Прослушка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::13.06.2000

Гусинский пытался захватить бензиновый рынок Москвы

Объем которого по самым скромным подсчетам составляет сегодня 5 млрд. долларов

А делили этот рынок люди очень серьезные - "теневые олигархи", то есть те, кто никогда и ни при каких условиях в СМИ не "светились" (см. [page_9811.htm досье на Хорхе Портилья-Сумина origindate::24.06.63 года рожд., урож. г. Москвы, гр-на Мексики]).

Распечатка прослушки разговора Гусинского и вице-президента "Мост-банка Замани с Хорхе

(В разговоре принимают участие Гусинский, Замани и двое мужчин.)
Предположительно: М -Хорхе, М2-Монахов, МПКА (убит в 1997 г.)

Г. Все заправки и базы переходят в компанию 50 на 50. Заправки ваши, бензин можно завозить напрямую....А мы вам нужны, потому что вы не дожимаете ситуацию. Фактически вы не базу забираете вместе с нами, вы забираете партнера, который помогает вам закрепить ваш бизнес.

М. Никто, ни Е., ни "ЮКОС" под наши живые деньги себе этого не позволят.

Г. У меня есть большие сомнения. Я не склонен считать вас такими защищенными, предположим от "ЮКОСа". От бандитов - да, силовые возможности бандитов я знаю, в значительной степени они преувеличены. "МЕНАТЕП" же выставит впереди себя РУОП. Они уже дважды пользовались по другим комбинациям прикрытием МВД. Они просто пробьют по нескольким людям. И все немедленно развалиться. А "МЕНАТЕП" и "ЮКОС" - это одно и тоже. Как только "МЕНАТЕП" узнает, что мы пошли, у нас станет предвоенная ситуация.

М. Я хотел сообщить, что ведутся переговоры с "МЕНАТЕПОМ" и с "ЛУКОЙЛОМ" по вопросу о выкупе долгов комбината.

Г. Я в курсе дела, то что знает Дубов - знают еще многие.

М. Мы сомневаемся в том, что "МЕНАТЕП" даст 50 миллионов долларов.

Г. "МЕНАТЕП" обещает, но не платит деньги. Они сегодня теряют часть рынка сбыта. У "ЮКОСА" основная проблема - внутренняя реализация. Кому дают основной продукт "Сибнефть" и "ЮКОС"? Минобороны и МВД. Схема сломается к лету, в связи с армейской реорганизацией. Тогда нач- нется война за заправки. "МЕНАТЕПу" они нужны для бизнеса и в этой связи мы столкнемся с "МЕНАТЕПОМ" и с Никольским.

М. Они развернут Никольского против "МОСТа", а не против нас.

Г. Если Никольский встанет перед дилемой... Никольский нам никогда не простит ослабления его позиций и "МЕНАТЕПА". Это противник, с которым нельзя договориться. "МЕНАТЕП" не держит слово. Работая вместе, мы будем соприкасаться с интересами "МЕНАТЕПА" и у нас будут проблемы. Вы одни удар не выдержите.

М. Мы с вами объединяемся не потому, что кого-либо боимся.

Г. Сейчас готовится перераспределение рынка в связи с изменением структуры власти в стране. Это начнет происходить к лету, если ничего не изменится политически. Тогда будут перераспределяться "СИДАНКО" и "Норильский никель", произойдет переразмещение структур. Московский рынок заправок - также. Если бы вы сейчас напрямую столкнулись с "МЕНАТЕПОМ", я бы поставил на "МЕНАТЕП".

М. Мы понимаем, что "Павельцы" и комбинат стоят намного дороже вместе, чем поодиночке. Поэтому мы разговариваем об объединении. Нас также интересует деление доходности в данный период времени. Может быть фирма будет 50 на 50 по активам, а доход будет какой-то другой. Можем начать с одной доли и опуститься на 50 на 50 в какой-то этап времени, когда все это станет одним целым.

Г. Мы можем зафиксировать сумму долгов и сказать, что долги гасятся пропорционально. Как только долги загасились, мы, предположим, начинаем со схемы 60 на 40 и в течение трех лет сводим ее 50 на 50. Правильно?

М. Да.

Г. Мы готовы разговаривать. Но должны рассмотреть не только деление прямых доходов, но и деление доходов в случае переорганизации компании частично в публичную,... эмиссию и т.д., появление партнеров, продажа кусков.

М. Над этим надо работать. Еще вопрос. Почему ты не будешь поддерживать эту компанию.

Г. Я буду поддерживать компанию только со спины. Я сегодня занимаюсь средствами массовой информации, а совмещать этот бизнес нельзя. Поэтому ситуация такая: есть некая компания, я буду ее поддерживать и все, на уровне личностном, знают, кому это принадлежит. Но публично на вопрос имеет ли "МОСТ" здесь интересы, мы говорим, что нет. Это не в связи с вами, это вообще по бизнесу.

