Прослушка в Национале

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прослушка в Национале

Депутат обсуждает рабочие моменты с замом губернатора Громова

Оригинал этого материала
© "АПН", origindate::24.11.2003, "Московские отели стали крайне небезопасны"

Converted 15532.jpg

Столичные пятизвездные отели в ближайшее время могут утратить привлекательность в качестве площадок для переговоров всевозможных крупных и средних бизнесменов. В ряде отелей уже сегодня практически невозможно разговаривать без риска, что беседа будет полностью зафиксирована представителями спецслужб либо служб безопасности крупных корпораций. Об этом сообщил АПН источник в российских спецслужбах.

По информации источника, наиболее рискованными с точки зрения информационной безопасности точками являются «Александр-бар» в отеле «Националь» и бар «Шаляпин» в гостинице «Метрополь». Так, минувшей ночью в редакцию АПН была передана запись переговоров между депутатом Государственной Думы Алексеем Митрофановым (фракция ЛДПР) и одним из заместителей губернатора Московской области, сделанная недавно в «Национале». С расшифровкой диалога известного политика и регионального чиновника [page_14041.htm#1 Вы можете познакомиться здесь.] Аудио- и видеозапись беседы [page_14041.htm#2 находятся здесь.] Насколько можно понять, высокие собеседники обсуждают условия участия Митрофанова в выборах губернатора Московской области, а также взаимоотношения между замруководителя кремлевской администрации Владиславом Сурковым и тележурналистом Андреем Карауловым, героиновую зависимость одного из политиков и многое другое.

По оценке экономического обозревателя АПН Дмитрия Осипова, в обозримом будущем записи разговоров в престижных отелях могут стать ходовым товаром на рынке информационных услуг. Что, в свою очередь, приведет к снижению доходов заведений, еще недавно считавшихся идеальными площадками для деловых свиданий. Поскольку корпоративные офисы также не являются абсолютно надежными в смысле информационной безопасности пространствами, нельзя исключать, что в Москве в скором времени начнется строительство сети подземных бункеров для бизнес-переговоров. А информационная безопасность деловых бесед станет объектом страхования.

***

Условные обозначения:

АМ – Алексей Митрофанов;

ЗГ – заместитель губернатора Московской области Бориса Громова.

АМ: Ну что, я думаю, Алексей говорил…Борисович концепцию нашего разговора. Вот, значит, я хотел вот что: как бы сначала определить идею, э-э-э, собственно говоря, что именно нужно иметь в виду. Вот я бумажку такую взял. Первое из того, что он просил… У меня есть ряд вопросов к вам. Сначала просто о том какие там идеи, потом какие там условия…
Сначала идеи, да?

ЗГ: Да, конечно…

АМ: Значит, первый момент – значит не трогать его. Личный момент и там и тэ-пе-пе-пе-пе. Это так сказать, там дальше… Не трогать, да?

ЗГ: Угу…

АМ: Вот… Т.е. не трогать моменты биографии… Ну вообще там… 
И лично не трогать… Условно говоря не оскорблять и т.д.
Первый момент, да?
Второй момент. Ну здесь у меня вопрос возникает… В этом понятно все так сказать…
То есть… Значит… Соответственно, так сказать, материалы, касающиеся деятельности, чтоб их исключить… Я имею в виду есть грань личностного оскорбления, есть грань так условно назовем его компроматного элемента… Да? То, что может рассматриваться… Это тоже подподает под пожелание… Ну я просто спрашиваю…

ЗГ: Ну, я думаю конечно…

АМ: Так. Третий момент. Вот здесь тоже у меня вопрос… А, скажем, входит ли сюда критика администрации как таковой, без упоминания фамилий… Это очень тонкий, тонкий момент, поймите…

ЗГ: Ну в принципе там…

АМ: Не фамилий нет, но говорится за прошедшие четыре года для науки там… ничего не сделано… Говорят там… Не вытаскивается никаких личных моментов, просто вот так вот говорить, что вот «а что наука там?» Или там… «Промышленность как была так и…» И опять фамилий нет, но вот есть такой момент… Входит ли это или нет? Это опять же очень тонкий момент…

ЗГ: Ну да, это момент конечно тонкий и я думаю, что здесь входят лишь те моменты, за который правительство бьется… Если не касается…

АМ: Ну да, если вдруг такой вот разговор условно говоря о самой науке… Есть там одна специальная тема по газу… Это просьба там есть одна такая большая… За долг по газу существующий …

ЗГ: Я думаю, что критика правительства и администрации она может присутствовать, так как в принципе…

АМ: Ну такая деловая….

ЗГ: Да, деловая, это естественно… Потому что…

АМ: Не то, что «вот они тогда-то, в таком-то году… оказывается…». Этот момент я понял… Вообще мы исключаем и вообще не трогаем. Ну вообще ничего…
Вот… там…
Ну критика вот в какой степени? Вот что «до сих пор нету…», там… область должна более 100 миллионов долларов «Газпрому». Это вот принимается в качестве?

ЗГ: Ну нормально принимается, тем более что…

АМ: Т.е. это не в ходит в зону

ЗГ: Долги же были сделаны не нами, так что… Единственно что пытаемся наоборот их разрулить каким-то образом…

АМ: Т.е. это не считается…

ЗГ: Это все знают, поэтому…

АМ: Существует условно говоря деловая критика

ЗГ: Ну да, деловая критика
Если мы не можем сделать все города наукоградами, потому что это не наша епархия, это президент должен…

АМ: Ну да, это федеральная

ЗГ: Конечно

АМ: Деловая критика принимается

ЗГ: Ну да, естественно…

АМ: Это важно, потому что… Понимаете, сразу… Ну сейчас я объясню наш подход. Значит… Допустимо ли в деловой критике там упоминание отдельных лиц не его, а там отдельных лиц правительства

ЗГ: Ну понятно что критика без фамилий тоже не бывает. Поэтому естественно… Не сказать чтобы не желательно, но просто напросто должно быть в рамках приличия… Конечно…

АМ: Поэтому он опущен полностью, а вот есть там отдельные лица, которые там…

ЗГ: Кто-то что-то не доделал, ну конечно…

АМ: Вот… Отдельные министров допускаются. Там Алексей Борисович как входит? Потому что по нему…

ЗГ: Вот по Алексею Борисовичу как раз вопрос такой… ближайший как бы человек и любая критика в его адрес она… в общем-то получается…

АМ: Исключаем

ЗГ: Тем более, что он сейчас исполняет обязанности… Поэтому… Это как-то будет немножко связано…

АМ: Поэтому, отдельные министры критикуются, но не (неразборчиво)
Чтобы точно…Ведь потом вы знаете… Как бы опыт большой этих всех вопросов…
Потом обиды какие-то возникают – «а как же, мы же договаривались, так в чем же дело?»
Значит…

ЗГ: Как говорится не желательно трогать в принципе и Голубева, т.к. он идет сейчас на выборы главы района. Это было бы несколько неправильно. Поэтому… Все остальные нас как бы не имеют, поэтому…

АМ: Ну да, да, да. Это нормально.
Какие-то личные моменты скажем там по министрам – скажем там «построил дачу» лучше тоже не трогать? Или трогать? Это будем говорить коррупционный… Или только по делу? Что в Королеве не строят тротуары условно говоря…

ЗГ: Ну да, да. Я думаю, что такие личные моменты… Ну во первых насколько я знаю, за этот период министры себе ничего не построили – как бы если было, то оно и было.
Ну а потом… Вопрос такой…

АМ: Но типа лучше не…

ЗГ: Ну да, это как обычно… Жареная эта фактура такая – она в принципе не очень…

АМ: Понимаете, в чем момент наш… Ну вы хорошо нас знаете… Ситуация такая. Ну каждый кандидат… Ну каждая вообще такая система – она на своем. Коммунисты например – у них полевая система хорошо выстроена… 
Наша тема – это, понимаете, телевидение, да? И как бы острая подача. Это как бы наш козырь. Соответственно мы должны четко договориться, потому что мы теряем, естественно, все свою привлекательность женскую.

ЗГ: Да, понятно, понятно

АМ: У остальных там другая история. Допустим, СПС – понятно. они могут с электричеством манипулировать

ЗГ: Они пытаются бюрократов обучить (смеется)

АМ: Да, да-да-да, что-то такое. А у нас как бы своя есть тема… Коммунисты – это, Гриша рассказывает какие-то там программы чисто фантастические… И так далее там… У каждого своя тема… Вот… Так… Это понятно.

ЗГ: Я думаю здесь можно использовать как бы такой другой вариант. У нас есть 33 главы которые сейчас идут на выборы, остальные 40 не идут. Посему вполне можно и их цеплять, тем более что…

АМ: И тех кто идет? Или тех, кто не идет?

ЗГ: Нет, лучше тех, которые идут не трогать, а тех которые не идут – можно цеплять, я не думаю, что они очень от этого пострадают. Тем более что им на выборы через год-полтора идти…

АМ: Ну да…

ЗГ: Как раз вопросы тротуаров в Королеве и водоснабжения там… где-нибудь там в Серебряных прудах – это больше задача главы, нежели губернатора. То есть такие как бы жареные моменты – они оттуда вырастают

АМ: Ну да…
Теперь вопросы условий…
Ну значит и так, резюмирую…
Значит не трогать лично – семью, жену и т.д.
Дальше, никаких компроматных сбросов, да?
Дальше третье…

ЗГ: Там более их уже накидали в Интернет что разгребать еще пол года

АМ: Ну да… Сейчас я вам расскажу как тут устроено… Деловая критика принимается, кроме «П» и «Г». Значит, можно критиковать отдельных министров, но не по их личным мотивам, а по сути их работы. Так вот… И предпочтительно цеплять тех, кто не идет на выборы – ну из глав районов.

ЗГ: Ну министры на выборы не идут, поэтому их спокойно можно цеплять…

АМ: Да. Теперь момент такой. Как бы так сказать условий. Значит, как у нас строится история. Я немножко приоткрою, хотя я думаю, вы обладаете всей информацией, знаете что происходит.
Вот. Значит. Как бы из участников нашей этой истории есть (ну кого касается договоренность, да?) есть так называемые большие, назовом их, так сказать великие, ну сюда входит сосед ваш и т.д. – я имею в виду первый уровень людей. И второй уровень – исполнители. Туда входит и бывший ваш коллега. Ну вы понимаете…

ЗГ: Понимаю

АМ: Что значит исполнители? Это те люди, кто находится со мной во взаимодействии, да? Значит помимо этого «большого» есть еще один большой банковский. Вот. И у них есть тоже… исполнители. Значит ситуация такая. Там уже заряжена некая машина. 
Эфиры должны. Они собственно уже начались, вот Карауловские. Сегодня будет продолжение, но там не будет ничего по области … Ну это вы отслеживаете…

ЗГ: Отслеживаем, конечно.

АМ: Когда делается такая подача… Ну там человек идет, собирается туда и как бы там… проблемы создает там и т.д. Причем мол не понятно – может быть и восьмого, а может быть и сорвется и прямо сейчас – как ситуация еще ляжет.
Ну еще там моменты которые уже по практическим – газеты там, все… Вот… Моя какая ситуация… 
Что я понимаю, что там с торг большими не желателен, потому что там как говорится другая история… И так сказать… Здесь…

ЗГ: Другая тема…

АМ: Да, другая тема. Что касается исполнителей… Ситуация такая… Условно говоря если вопрос стоит о том, что я ухожу вообще – то конечно без этих уже мы ничего не сделаем – иначе будет кипиш со мной. Потом к ним не зайдешь – просто скажут, что мол кинул нас и все… Я не думаю, что они настроены на то, чтобы там я дошел до какой-то ситуации, но думаю настроены на то, чтобы мутные потоки пошли – сигнал пришел.

ЗГ: Но я не думаю, что настроены чтоб совсем уходить…

АМ: Нет, я рассуждаю обще теоретически. Обще теоретически. Если я это сделаю то это не минуемо приведет к конфликту с "большими". Или вы должны с ними…

ЗГ: Договариваться заранее…

АМ: Вот. Значит второй момент – если мы договариваемся по кодексу – назовем это кодексом, то здесь я должен тему взять исполнителя. Почему? Потому, что если я завтра скажу «ребята, сбрасывайте эти материалы те и те, там звонить этому не надо – поставим они сразу дадут мне предъяву. Скажут «брат, а что там произошло?» Так сказать… Если я буду говорить вот я решил, я боюсь… Понимаете… Сразу же побегут сюда. Вот, человек кинул и так далее.

ЗГ: Ну ясно.

АМ: Значит, ситуация такая. Что… как бы это сказать… Просто подход может быть один. Я почему просил – до 12-го потому, что заряжен материал. Эти материалы выкидываем, там рассчитываемся… Все, вы поняли?

ЗГ: Естественно.

АМ: Те ребята как бы… и ребят как бы… вот… другого варианта нет… Иначе нас будут поливать, а (неразборчиво 17:21 – возможно «а меня подставят, а я не хочу») 
И дальше… вот как бы… Те материалы выходят в газетах, но что это там… Главное чтобы с низу не было подачи, что человек как бы на отказ идет… Все будут говорить «все нормально, все идет, все критикуется», но никто же не скажет наверху «а чего он ругает не его, а там…» сами понимаете… заняты своими, сейчас, вопросами. Не до них… 
Вот, значит здесь я оцениваю это…
Да, значит еще момент каких-то условно говоря встречных, бартерных… Тут другая тема… Просто чтобы придти сказать – ребят, тут другая тема.
Мы оцениваем наше переговорное предложение… (показывает бумагу с цифрой) 
Ну, это наше переговорное предложение.
Хотя вы здесь оставили некий люфт… Я думаю, жестче будет вообще по критике как таковой… Вы оставили люфт что определенная критика возможна… Конечно это лучшая ситуация, чем я изначально я думал без разговора.

ЗГ: Ну, совсем без критики было бы непонятно.

АМ: Да, здесь остается люфт, где можно критиковать тогда уже внешне это выглядит довольно нормально. То есть… Важно, что можно называть тут очень важно - областное правительство. Да, такая форма возможна? То есть это принимается? Такая форма?

ЗГ: Конечно.

АМ: Вот… Ну а там уже вы сами – какие-то у вас какие-то у вас предложения. Какие-то идеи…

ЗГ: Будут предложения, идеи – мы постараемся их озвучить.

АМ: Да, вот…

ЗГ: Конкретно, потому что есть у нас…

АМ: Да, ну мне нужно как бы заранее остановить эту как бы машину. Тогда мне надо ролики там переделывать, потому, что записаны они там… Что-то записано… Важно еще что в газетах там что-то готовится… И там и сям… Нужно переверстать… Нужно с друзья там связаться.

ЗГ: Я думаю, что как бы предварительный разговор достаточно такой у нас… нормальный.

АМ: Ну да, он конкретный.

ЗГ: Да, он конкретный. Значит надо сейчас посмотреть возможности. Естественно.

АМ: Да, возможности… И еще момент. Вы не заинтересованы, это важный очень момент, чтобы там… не хочется уходить вообще…

ЗГ: Не заинтересованы, потому что…

АМ: Почему? Потому, что в этом случае придется как бы… у меня тоже ситуация надо идти… чтобы не оставаться с ними врагами.

ЗГ: Нет, у нас нет заинтересованности, тем более ситуация развернулась именно в таком плане, что можно вообще довести до абсурда… (смеется)
Чтобы не было таких моментов.

АМ: Я вам скажу, что определенное опасение, что он пойдет туда – оно присутствует. Реально. Поэтому конечно. Ну здесь понятно… Здесь один из фрагментов – это личная обида у местных . А вот тех кто подальше – вот там сидит в сооружении – там есть вот эта вот тема - такая. Хотя это не такая проходная тема, которая беспокоит сегодня.

ЗГ: Хотя это определенный в общем-то натяг.

АМ: Нет, а знаете, не в натяг. Они уверены, что военные кого-то будут… Вот… В том смысле что условно говоря четыре, а может быть восемь лет естественно оттуда люди будут, а внутри как кажется, я говорил уже – у них есть ощущение, что другая часть то же скажет «ну ребята, восемь лет поработали – молодцы. Достаточно. А теперь мы зайдем. Мы же ничего не имели – вы рулили – дайте нам порулить. Мы тоже послужили так сказать, похлебали что надо. Ребята, извините, там давайте…» Тем более что парадокс в том, что в истории Росии ни разу. Поэтому такое ощущение. Поэтому нет желания, допустим, сделать меня… Тем более я всех знаю, там много лет с ребятами там в банках работали. Но ощущение такое, что лучше бы…

ЗГ: Локализовать заранее.

АМ: Локализовать заранее, дать сигнал, чтобы вообще оттуда никаких… Потому, что история с Андрюшей (вероятно, речь идёт о ведущем канала ТВЦ Андрее Караулове - прим. АПН). Андрюша четко получает инструкции из-за стены это самое… он с Сурковым на связи вот такой, почти ежедневной.
Сегодня будет продолжение той передачи.

ЗГ: Да-да-да.

АМ: Вот… И значит там…все детали там проямо согласуются , созваниваются. 
В этом плане… Так что вот так… Но это такая вялая тема, она не является такой активной что вот это сейчас.

ЗГ: Но на всякий случай заранее.

АМ: Да, на всякий случай заранее, потому, что они чувствуют что такой момент может быть и он имеет под собой геоподоплеку определенную. Типа, что-то может быть…

ЗГ: Ммм…

АМ: Вот, так что… А у этих, тех, кого, вы понимаете, там просто свои чувства, мучения.

ЗГ: Те, которые… поближе… (Смеется).

АМ: Ну да, поближе были. Это понятно. Персональные моменты. Тем более они как бы в материале. Они как раз заинтересованы в … вот этого…

ЗГ: Ну, естественно.

АМ: Но нужно… Они заинтересованы в своих требованиях… Мы решили, а тут ничего не надо говорить. