Прокурор разговорился

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Мэр Архангельска Донской просит суд защитить его честь и достоинство от главного поморского законника Александра Бакуна

1191846148-0.jpg 23 августа в газете «Архангельск» вышел огромный — на две полосы — материал, тяжеловесно названный «Что сказал прокурор?». Впрочем, интервью с прокурором Архангельской области получилось на удивление живым — впервые за время своей работы в регионе Владимир Бакун по-настоящему разговорился. Ни один из вопросов, заданных членом губернаторской команды Александром Мозговым, не остался без хлесткого, «на кураже», ответа. С эпитетами, равно как и с обвинениями, Бакун не церемонился. В итоге главный антигерой публикации, ради которого она и затевалась, — мэр Архангельска Александр Донской подал в суд на газету и на прокурора. Процесс начался сегодня в 9. 30 утра в Ломоносовском районном суде.

Не секрет, что мэрия (не говоря уже о редакции газеты) числится в составе учредителей «Архангельска» сугубо номинально. Издание живет за счет администрации Архангельской области. На первый взгляд, ничего вопиющего в таком подходе нет. У остальных регионов России тоже есть свои СМИ — рупоры исполнительной власти. По мере укрепления властной вертикали эта практика лишь набирает обороты.

Другое дело, что официозные масс-медиа, как правило, не переходят рамок элементарной этики. Статус обязывает, ведь тень от заказной «чернухи» автоматически марает власть.

«Архангельск», видимо, такими принципами не перегружен. Один пример: в ходе последних мэрских выборов эта газета тиражировала «голубые» байки о Донском. И их спокойно публиковали, и наказания никто не понес.

Именно «Архангельск» раскрутил и историю с онанизмом, которую в дальнейшем подхватила волна СМИ. Суть известна — арестованный мэр якобы пьет литрами подсолнечное масло, ест килограммами репчатый лук, онанирует… одним словом, маразм полный. Но и этот бред растиражирован.

Дабы убедиться в том, что это бред, достаточно вспомнить, откуда он взялся. В ходе одного из открытых судебных заседаний судья потребовал от обвинителя вслух зачитать резолюции тюремных медиков. Услышав о себе немало нового, подсудимый не сдержал сарказма: «А еще я трижды занимался онанизмом!». Шутку оценили журналисты — сначала посмеялись, а затем преподнесли как факт.

Августовское интервью с прокурором можно считать продолжением данной цепочки. Скорее всего, по замыслу инициаторов, слова Бакуна должны были стать «последним гвоздем в крышку гроба Донского»: на тот момент градоначальника арестовали, но не успели осудить. Однако клеймо «политический труп» уже было готово. А значит, и в формулировках никто себя не ограничивал. Даром, что заявления за гранью фола о действующем мэре позволил себе сделать прокурор. И не просто позволил, а, по сути, выступил с программой, напоминающей формулу «Одна баба сказала»: большинство громких реплик в интервью сугубо голословны и ничем не подтверждаются.

Теперь Александр Донской намерен защитить честь, достоинство и деловую репутацию в суде.

В исковом заявлении, в частности, сказано:

«Считаю, что в статье распространены сведения, умаляющие мои честь, достоинство и порочащие мою деловую репутацию в обществе, а именно:

- «человек не предельно искренен, не честен ни перед законом, ни перед избирателями», «выяснилось, что человек скрывал судимость, полученную за грабеж, что во время выборов обманул избирательную комиссию и архангелогородцев, написав, что имеет высшее образование», «просто в ходе пиаровской кампании, когда он выдвигался в главы администрации Архангельской области, ему сказали, что нужно высшее образование»;

- «беспрецедентное давление на правоохранительные органы. Ведь именно со стороны Донского организовывались митинги в дни его визитов в прокуратуру. Причем организовывались муниципальными служащими или подконтрольными организациями», «Донским и его сторонниками на сотрудников института оказывалось давление с целью понудить их говорить неправду», «Донской бросился на них с утюгом. Спасибо его супруге, которая не позволила ему нанести увечья»;

- «Донской стал пинаться, бодро побежал по лестнице», «симулянт. Это норма поведения Донского. Признаки клоунады налицо», «перед выходом на суд Донской занимается физкультурой — приседает, нагоняя пульс и давление», «предлагают ему медицинскую помощь — отказывается», «он там картинно упал», «ему предложили медицинскую помощь, а он — «чувствую себя нормально», «все это сопровождается дорогостоящей пиаровской кампанией», «он сам не понимает, что обманывает жителей города Архангельска», «Донской почувствовал, что у него ничего не получается», «донской сам занялся политикой и всю мэрию подключил. А работа стоит», «… мэр, осужденный за преступные действия…», «вероятно, властные полномочия вскружили Донскому голову. На посту мэра он стал вхож в любые кабинеты, куда предприниматель Саша Донской никогда не мог зайти», «его явно «зазвездило». Сплошной мат со стороны Донского», «его будут привлекать еще к административной ответственности за мелкое хулиганство», «если натворил, то отвечай».

Последняя фраза заслуживает отдельного комментария. Во-первых, прокурор ставит точки над «i» еще до приговора. А во-вторых, что конкретно натворил Донской? Спекулировал землей? Заключал незаконные сделки с подрядчиками? Или, может, оплачивал чартеры из муниципальной казны?

Несмотря на тотальные обыски и проверки, никакого криминала ни в земельной, ни в прочих сферах деятельности мэрии проверяющим найти не удалось. Подлинность злосчастного диплома судом так и не оспорена. Авторство идеи о поступлении во второй вуз также не установлено: выводы суда базируются на противоречивых показаниях сотрудников этого самого вуза, кровно заинтересованных в том, чтобы у института не отобрали лицензию. Участок, на котором был построен магазин, был выделен «Сезону» еще в 2000 году. Что до «охранного» дела, по которому Донскому ныне светит не просто поражение в правах, но до семи лет лишения свободы, — не секрет, что идентичные дела можно возбуждать в отношении всех первых лиц как нашего, так и любого другого региона России.

Характерно, что интервью Бакуна начинается с обсуждения скандального фильма «взятка губернатору». Вот здесь господин прокурор предельно деликатен и внимателен. Об основных проблемах — подлинность записи, Киселев на видео или не Киселев — просто умалчивается. Отказ в возбуждении уголовного дела мотивируется крайне невнятно: «Имеется монтаж пленки. Идентифицировать голос Киселева не представляется возможным». А главное, «найден генеральный директор, на которого ссылался Гудовичев. Тот показал, что видел Киселева всего один раз в жизни, никаких денег губернатор не просил, не вымогал, никаких денег не передавалось». С тем же успехом можно ссылаться на рецидивиста, «внезапно» отказавшегося дать показания на самого себя.

Еще Бакун дает понять, что губернатора банально спровоцировали: «Гудовичев — личность очень неоднозначная… Что движет этим человеком, что было на самом деле — непонятно».

Видео с пинцетом видели в России сотни тысяч человек. Это даже не скандал — это ржавое пятно, которое не прикроешь никакой газеткой. А прокурор вещает: «если натворил, то отвечай» совершенно по другому поводу.

В исковом заявлении Александра Донского — 21 цитата из прокурорского интервью. Далее цитируется основной закон России — Конституция:

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства», «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления», «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (ст. 2, ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ).

Как подчеркивает защита Донского, в соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса РФ — гражданин вправе требовать по суду опровержения, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Если сведения распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. …Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

При этом «судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в СМИ, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса РФ и статьей 46 Закона РФ «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку».

Мэр Архангельска настаивает: «Утверждения Бакуна В. М. в статье «Что сказал прокурор?» — лживы и не соответствуют действительности».

«Выступление прокурора Архангельской области не является каким-либо постановлением, вынесенным в результате поступлений каких-либо сведений в прокуратуру Архангельской области либо в результате проведения предварительного расследования по какому-либо делу», — подчеркивают представители истца.

Помимо опровержения на страницах «Архангельска», защита будет добиваться взыскания компенсации морального вреда: со стороны редакции — 50.000 рублей, со стороны Бакуна — 100.000 рублей.

К сожалению, уже сегодня можно быть почти уверенным, что суд займет сторону придворной редакции и прокурора. Исход процесса, скорее всего, предрешен. Но кто при этом проиграет? Бакун, напоминающий, что он и его ведомство — «вне политики, вне указаний»? И уж тем более не выиграет суд. Оценка ситуации, в которой прокурор публично оскорбляет мэра, — хорошая проверка правосудия.

Олег Григораш

Оригинал материала

ИА»Руснорд» от origindate::08.10.07