена составляла всего 22,1 млрд руб., а самым ценным активом лота считалась 22-этажная штаб-квартира ЮКОСа (на фото), которую эксперты оценивали максимум в 8 млрд руб. До конца мая «Прана» успела расплатиться и оформить права собственности. Почему за этот лот велась такая борьба, не известно. Ранее бывшие руководители ЮКОСа говорили, что помимо дома в лоте есть векселя и миллиарды долларов, зависшие на счетах трейдеров и торгового дома ЮКОСа. Замечено также, что до аукциона с содержанием 13-го лота от имени «Праны» приходили знакомиться сотрудники United Capital Partners (UCP) Игорь Омельченко и Александр Коваль. UCP – новый проект Ильи Щербовича, который оставил ради него пост президента Deutsche UFG. Впрочем, и Deutsche Bank, и UCP связь с «Праной» отрицают.

3,8 млрд руб.

заработала компания «Юнитекс», купив за 12,5 млрд руб. 12-й лот, в который входило около 500 АЗС ЮКОСа, и перепродав большую их часть «внучке» «Роснефти» за 16,3 млрд руб. Кому досталась разница, не известно. Но гендиректор «Юнитекса» Александр Басманов возглавляет одну из структур Газпромбанка – «Бизнес-альянс», а до осени 2006 г. «Юнитекс» находился под контролем замначальника департамента Газпромбанка Виктора Корендюка.

Отважный американец

Пожалуй, самый сложный из проданных активов ЮКОСа – его голландская «дочка» Yukos Finance. Этой компании напрямую принадлежит 49% словацкой Transpetrol, однако все сделки с этим активом, как и с другим зарубежным имуществом ЮКОСа, заблокированы по решению суда Амстердама. Сколько будут длиться разбирательства, не известно. Но американец Стивен Линч решил рискнуть. Его фирма «Монте-Валле» купила «Промнефтьстрой», выигравший 17 августа торги по Yukos Finance (19-й лот) за 7,84 млрд руб. «Монте-Валле» достался еще и 4-й энергетический лот ЮКОСа (3,6 млрд руб.). Гендиректор и учредитель «Монте-Валле» американец Стивен Линч расплатился за активы ЮКОСа с помощью заемных средств и уверял, что эти сделки – его личная инициатива. Часть энергоактивов из 4-го лота «Монте-Валле» перепродала затем на рынке, а некоторые из них приобрел фонд Halcyon, рассказал его управляющий директор Дэвид Херн.

***
Чтобы увеличить схему, нажмите на нее мышкой
Converted 25116.jpg
***
Чтобы увеличить схему, нажмите на нее мышкой
Converted 25117.jpg