М. Можно будет употреблять "МОСТ-МЕДИА" для того, чтобы двигать эту фирму и создавать тот имидж который нам нужен?

Г. Мы не будем использовать "МОСТ-МЕДИА" для раскручивания. У нас есть специальные компании, которые занимаются постановкой рекламы, продвижением на рынок и т.д.

М. Еще вопрос. По влиянию на Лужкова, чтобы он согласился на второй вариант, ты можешь сказать конкретно?

Г. Там придется выкручиваться. Для того, чтобы Лужков согласился, он возьмет у меня какие-то гарантии, и я изначально стану как бы запроданным.

М. Еще вопрос. Эта фирма должна войти в Центральную топливную компанию.

Г. Он (Лужков) предлагает: "У нас есть Центральная топливная компания, ты входишь и сдаешь туда базу с долгами, долги прощаешь". Он хочет, чтобы мы вошли в долю. Мы можем пойти с этой новой компанией, где будет 50 на 50. А он скажет: "Ты хочешь комбинат, дай мне долю города." А там будет не 50 на 50, а 30, 30 и город - 40. Мы на это не пойдем и будем торговаться. Вопрос, сколько он за это потребует.

М. И Евтушенков ... (Владимир Евтушенков - один из руководителей ЦТК).

Г. Володя сейчас очень ревнует нас и Борю Хаита к Лужкову, считает, что мы перебегаем ему дорогу. На самом деле там нет близких отношений, Лужков просто в нас заинтересован.

М. Еще вопрос. Какие у вас взаимоотношения с "Роснефтью"?

Г. На "Роснефть" сегодня претендуют две структуры. Одна структура называется "ОНЭКСИМбанк". А вторая структура называется "Сибнефть". Если не будет изменений в первых лицах правительства в ближайшие месяцы, то у "Сибнефти" очень высокие шансы получить ее. Мои интересы также будут соблюдены. Я не занимаюсь "Роснефтью". У вас есть "Архангельск-геология", но этого никто не знает. Очень перспективная точка. Будет попытка давления за контрольный пакет. Не на вас, на Ананьева. Он раньше работал с Коржаковым, с Барсуковым и кампанией, и с подачи Коржакова считают, что за "Архангельск-геологией" стоит он. Ананьев сейчас боится по многим причинам, и в первую очередь что из-за Коржакова дойдут и до него. Но вопрос в обоих случаях мы улаживаем одним разговором, либо с Потаниным либо с Березовским.

М. 51 % акций и контрольный пакет "Архангельск-геологии" у нас.

Г. Там простой эмиссией можно сделать очень большие бабки.

М. Мы сами готовим эмиссию. Но можно инвестировать и помимо эмиссии. Можно сделать эмиссию за 300 мил. дол., но можно - на 3 миллиарда долларов.

Г. "Архангельск-геология" не обладает фактичеки добычей, переработкой.

М. Нужен западный аудит.

Г. Это первое. Второе - появление западного партнера, с которым мы создаем компанию. Еи передается долгосрочное управление. Эта совместная компания уйдет на рынок. Не надо западных аудитов 3 года. Поговори с Цимой. Мы к этому в свое время выходили.

М. При разговоре будет присутствовать Усманов. Он глава финансовой компании "МАПО" и руководитель проекта. "МАПО" дал кредит на покупку акций, через "МАПО" прокачивали деньги. Он будет искать способы, как и что сделать вместе. Где и когда организовать эту встречу?

Г. Нам все равно где.

М. Я еще хочу сказать по фирме. Нам однозначно нужно: Содействие, вход в Центральную топливную компанию. И нам понадобиться выпустить несколько статей в газете. Ивестно, что счет комбината находится в "МАПО". Это банк спецслужб. Мы знаем хорошо эту историю изнутри и преподнесем это общественности, так что никаких вопросов не будет.

Г. Прикрытие мы поручим профессионалам, которые должны придумать, как снять давление на компанию. Мы поставим задачу, дадим необходимую информацию и оценим предложенные варианты. Но почему мы должны что-то согласовывать с Евтушенковым ?. В городе один контрагент, его фамилия Лужков. Больше ни с кем иметь дело я не собираюсь. Но Лужков хочет обязательств, а я не хочу их давать. Что он выжмет от меня для того, чтобы пойти навстречу?

М. И что понадобиться, чтобы стало известно, если идет второй вариант акционирования, там где в пакете 51 у коллектива мы будем принимать участие то есть это сыновья "АГД" и инвести- ционный пакет. Инвестиционный пакет 24,5 процента во втором варианте будет стоить от 50 до 60 миллиардов рублей. А по "Павельцам" будет аналогичная ситуация.

