Прокурорское реагирование. Ефремов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Пожалуй, самой "горячей" темой последнего времени в политической жизни губернии стал скандал, разразившийся вокруг фигуры прокурора области Александра Ефремова. Активизация прокуратуры в расследовании громких уголовных дел привела к тому, что против ее главы была предпринята беспрецедентная по своим масштабам информационная атака. Однако теперь она, судя по всему, захлебывается - ряд СМИ уже принес прокурору свои извинения, к другим он готовится подать иски о защите чести и достоинства. При этом сам г-н Ефремов в интервью Репортеру заявил, что нынешняя информационная война закончится только тогда, когда прокуратура предъявит обвинения ее организаторам. Судя по всему, ждать этого осталось недолго.

- В последние месяцы в целом ряде весьма влиятельных федеральных СМИ, таких как "Новая газета", еженедельник "Версия" и телекомпания "НТВ", появилась серия скандальных "разоблачительных" публикаций, где вам предъявлялись очень серьезные обвинения. О том, что вы не стали с этим мириться и подали или готовите к этим СМИ ряд судебных исков, уже известно. Иными словами, вы намерены публично продемонстрировать, что вас попытались оболгать, преследуя некие цели. Как вы сами считаете, с чем связана эта атака и кто был заинтересован в том, чтобы попытаться вас дискредитировать?

- Это связано с тем, что прокуратура, наверное, впервые за многие годы начала расследование дел в отношении крупных чиновников, крупных должностных лиц. Известно, что мы возбудили ряд уголовных дел на основании материалов, которые поступили к нам из КРУ Минфина РФ и из Счетной палаты Самарской губернской Думы. Одно из таких дел связано с незаконным расходованием бюджетных средств департаментом по строительству, архитектуре, жилищно-коммунальному и дорожному хозяйству администрации Самарской области. Понятно, что за всем этим стоят достаточно солидные люди, которым небезразлично, каким образом, по какому пути пойдет следствие - или расследование будет продолжаться, и тогда в конечном счете станет ясно, кто виновен в нецелевом расходовании бюджетных средств, или дело, что называется, будет спущено на тормозах. Именно поэтому, на мой взгляд, и предпринимаются попытки оказать давление и уйти от ответственности.

Еще одно крупное дело также связано с незаконным расходованием бюджетных средств, но уже ГТРК "Самара". Безусловно, многое стоит и за делом, связанным с выборами в Промышленном округе Самары. Подобных дел у нас вообще никогда не было. Причем здесь есть весьма любопытная деталь: мы много говорили о том, что у нас используются "грязные" технологии, о том, что во время голосования часто происходит незаконный вброс бюллетеней, что за избирателей подчас голосуют два-три члена избирательной комиссии, но вот когда мы этих людей поймали за руку, нас тут же стали в чем-то обвинять. Хотя всем здравомыслящим людям, думаю, понятно, что мы действовали в интересах жителей Самары, в интересах избирателей.

- То есть вы считаете, что информационная атака, о которой мы говорим, была инструментом, с помощью которого на прокуратуру и на вас лично пытались оказать давление, чтобы вы отказались от расследования громких уголовных дел? Я правильно понял?

- Совершенно правильно. Отказаться от расследования, спустить все на тормозах, уйти в сторону. Причем, что характерно, в публикациях и телепрограммах, о которых мы говорим, все факты, что называется, выворачивались наизнанку, извращались. Я считаю, что делалось это намеренно. Инициаторы этой кампании просто пытались "замутить воду", чтобы создать давление на следствие и за счет этого решить возникшие у них проблемы.

- Как ко всему происходящему отнеслось ваше непосредственное руководство в Генпрокуратуре? Получили ли вы какие-то советы и рекомендации?

- Руководство ко всему происходящему отнеслось ровно и спокойно, поскольку оно прекрасно знает положение дел, и аналогичные ситуации, видимо, есть и в других регионах страны. Более того, как только мы взялись за расследование громких дел, меня сразу же предупредили, что отдельные СМИ наверняка попытаются облить меня грязью, и я узнаю о себе такое, что в страшном сне не привидится. К сожалению, этот прогноз полностью оправдался - в отношении прокуратуры и лично меня была предпринята, как вы ее называете, мощная информационная атака.

В этой ситуации наше руководство, естественно, будет действовать в полном соответствии с законом. А он требует проверки тех "фактов", которые были изложены в публикациях и телепрограммах, о которых мы говорим. Порядок здесь такой - руководство должно назначить проверку, в ходе которой выяснить, насколько все изложенное соответствует действительности. По результатам проверки будет дана объективная оценка моей деятельности. Но я уже сейчас могу сказать, что заказчиков всей этой кампании ждет разочарование. Например, в газетных публикациях, телевизионных передачах говорилось о том, что я якобы имею какой-то роскошный дом то ли в Красном Яре, то ли на 7-й просеке. Это - вымысел. Случилось так, что во время подготовки одной из тех публикаций мне даже показали фотографию "моего" дома. Я поинтересовался, откуда ее взяли, и мне ответили, что адрес этого дома получили в ГТС. Узнав адрес, авторы публикации поехали и сфотографировали этот дом. Но они очень серьезно ошиблись - дело в том, что в справочнике ГТС был указан ошибочный адрес. После того как про "мой" дом написали в газетах и даже показали его по НТВ, я специально поехал по этому адресу, чтобы поинтересоваться, кто в нем живет. Выяснилось, что там проживают шесть или семь семей.

- Известно, что "Новая газета" уже принесла вам свои извинения, а к другим изданиям, которые участвовали в этой кампании, вы готовите или уже подали иски. Когда они будут рассматриваться и что это за иски?

- "Новая газета" действительно опубликовала заметку, в которой, по сути, мне были принесены извинения. В ней же был проанонсирован материал, который, видимо, будет опубликован в ближайший понедельник. Я так полагаю, в нем редакция просто расставит все точки над "i". Кроме того, я обратился с открытым письмом в еженедельник "Версия". А что касается телекомпании "НТВ", то в настоящее время к ней действительно готовится иск, который будет предъявлен в ближайшее время.

- Вы будете требовать финансовой компенсации нанесенного ущерба?

- Буду. Но я в связи с этим хотел бы особо подчеркнуть следующее: я пытаюсь разобраться в том, кто все это организовал. Я столкнулся с такой ситуацией, когда один журналист признался, что в ходе этой кампании он за месяц заработал "на мне" сто тысяч долларов. Он пытался пригласить себе в помощники своего коллегу. Тот задал ему вполне резонный вопрос: а как мы все это будем делать, если Ефремов уже подает исковые заявления? Знаете, что ответил ему первый журналист? Он сказал, что заказчики этой кампании оплатили все, вплоть до тех сумм, которые придется выплачивать по решениям судов. Вот так, такой вот размах.

- Скажите, а при подготовке этих публикаций и телепередач их авторы с вами встречались?

- Газетчики - нет, а вот журналист НТВ Алексей Малков в этом кабинете был. Но мне сразу показалось, что он приехал с заранее поставленной задачей. Я и мои коллеги подробно рассказали ему об известном деле Кузнецова. В нем действительно были проблемы. Во-первых, преступления, совершенные преступной группой, в составе которой были сотрудники милиции, долгое время не удавалось раскрыть. Банда начала действовать в 1995 году, когда я еще не был прокурором области, я был назначен на эту должность только в конце 96-го. То есть в течение двух лет это дело расследовалось без меня, и оно не было раскрыто. Я считаю, что причиной было то, что на тот период следствие в прокуратуре вообще не было организовано. При наличии штатных единиц здесь не было следственной части. Она была создана с моим приходом, причем организовывалась она с трудом, так как многие традиции, если так можно выразиться, следственный дух были потеряны за то время, когда следственная часть не работала. Эту службу, по сути, пришлось создавать заново, что, как вы, наверное, понимаете, всегда непросто. Но нам это удалось, и дело банды Кузнецова было раскрыто. Это была непростая работа, так как не следует забывать, что нам приходится иметь дело с преступниками, убийцами, а в данном случае - с преступниками, которые прекрасно знали методы следственно-оперативной работы, знали, как можно вставить палки в колеса следствию. И здесь произошло серьезное ЧП - были похищены два тома уголовного дела. Разобравшись в ситуации, наказав виновных, мы восстановили утраченное дело и довели его до суда. Все преступники получили по заслугам - они были осуждены на длительные сроки лишения свободы.

- Вы это Малкову объяснили?

- Объяснил. Причем в разговоре участвовали начальник следственного управления и начальник управления по надзору за рассмотрением дел в суде. Но ничего из того, что мы говорили, во внимание принято не было - в передаче было сказано только о том, что дело потеряно, то есть телезрителей мягко так подвели к мысли, что в следствии, грубо говоря, бардак. Не было сказано ни о том, что дело было восстановлено, доведено до суда и преступники понесли наказание. Ни о том, что трое сотрудников после инцидента с кражей документов были наказаны: двое - начальник следственной части и начальник следственной бригады - уволены, а тогдашний зампрокурора вынужден был уйти на другую работу. Ничего этого во внимание принято не было.

- Вы сказали о том, что информационная атака, о которой мы говорим, связана с тем, что прокуратура начала расследование дел в отношении крупных чиновников. Вы намерены продолжать эти расследования?

- Да, расследование по всем этим делам будет продолжаться. Конечно, всем нам хотелось бы, чтобы в ближайшее время они были завершены и направлены в суд, но есть порядок, есть УПК, в соответствии с которым мы обязаны выполнить тот объем следственных действий, который необходим. А это достаточно большой объем - я не мог себе представить, что по делу о выборах в Промышленном округе наберется ни много ни мало девять томов, в каждом из которых по 250-300 страниц. Поэтому, несмотря на то, что кое-кто пытается создать негативное представление о прокуратуре и ее руководстве, мы будем продолжать работать, выполняя все свои обязанности.

- В какой стадии находится расследование уголовного дела по незаконному расходованию бюджетных денег областным департаментом строительства?

- По указанию одного из работников следственного управления Генпрокуратуры это дело было прекращено, но в силу того, что и к нам, и в Генпрокуратуру поступили жалобы, дело было продлено по указанию заместителя генерального прокурора Александра Звягинцева. Дело поступило к нам, и мы продолжаем расследование.

- Как вы считаете, у него есть судебная перспектива?

- Обычно в ходе следствия мы стараемся об этом не говорить. Следствие есть следствие. Бывает так, что на сегодняшний день все вроде бы ясно и просто, а потом в результате проведения каких-то следственных действий картина принципиально меняется. Бывает наоборот - сегодня, допустим, ничего нет, а к концу недели появляется доказательная база и все, что необходимо для предъявления обвинения. Поэтому в этом деле все зависит от того, как будет идти следствие.

- Как вы считаете, атака закончилась или она будет продолжаться?

- Я думаю, что она будет продолжаться до тех пор, пока мы не предъявим обвинения тем лицам, которые все это организуют. Поэтому, когда у нас появятся основания предъявить обвинения, мы это сделаем. Я прекрасно понимаю ту логику, которой руководствовались заказчики этой кампании - они полагали, что мы занервничаем, что нам придется заниматься с проверяющими, и на расследование уголовных дел просто не останется времени и сил. Мы, конечно, будем заниматься с проверяющими, но хочу сказать, что у нас хватит сил на то, чтобы расследовать и эти дела. Поэтому, как бы они ни хотели притормозить следствие, у них все равно ничего не получится. Они впустую потратили деньги. Следствие работало, работает и будет работать по всем этим делам.

"