Прокурорское ноу-хау

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Доказательств того, что подкуп экс-главы РФФИ Влалдимира Малина действительно имел место, в деле нет

Оригинал этого материала
© "Скандалы.Ру", origindate::25.08.2004, Фото: fpf.ru

Прокурорское ноу-хау

Евгений Мошев

Converted 17306.jpg

Владимир Малин

Российская прокуратура продемонстрировала общественности еще один способ наказания для попавших в черный список чиновников. Теперь любого госслужащего высшего звена могут при желании арестовать и предъявить соответствующее обвинение. Для этого необходимо лишь одно условие – чтобы конкретный чиновник хотя бы раз в жизни оказался государственным представителем в одном из крупных предприятий с высокой долей государственной собственности.

Прецедент был отработан на главе РФФИ Владимире Малине. Чиновнику, [page_14515.htm обвиняющемуся прокуратурой в превышении должностных полномочий в рамках дела о хищении 20-процентного пакета акций ОАО «Апатит»] в последний момент было предъявлено еще и [page_15362.htm обвинение в коммерческом подкупе] как председателю совета директоров ОАО «ММТП» (Мурманский порт) – в любом российском АО должность, обычно наделенная законодательными, а не исполнительными функциями, с точки зрения управления конкретной компанией.

Подробно историю с прибавлением еще одного обвинения в адрес главы РФФИ описали на нынешней неделе ведущие российские издания.

Основная суть сводится к тому, что длящееся не первый месяц дело Малина, видимо, по мнению прокурорской стороны, чрезмерно затянулось, для чего в него был внезапно вставлен еще один пункт – Малина обвинили в том, что он, будучи сначала замом председателя, а потом председателем РФФИ, был официальным государственным представителем (в статусе председателя совета директоров) в Мурманском морском торговом порте. Прокуратура утверждает в своем обвинительном заключении, что Малин совершил ряд последовательных действий для того, чтобы коварно занять эту должность. На самом деле, следственная группа, судя по материалам дела, так и не смогла найти доказательств какой-либо вины Малина, посему и был найден еще один столь же «убедительный» пункт обвинения, видимо, призванный спасти разваливающееся дело.

Под этими «последовательными действиями» подразумевается, что Малин, будучи непосредственно ответственным за управление госактивами, в январе 1999 подготовил обращение в ОАО «ММТП» о введении в правление компании государственного представителя, а затем самолично стал этим представителем. При этом следователей прокуратуры абсолютно не смущает тот факт, что председатель РФФИ был обязан направить в Мурманский порт высокого государственного представителя, согласно действующему законодательству о порядке приватизации акционерных обществ и управлении госактивами.

Если опустить все образцы «высокого уровня юридической грамотности» со стороны российских прокуроров, то в сухом остатке Малина обвиняют в том, что он «будучи с 24 мая 2000 года назначенным председателем РФФИ и продолжая оставаться председателем Совета директоров ОАО «ММТП», за общее покровительство по службе в деятельности ЗАО «Агросфера», эксплуатирующего на правах аренды 19-ый причал порта, незаконно получил деньги в качестве коммерческого подкупа».

Даже не обращая внимания на сомнительность ситуации, когда один из высших чиновников РФ вдруг активно лоббирует интересы арендаторов конкретно 19-го, а не 20-го или даже 21-го причала Мурманского порта (ну кто поверит, что чиновник такого ранга станет заниматься такой «мелочью»), отметим, что прокуратура не сочла нужным предъявить хотя бы одно доказательство того, что подкуп имел место. Потому что, если бы доказательства подобного были, Малин уже давно был бы осужден, и в этом вряд ли у кого-то есть хоть малейшее сомнение. Получается, что вся обвинительная часть строится таким образом: Малин пусть и в статусе главного ответственного за управление госактивами в России чиновника проник в совет директоров Мурманского порта, а там уж он просто не мог (по логике прокуроров) не войти в долю с могущественными «контролерами» с 19-го причала и стал вовсю им помогать, при этом видимо, активно саботируя работу других причалов. При этом следователей абсолютно не смущает, что инкриминируемая Малину корыстная опека 19-го причала Мурманского порта разбивается о ряд просто удивительно очевидных противоречий.

Во-первых, 19-ый причал, как выяснилось, с 99-го года юридически не принадлежит Мурманскому порту, а значит, Малин просто никак не мог лоббировать его интересы, пользуясь гипотетическими преимуществами должности председателя совета директоров ММТП. Посему подкупать Малина было просто бессмысленно (особо стоит отметить, что в качестве взяткодавателей прокуратура называет людей, которым 19-ый причал в тот момент уже не принадлежал). 
Во-вторых, данный причал к описываемому времени уже неоднократно был перепродан и сменил таким образом нескольких владельцев, что по закону уже не давало возможности Малину или кому либо еще отменить сделку многолетней давности.

Комментарии здесь излишни, разумеется. Но впечатляет одно важное обстоятельство: сами того не подозревая, российские прокуроры создали весьма интересный прецедент. Повторимся, что в современной России чиновники высшего звена всегда входят в качестве представителей государства в акционерные компании с высокой долей государственного участия. По-другому просто не бывает. Именно поэтому высокопоставленный чиновник кремлевской администрации Игорь Сечин, как известно, не так давно стал председателем совета директоров Роснефти. По этой же причине Дмитрий Козак является представителем государства в правлении компании Совкомфлот, Владислав Сурков в Транснефтепродукте, Виктор Христенко в Транснефти, Герман Греф в «Шереметьево», Алексей Кудрин во Внешторгбанке и компании АЛРОСА, Алексей Гордеев в Россельхозбанке.

Теперь согласно простому правилу, что перед законом все равны, этим гражданам грозит арест и прокурорские обвинения. Никто ведь не сомневается в том, что российская прокуратура объективна в своих действиях и не склонна в выборочному правосудию, как любят это преподносить разномастные злопыхатели. Поэтому нет сомнений в том, что Генпрокуратура РФ не даст повода этим самым злопыхателям в очередной раз обвинить себя в продажности или предвзятости и в самое ближайшее время выпишет ордер на арест всех вышеперечисленных господ и многих других российских чиновников самого высокого ранга. И если говорить серьезно, то очевидно, что тот же Малин банально стал жертвой серьезной политической борьбы. Когда, как известно, лес рубят – щепки летят. Но основная политическая борьба, судя по всему, еще впереди, как повернется дальнейшая история – неизвестно. Возможно, и всесильный ныне Сечин станет однажды «случайной» жертвой всегда встающих на сторону сильного прокуроров. И тогда ему вряд ли помогут даже родственные отношения с самим Генпрокурором Устиновым (по слухам, дети чиновников недавно поженились). А всем прочим высокопоставленным чиновникам, которые выполняют по сути дополнительную «полуобщественную» нагрузку во всевозможных компаниях с государственным участием, стоит тщательно проверить все сомнительные пятна в истории бизнеса подведомственных им АО и расторгнуть все сомнительные сделки за последние пять лет – иначе ведь в любой момент можно оказаться под следствием, прецедент Малина – тому подтверждение.

Но помимо этих господ обвиненными в аналогичных «преступлениях» могут оказаться сотни чиновников и не столь высокого ранга. Недавно, как известно, президент России подписал указ «Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ». Согласно этому указу несколько сотен госпредприятий и акционерных обществ, где государство является одним из главных совладельцев, вносятся в особый список «стратегически важных экономических субъектов», куда в приказном порядке будут откомандированы в качестве представителей государства сотни российских чиновников. После прецедента с Малиным каждый из таких чиновников может быть в любой момент без особых проблем обвинен прокуратурой в каком-нибудь «общем покровительстве по службе» или еще чем-то в этом роде. Тем более, как показывает практика, прокурорам в России не нужно штудировать учебники по дедукции, чтобы затем скрупулезно искать доказательства преступления. Все значительно проще. Сегодня любые акты, сделки, просто рядовые события, напрямую относящиеся к административной и любой другой области права квалифицируются прокуратурой в границах уголовного и уголовно-процессуального кодекса. Не обращается никакого внимания на конституцию РФ, закон об акционерных обществах, закон о приватизации страны, указы Президента, постановления Правительства, над всеми этими, видимо, второстепенными законными актами довлеет всесильный УК и УПК, причем в редакции российской Генпрокуратуры.