Г. Нет, по "Павельцам" будет стоить ноль.

М. Тогда нам надо применить здесь такой же вариант.

Г. У меня два пути. Мы говорим Лужкову: "Есть предложение создать компанию. Город - 25 процентов, входит имуществом заправок. Мы входим 37,5 и 37,5 входит компания, которая управляет заправками сегодня и которой база тоже должна деньги. Дальше он говорит: "Зачем мне это надо? Я и так все заберу." Я ему говорю: " Во-первых, вы вынуждены будете со мной судиться. Я арестую имущество". Он говорит: "Ты вступишь в конфликт с заправщиками." - "Во-первых, заправщики - они арендаторы, я дам им гарантийное письмо, что отвечаю за пролангацию всех контрактов на тех же условиях. Во - вторых, я укрупню сумму иска, выкупив долги у заправщиков. Какая мне разница судиться за 20 или 120 миллиардов. Вам нужно, чтобы работала инфраструктура и вы получали дивиденды. Мы начинаем прорабатывать вопрос открытия этой компании и продажи ее на рынке. Если все будет нормально, то стоимость этой компании будет порядка 150 мил. Продавая на рынке 45-50 процентов этой компании, мы сохраняем контрольный пакет и получим за нее 80 мил. дол. Вы получите 25 процентов от этих 80-ти. Компания одновременно работает и дает прибыль. Он запросит 51 процент, но мы попытаемся максимально уменьшить долю города. При такой схеме он не будет нажимать на обязательства.

М. Последний вопрос по этой фирме. Мы работаем среди заправщиков, чтобы они пошли на "Павельцы". От этого во многом зависит наш совместный бизнес.

Г. Это ваш вопрос. Фактически весь бизнес переходит к вам в управление. При нормальном развитии и совместном решении вопросов, вы нам говорите, что в первый квартал получаете столько-то бабок, второй квартал - столько-то. Ваша доля такая-то." Нам ничего не надо, нам бы вернуть долги.

М. Теперь по "Павельцам". Мы имеем предложение в отношении исков. Во-первых в связи с объединением. "Павельцы выставили иски, на 22 и второй на 36 миллиардов.. Внутри этих сумм есть какая-то реальная сумма задолжности. Мы предлагаем признать эти долги по максимальной шкале. Подписать соглашение, которое бы гарантировало, что вы от нас не востребуете эти долги или не востребуете живую часть денег. Далее, представь нам сказали: "100 миллионов долларов за МПК. Уходите.", или под давлением вынуждены продать компанию "ЮКОСУ", Аликперову или кому-то другому. Тогда, этот договор, о существовании которого никто не знает, мы рвем. И "Павельцы" продолжают требовать 60 миллиардов. Нам нужен какой-то юридически железный, секретный договор.

Г. Мы можем подписывать договор. Для Лужкова у меня очень выигрышная ситуация, вы должны срочно подать на комбинат.

М. Уже поданы иски на четверть триллиона, они все ваши.

Г. Можете ли поручить нам получить все 250?. Тогда я говорю Лужкову, что автокомбинату конец, я выставил иск на 320 миллиардов и арестовываю все имущество. А вы даете ему информацию: "Гусинский все скупил." Вы ни в коем случае в этот момент не демонстрируете, что мы с вами договорились.

М. Монахов ушел, "МАПО" остался, но "МАПО" не подаст. После этого Лужков и на 20 процентов согласится.

Г. Сколько это по балансу оценено? Какая реальная стоимость заправок?

М2. 120 станций, находящихся в управлении у инвесторов, нет в балансе, они все в сумме по балансу отражены. Инвестиционные контракты на 3 года.

Г. Фактически 120 заправок. Юра скажет: " Это стоит по лимону." Я собью и скажу: "80." Это 500 миллиардов.

М2 В управлении у меня 72.

М. Это не имеет значения, они на балансе.

Г. Ситуация простая. Мы имеем управляющего партнера, нам платятся ежегодно поквартально деньги. Мы вам только помогаем политически, прикрываем, отрабатываем свою часть партнерских отношений. Меня не интересует ваш реальный заработок. 
Тогда мы начинаем игру следующим образом, мы не спешим ни с какими вариантами приватизации, акционирования. Я говорю Лужкову: "Плохая ситуация. У меня на базе висит 200. Надо объединяться с заправкой." После этого через неделю Монахов скажет: "Гусинский купил все долги." А вы попробуйте до этого момента крутануть больший иск. Неважно выиграем мы или нет. На следующем этапе надо подумать, где проявляться, может нам выгоднее выиграть первую инстанцию по всем искам. Мы сделаем все наши договора и формальные, и юридические и их спрячем. А неформально мы по рублю скупим эти иски. Мы вкатим иск. И сделаем первую удочку в арбитраж. Мы выиграли. Может в этот момент приходит Монахов и говорит: "Работать нечем. Гусинский отберет все заправки."

М2 Я должен прийти, как только я получу приглашение в арбитражный суд?

Г. Нет. Можно попытаться отыграть.

М2 Информацию все равно я должен дать.

Г. Информацию дать. Попробуй отбиться.

М. Монахов формально ушел и продал долги.

Г. Я попытаюсь отбиться. "Гусинский судя по всему зарядил весь арбитраж." А как только мы уйдем с уровня города, его шансы минимальны. После этого мы приходим, мы ему еще одолжение сделаем, что городу даем и спасаем его муниципальное предприятие.

М.Есть еще два вопроса. Хотелось бы узнать ваше мнение по "Шереметьево-2", о нашей будущей работе на "Павельцах". Мы продолжаем там работать, вкладывать? Когда мы встречались у Евгения, мы были против Харламова.

Г. Это не мой вопрос.

З. О Харламове. Ему дали шанс отработать долги, он везде называется замом Гусинского, полномочным представителем. Если мы сейчас сделаем заявление о том, что между нами нет ничего общего, для него это плохо закончится. О всех его "крышах" это миф.

М. Какое ваше отношение к ТЗК на Шереметьево?

Г. ТЗК должна в первую очередь заливать компания, к которой имеет отношение Березовский. В ТЗК наших интересов нет.
И еще, мы бы хотели, чтобы вы попробовали Харламова персонально пристроить.

М. Единственный путь, это ТЗК. Участие в совместном ТЗК, в поставках.

М2 Он к ТЗК никакого отношения не имеет.

З. Там только Шишман. Он там давно уже ни в чем не сидит.

Г. Есть лично Харламов, который должен много денег, лично, как физическое лицо.

З. Не в нас проблема. Он должен более серьезным товарищам.

Г. Он нам должен, но мы уже об этом забыли. Мы бы хотели, чтобы у него был шанс отдать. Напоследок я хочу сказать, мы мы к вам относимся не просто как к партнерам, а как к партнерам, которым мы готовы отдать управление этим бизнесом, потому что мы не специалисты. С силовой позиции мы никогда говорить не будем, мы будем разговаривать вместе, как партнеры.
(Гусинский вышел.)

М. А как организовать все это?

З. Я сделаю группу, я уже говорил с начальником юрдепартамента. Естественно, специалистов в вашей области у меня нет. Я могу дать специалистов в общей экономике и юристов.

М. Я хотел сделать предложение по этой фирме. Над именем мы не думали, мы просто хотели уйти от "МОСТ-ойл", "МОСТ-нефть".

З. Даже на уровне нашего акционера не будет компании, связанной с "МОСТОМ".

М. Входит ли туда "Сибнефть" для поддержки "АГД"? Мы думаем, что это в какой-то степени целесообразно. Допустим, из ваших 50 процентов входит "Сибнефть", из наших 50 процентов - АГД, потому что родственная фирма.

З. Это надо будет отдельно говорить с Борей. Это непросто, потому что Боря прислушивается к мнению Ромы. Я возьму на себя ускорение всех темпов по разговору.

М. Я думаю, что эта компания, имеющая к вам самое близкое отношение. З. Нефтяная компания с нашей стороны. Я правильно тебя понял?

М. Чтобы повысить рейтинг. Мы можем привести только "Архангельск-геолдобычу". Название?

З. За вами. Вы знаете рынок, знаете, какие должны быть названия.
М. Это должно быть что-то, что осядет на слух у всех властей.

З. Что-то такое, что в названии содержит область деятельности? Вы знаете все компании. "Татнефть", "Роснефть".

М. "Моснефть".

З. "Моснефть" нельзя, поставишь букву "т" и все будут думать, что это "МОСТ". "Мос" мы уже сами аккуратно убираем.

М. 50 на 50 акции. В уставе у нас есть "Полярное сияние". Там первые три года у них был генеральный директор, а сейчас у нас будет генеральным директором.

З. Это согласовали уже с Володей?

М. Это уже согласовано. У вас главный бухгалтер и еще кто-то. Счет в "МОСТЕ".

З. 50 на 50, тогда надо консолидировать долю, чтобы они в абсолютном выражении были одинаковыми.

М. Я не знаю, как это происходит. Сейчас мы перейдем к вопросу о разводке, о покупке акций. Я расскажу ситуацию, может, мы что-то уже решим здесь. Сейчас у нас стоит вопрос, который нам непонятен и очень болезненный, это вопрос деления прибыли.

З. Я не готов сейчас обсуждать вопрос деления прибыли.

М. Я тоже не готов. Мы даже не знаем, как это должно быть. Мы знаем, что оптимально, что база, если она правильно и полностью раскручено работает, она будет приносить такую же прибыль, как МПК в том состоянии, в котором он висит.

З. Если реально мы договариваемся и все эти 200 заправок.

М. Их не 200. Там 120 у инвесторов. Их будет только 72.

З. Как я понимаю, если "Павельцы" будут давать такую же ставку, но не выше, чем дает "Володарка", почему бы нашим инвесторам не перейти на пользование продукцией "Павельцов"?

М. Они все бояться. Это вторая ступень у нас с тобой, где мы должны разработать пакет договоров и финансовых гарантий прихода туда клиентов.

З. Сколько их?

М. Комплект договоров и какая финансовая гарантия "МОСТа".

З. Они потребуют гарантию "МОСТа"?

М. Какую-то финансовую гарантию. Потому что все сейчас панически бояться.

З. А "Володарки" они не боятся?

М. Нет.

З. "Володарка" же всей долей не владеет.

М. "Володарка" на 100 процентов государственная.

З. Я имею в виду не вариант собственности, я имею в виду тех, кто реально контролирует этот бизнес.

М. Все боятся. То есть должна быть проведена большая работа по имиджу, несколько встреч Ассоциации здесь, предъявление им каких-то гарантов, отодвижение их минусов. Мы же не хотим сейчас начать работать на их минусах. Нам надо выработать какую-то политику. Это не так просто, что завтра тебе зальют.

З. С другой стороны мы не будем закрывать и минусы, которые есть на МПК. Подход должен быть одинаковым. Если мы как бы реально нивелируем задолжность перед базой кого-либо, так же мы нивелируем задолжность кого-либо перед МПК. И наоборот.

М. Есть другая выстроенная задача.

М2 Здесь товарная задолжность.

М. То есть "Павельцы", допустим, должны товар "Гранту". Сейчас твой бухгалтер перевернул, что "Грант" должен.

З. Она уже написала заявление об уходе.

М. "Грант" с этим не согласен. И ты его никогда в жизни не убедишь, чтобы он пришел еще со своим другим товаром, пока эта проблема не решится.

З. Здесь надо будет договариваться. Мы, конечно, какие-то гарантии давать будем. Но управлять базой будете вы. Отношения должны быть выстроены так, чтобы я понимал, что кто-то капитально не повесит "МОСТ-БАНК" по линии этих гарантий.

М. Вот суть. Там есть команда, Лобанов, должен быть какой-то внутренний механизм.

З. Лобанов, Серединский вот два человека, которые реально там могут делать. Лобанов в своей части, Серединский в своей.

М. На этой неделе с ними будут встречаться. Мы будем что-то вырабатывать. И вместе потом встречаться здесь.

М2 Появляется какая-то юридическая фирма, которая забирает в управление все резервуары.

М. Что-то надо придумать.

М2 И она никому не должна.

З. Понятно. Ты сказал здесь о том, что в отношении двух исков ...(не дог.) Если вдруг вам предлагают такую сумму, с которой вам интереснее выйти из этого бизнеса, то мы тогда рвем второй договор.

М. Конечно.

З. Значит, мы реально должны здесь оставить для себя такую возможность, что если завтра нам предложат за базу такую сумму, которая перекроет все наши претензии, мы , естественно, отваливаем.

М. Конечно. Нам кажется, что это справедливо.

З. Вряд ли, конечно, кто-нибудь сейчас придет к нам и к вам и предложит.

М. Это все прекрасно понимают. Но есть какие-то отправные точки, от которых мы должны быть застрахованы юридически. Доли мы отдаем на обсуждение потом. Если теоретически, то, допустим, есть работа "Павельц" сейчас. И там есть прибыль. Мы управляем "Павельцами", мы берем какую- то маленькую долю прибыли на "Павельцы". Допустим, мы обязуемся гнать товар через "Павельцы". Мы сейчас держим там 2 тысячи тонн 95-ого. Из 4-х тысяч сегодня 2 тысячи наши. База начинает работать, раскручиваться до какого-то времени. И вот это "до какого-то времени" балансируется прибылью. Мы должны найти какой-то график, потому что на сегодняшний день это для нас болезненный вопрос.

З. Предложите сами что-нибудь. Мы должны сразу обговорить, с кем реально мы достигаем договоренность. Если мы говорим, что с нашей стороны Гусинский и я, мы должны точно знать, кого мы имеем с вашей стороны в качестве визави. Если мы будем решать все вопросы, то соответственно те же самые люди для нас будут решать все эти вопросы с вашей стороны. Мы не будем вводить новых людей и не будем принимать новых людей, которые будут приходить от вас. Это надо закрепить.

М. Хорошо.

З. Наше решение в значительной степени объясняется нашими личными симпатиями к конкретным людям, с которыми мы начинаем. Поэтому мы не гарантируем, что если в другом развитии событий были другие люди, то все пошло бы таким образом. Так получилось, так возродились наши отношения, связанные с этим конкретным делом.

М. Мне очень приятно слышать то, что ты говоришь.

З. Это констатация факта. Помнишь, как Вова дернулся, когда ты сказал о том, что нам надо посовещаться, чтобы принять решения. Вова сразу дернулся: "С кем я буду говорить в следующий раз?" Договорились. Когда мы встречаемся?

М. Еще несколько вопросов. Я принесу статьи и идеи по статьям, чтобы они начали работать. Там связано с этим обелением потихоньку. История бензинового бизнеса Москвы и поехала трилогия.

З. Тематическое направление.

М. Да. И в этой тематике все уже начинает описываться под нашу дуду. У вас есть такой отдел?

З. Есть такая группа.

М. Там включаются "Павельцы". Чтобы они начали работать. По крайней мере они что-то родят через неделю.

З. Исходя из того, что ты принесешь, тебе задачка нами будет поставлена. Те люди сделают план мероприятий, активочку, по которой мы начнем работать. Издание, сроки конкретной статьи и т.д.

М. Теперь вопрос связан по вот этим договорам. Сейчас есть иск на 22 миллиарда, который мы собираемся оспаривать. И у нас есть будущий иск на 36 миллиардов. Теоретически до этих дней мы должны принять какую-то реальную цифру по налогам, т.е. то, что можно списать по налогам. Это, конечно, желательно списать с "Павельцов", потому что мы там сможем заткнуть рот налоговой инспекции, которая там выпендривается.

М2 Этим ты не заткнешь. Есть один разговор в отношении заправок. Налоги там никому не нужны. Заплатим налоги, придумают что-нибудь другое. Придут пожарники. Пока мы не решим с этой станцией, которая интересует бывшего щелковскую городскую голову.

М. 14 заправок фирмы "Грант". Что нам нужно определить внутри этих сумм? Нам надо определить живые деньги? Живые деньги - это примерно 1,5 миллиарда. Наша версия. Сколько версия "Павельц" и кто у вас на "Павельцах" может сказать да или нет? Кто может реально это рассчитать? Если эта женщина подала заявление об уходе, кто, кому вы поверите на "Павельцах"? У нас Владимир Георгиевич, которые все это знает конкретно и наша группа бухгалтеров. А там кто?

М2. Сергей Краузе работает?

М. Краузе там половину денег украл.

З. У меня о нем не очень хорошие воспоминания. Я бы не хотел с ним встречаться. Думаю, что он со мной тоже.

М2 Господин Пантелеев хотел в частность забрать.

З. Не знаю такого.

М2 В то время был замом по экономике.

М. Кто может сказать живые деньги с вашей стороны?

З. Там же была какая-то аудиторская фирма, которая была не наша.

М. Была фирма. Не наша и не ваша, ничья.

З. Давай я им скажу, пусть они займутся этим вопросом.

М. Там были юристы-аудиторы. Перед ними надо поставить вопрос спора по торгово-сбытовой надбавке.

З. Они еще там работают.

М. Бесспорно. Твои люди всех выгнали, кроме Серединского.

З. Аудитора выгнали?

М. Нет. Выгнали все, что связано с бухгалтерией, аудитом и юридической частью. Все блокировано вашими людьми.

З. Ты имеешь в виду двух баб.

М. Две бабы плюс компания. Отсюда приезжали туда, с "МОСТА".

З. Какая компания?

М. Юристы ездят туда.

З. Они просто снимают слепок с информации, они ничего блокировать не могут.

М. Вся информация у них.

З. Я тебя спрашиваю, кого можно использовать в качестве третейского судьи? Моих юристов нельзя.

М2 Надо взять то, что наработано по иску комбината и из этих цифр отбросить все, что касается сбытового.

З. Ладно, я дам одного парня.

М. То есть надбавка плюс проценты пени.

З. Он бухгалтер, в прошлом налоговый полицейский.

М. Он работал с ГСМ?

З. Он человек военный, он выполняет приказы.

М2 Мы 92-й, 93-й, 94й. Мы три года разбирались.

З. Если мы договариваемся до 3-ого числа, подписываем все эти договора, то какой смысл нам вычислить эту сумму? Мы не будем просить ни одной копейки.

М. Тогда должен быть долг, должен быть какой-то вид бумаги, подписанный Геной, который управляющий, и главным бухгалтером со стороны МПК. Владимиром Георгиевичем, который говорит: "Сверка счет ноль."

З. Если акт сверки на ноль, то иск должен быть ноль.

М. Акт сверки может произойти через час после иска. Вот ты признал иск на 36 миллиардов и везде бегаешь, что "Павельцы" должны 36.

З. Вот этот акт сверки ноль нам нужен для того, чтобы у вас была гарантия. Но ты же хочешь произвести некую сверку, чтобы выйти на живую цифру. Я тебя правильно понял?

М. Да.

З. Для того, чтобы нам подписать под ноль, нам с тобой никаких сверок делать не надо. Мы садимся и подписываем. В том случае, если мы не договариваемся, тогда мы должны выйти на какую-то сумму. Потому что мы тоже должны отсечь до копейки ту сумму, которая не залезала бы в ваши деньги.

М. Да, вот эту сумму мы пытаемся вычислить. Я оговариваю вариант, который можно положить на бумагу.

З. Если мы договорились, он не нужен.

М. Допустим, мы завтра придем и скажем: "Мы хотим 99 процентов прибыли этой фирмы, а вам 1 процент." Вы нам скажите: "Пошли вы на х.." Мы хотим, чтобы по этому делу конкретно были написаны конкретные договоренности на бумаге. Потому что 3-го числа юрист комбината приходит и смотрит: "Да, я должен 22 миллиарда, извините." Судья пишет "22", а может еще скажет "28". Потом приходит 4-го числа и говорит: "36." Да, я должен 35. И не подает иск. Но, чтобы мы это сказали, чтобы я это мог объяснить всем, должен быть документ, пакт, который лежит. Но в этом пакте, даже если мы проиграем, мы не договорились, мы готовы вам заплатить живые деньги. Если мы договорились и вам нам говорите: "Ребята, мы не хотим, чтобы вы нам платили эти живые деньги, потому что мы договорились." Это ваше право. Мы все равно готовы вам их заплатить. Фирма, которая попросила нас заниматься вот этим иском, у нас попросила вот эту сумму. Я имею право сесть на твои мозги и попросить все-таки юридически обоснованный документ, а не только честное слово?

З. Согласен. Но это должны делать они, а не ты.

М. Если это будет хорошо, то мы приходим и говорим, что она ноль или 100 миллионов. Это один вариант. Если мы придерживаемся какому-то закону, то нам надо какой-то аудит.

М2 Вот в этой цифре, сколько действительно должны, пройдет полгода и мы ...(не дог.)

М. Мы можем "МОСТУ"...

З.(переб.) Я все понял. У меня будет встречная просьба, если мы договариваемся, то тогда мы с двух сторон, каждый оговаривает максимальную сумму накрутки. Как вам нет смысла проверять нашу, так и мы не будем лезть в вашу. Если мы договорились по 250, будет по 250. Это надо будет оговорить. Если мы решили договориться, то договариваемся о создании компании, путем вливания туда долгов 50 на 50. Значит сумма с нашей и с вашей стороны должна быть одинаковой. Тогда мы должны сесть и решить, какая сумма устраивает и вас и нас.

М. То есть мы должны подогнать их под 50 процентов.

З. При этом мы должны быть в состоянии объяснить, потому что там папа может поинтересоваться.

М. Нет проблем. Поэтому очень важно именно проиграть иски. Потому что судебное решение, это намного раз сильнее для папы и для кого угодно, нежели какой-то вексель.

З. Это понятно.

М. Мы на этой неделе проводим выверку.

З. Я завтра с утра вызываю вот этого своего парня налоговика, Гену и ставлю ему задачу, чтобы он с нашей стороны представлял. Не Гена, который ничего не понимает, не бухгалтер.

М. А можно тогда, чтобы Серединский пришел?

З. Нет проблем.

М. Пригласи Серединского, я его поставлю в курс дела.

З. Тогда мне нужно их пригласить только для того, чтобы поставить задачу. Тогда я с ними по телефону поговорю.

М. Давай. Я чувствую, что Гена и Серединский вместе сработались, им удобно.

З. Мы против этого ничего не имеем. Есть ли смысл приглашать их сюда на 20 минут?

М. Тогда ты поставь задачу Лобанову, чтобы он Серединскому эту цифру ...(не дог.) Он все равно придет к Серединскому.

З. А ты поставь ее Серединскому. Все.

М. Договорились.

З. Тогда от меня вместо Лобанова придет Юра Ганцев. Это мой советник.

М. И они начинают выверку 92-ой, 93-й, 94-й.

З. Или только взаимоотношения МПК-база?

М. МПК-база. А с нашей стороны мы, видимо, пришлем Юру.

З. С 92-ого по сегодняшний день?

М. 92, 93, 94. Тогда существовала эта ситуация.

М2 Нет, 92 ушел. 93 и 94, два года.

М. Дальше. Это у нас по "Павельцам". Следующий вопрос. Я дам информацию по Центральной топливной компании. И приблизительно напишу список вопросов, которые надо начать решать. А сейчас я хотел бы обсудить ситуацию, о которой сказал Володя. Чтобы ты отчетливо представлял себе, что такое долги на комбинате. У нас есть долг "МАПО-банку". Где сейчас счет и сюда идет инкассация. У нас есть долг "ДИАМ-банка". Тут тоже есть один счет, но тут нет инкассации. У нас есть долг МНСа, "ДИАМ-ойла".

З. Это товарный долг?

М. Да. "ДИАМ-ойла" - это банк, кредиты. У нас тоже есть фирма, которая тоже дала живые деньги. Теперь вот это крыло, всем известно, что это спецслужба, туда не лезь.

З. Ты же сказал, что это ваша фирма.

М. Да. Ну как наша? Мы не можем сказать, что "МАПО" это наша. Фирма эта не наша, за этот долг отвечаем мы. З. Понятно.

М. Дальше. Если вы выкупаете именно это крыло долгов.
Володя придет и скажет: "Я выкупил все эти долги." Позовут Владимира Георгиевича, скажут: "А где ты держишь счет?" Он скажет: "В "МАПО". И я "МАПО" должен, но "МАПО" ничего не выставляет." Он тоже может это сказать. Чтобы ты тоже думал об этом, что "МАПО" ведет себя лояльно, ничего не выставляет. Здесь у нас 9 живых, прямых вливаний плюс проценты мы там можем накрутить.

З. То есть это реально надо будет возвращать?

М. Да.

М2 Ты понимаешь, что условия должны быть равные при объединении и тогда можно оставить суммы долгов, которые есть у вас на МПК и мы должны эти суммы учесть.

М. У нас есть долги, которые должны вот эти структуры, которые в данный момент мы временно отрезали.

З. Это тоже кредит?

М. Да. Здесь кредиты, здесь привлечены деньги "Мосхлеба". Тут начала выпендриваться "Роснефть", сейчас подаст иск на "ДИАМ-ойл".

З. Если вы их контролируете, то фактически это долги вам, равно как основной долг базы - это долг нам. Мы готовы вносить свои долги, чтобы потом не рассказывать вам, что под эти долги мы брали где-то деньги. Вас это волновать не должно. И нас не должно волновать, что стоит за этими долгами, если ты их вносишь.

М. Мы объясняем. Джан, если ты нам скажешь, что в твоих долгах у тебя есть какой-то маленький геморой с каким-то Васей и я тебе скажу: "Я его знаю, я это решу." Я думаю, что здесь ты сделаешь тоже самое для меня. Мораль наша следующая, мы тебе говорим, что такое в процентах, а что такое в живых. Ты можешь их проверять.

З. Я тебе скажу тоже самое. Почему я начал с этого? Это долги сторонних структур, т.е. не вам. Примерно тоже самое, что для "Павелец" долг "Автобанку" и "Транс-кредиту".

М. Примерно тоже самое, но дружественный кредит.

З. У нас я вообще не знаю, что такое "Транс-кредит", а в "Автобанке" две бабы, с которыми договориться невозможно.

М. Здесь не такая ситуация. Здесь дружественная структура. Вот это и вот это не такой вопрос, что никто не сядет и не будет говорить. Вот это мы, сидя здесь, можем тебе сказать завтра: "Да, мы идем на эту схему." А вот это нам надо сесть и обговорить. Потому что они зададут вопросы: "А на сколько время мы подвисним?" И мы должны будем из нашей доли, из 50 процентов что-то им обещать. Это технический элемент.

З. Ты ведешь речь о перенесении части этого долга на твою долю в 50 процентов?

М. Если они скажут, что мы это все объединяем в один котел. Допустим, отдаем Володе все долги, то, конечно, нам придется им что-то пообещать на потом.

З. Не хотелось бы. Если мы будем делать этот бизнес, то не хотелось, чтобы он встречался и разговаривал.

М. Он никогда не будет разговаривать с этими двумя структурами.

З. Это твои проблемы.

М. Никто от этого не отказывается. Я тебе сейчас откровенно объясняю, что на сегодняшний день по ним, а это "пятнашка", а это 200. Я тебе не могу сказать: "Завтра тебе отдаем все долги." Конечно, это не ситуация с "Автобанком". Это однородные структуры и они все играют одну политику.

З. Ты знаешь существо кредита "Автобанка"?