Пролетая над гнездом генпрокурора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Общая газета", origindate::22.02.2001

Пролетая над гнездом генпрокурора

Владимир Устинов получил квартиру незаконно?

Юлия Игнатьева, Фото Артема Житенева

Фото Артема ЖИТЕНЕВА

На этой неделе Главное контрольное управление при Президенте досрочно закончило проверку обстоятельств получения генпрокурором Владимиром Устиновым квартиры 42 в доме 28/2 по улице Тверская. Этот подарок стоимостью 430 тысяч долларов генпрокурору преподнесло Управление делами президента по указанию Павла Бородина. Ведущий "Итогов" Евгений Киселев предположил, что сделка была совершена незаконно. Устинов подал на него в суд, потом обжаловал непонравившееся ему решение. Суд второй инстанции иск удовлетворил, но на этом, похоже, дело не закончится.

Весь в белом

"Посвящая себя служению Закону, торжественно клянусь: ...непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности". Это цитата из присяги прокурора. Немного есть профессий, принадлежность к которым требует не только банальных дипломов, но и следования присяге или клятве. Этический пафос прокурорской присяги - не эмоциональное излишество, а фактор профессионализма. Иными словами, нескромный прокурор с двойной моралью, загребущими руками и сомнительными связями - не прокурор вовсе, а клятвопреступник. Приятно сознавать, что наш генпрокурор Устинов всё это прекрасно понимает, потому и подал в суд жалобу на Евгения Киселева и ОАО "Телекомпанию НТВ" о защите чести, достоинства и деловой репутации. Прокурор утверждает, что квартирой на Тверской владеет законно, ничего лишнего Бородин ему не давал, а подоходный налог он и вовсе платить не должен.

Главные аргументы истца всем понятны и никем не оспариваемы. Положено генпрокурору, переведенному из провинции, бесплатное жилье в столице? Положено - смотри Закон о прокуратуре, статья 44. Обязано Управделами администрации президента (УДАП) обеспечивать бесквартирных госслужащих квадратными метрами? Обязано - гласит Распоряжение Президента № 276 от origindate::6.07.1997. Освобождаются от налога лица, сменившие жилье в связи с переводом на работу в другую местность? Освобождаются - написано в статье 3 Закона "О подоходном налоге с физических лиц". Всё так. Все цитаты из вышеназванных законов в исковом заявлении генпрокурора правильные. Только к его случаю они не подходят.

Мы, Пал Палыч, с одной стороны...

Начнем с конца, с налога. Представим себе такую ситуацию. Владимира Устинова переводят в Москву, бесплатное жилье почему-то не дают, и ему приходится обзаводиться крышей над головой за собственные деньги. Наконец одумавшись, Минфин компенсирует прокурору понесенные расходы, и тот оказывается и с квартирой, и с деньгами, с которых налогов, по закону, платить не требуется. Но г-н Устинов ни копейки расходов не понес, следовательно, компенсировать ему было нечего. Даже нотариальные услуги по оформлению договора за него оплатило хозуправление генпрокуратуры.

Квартиру Устинову просто-напросто подарили. Это утверждает адвокат Киселева Александр Боннер: "В действительности 18 февраля 1998 года была заключена притворная сделка - сделка дарения, искусственно облеченная в форму купли-продажи". Попробуйте иначе расценить [page_10011.htm "Договор купли-продажи" между Продавцом - ЗАО "Моспромстрой" и Покупателем - гр. Устиновым Владимиром Васильевичем.] Пункт 3 цитируем почти полностью: "Указанную квартиру Продавец продает Покупателю за согласованную сторонами цену в размере 2.563.070.000... рублей - в ценах 1997 г. ...каковую сумму за Покупателя уплатило Продавцу Управление делами Президента Российской Федерации до подписания настоящего договора по [page_10012.htm договору № 156 от origindate::31.10.1997 г."]. По этому договору Устинов кто угодно, только не "Покупатель". Он даже не знает (или делает вид), кто именно заплатил за его квартиру! В его исковом заявлении написано: "Денежные средства на приобретение квартир предоставлялись Министерством финансов РФ", а ниже: "Покупка Управлением делами Президента РФ в соответствии со своими полномочиями квартиры для меня как заместителя Генерального прокурора..." Так много благодетелей, что немудрено и запутаться, кому чем обязан. Легкомыслие, простительное неопытной провинциалке, обнаружившей в столице богатых родственников, но никак не "образцу неподкупности".

А имел ли право глава УДАП тратить казенные деньги на прокурорские квартиры? Вокруг этого могущественного ведомства сложилась такая аура, что подобный вопрос и истцу, и суду кажется риторическим. Устинов и его адвокат Александр Морев потрясают документом сокрушительной, на их взгляд, силы - "Правилами учета нуждающихся в улучшении жилищных условий лиц, замещающих государственные должности, федеральных государственных служащих...", утвержденных Распоряжением Президента № 276. В пункте 3 "Правил" сказано, что перечень госслужащих, которых Управление делами обязано обеспечить квартирами, в том числе и бесплатными, определен Указом президента № 797. Открываем Указ. Смотрим перечень. Генеральной прокуратуры здесь нет.

На всякий случай Устинов упоминает еще один документ - Распоряжение Президента № 183, содержащее удивительную фразу в жанре средневековых индульгенций: "Согласиться с ранее принятыми решениями федеральных органов государственной власти о предоставлении (в том числе и в собственность) иногородним специалистам жилых помещений". Но к истории любви генпрокурора и управделами этот документ относится лишь в части дат: квартиру подарили в феврале 98-го, а данное распоряжение издали в мае. На первый взгляд, оно легализует сделку. Но есть проблема. УДАП даже в лучшие свои времена не являлось "органом государственной власти". Во всех нормативных документах это учреждение значится как орган исполнительной власти - в чем разница, известно даже первокурсникам юрфаков. Так что и это распоряжение к делу не относится.

Недостоверные вымыслы

Генпрокурор ссылается на "Закон о прокуратуре", но, решая свои жилищные проблемы, почему-то брезгует им пользоваться. Ведь до чего хороший закон: по нему прокурора обязаны вне очереди обеспечить благоустроенным жильем по найму или в собственность с последующей компенсацией расходов. То есть даром. Но Владимир Васильевич не стал ждать милостей от Минфина, а взял, что давали.

У нас есть подозрение, что он теперь и сам не рад своему многометровому гнездышку, облагороженному евроремонтом и шикарной мебелью опять-таки из денег управделами. Дело, как говорится, получило огласку. Ответчик Киселев заявил, что готов дойти до Европейского суда по правам человека в Страсбурге. 14 февраля депутаты Госдумы направили Устинову запрос на предмет его же квартиры. Один из инициаторов запроса, Сергей Юшенков, сказал "ОГ": "Этот человек призван надзирать за исполнением законов. Можно предположить, что, получая квартиру в обход существующих правил, Устинов просто плохо знал закон. Но, скорее всего, юридические тонкости генпрокурора просто не интересовали. Главное - положено. А как, на каких условиях - неважно. Для генпрокурора это непростительно".

В течение месяца Устинову предстоит придумать достойный ответ и на эти "недостоверные вымыслы" (как сказано в исковом заявлении на Е. Киселева). Если, конечно, он не воспользуется складными формулировками Главного контрольного управления.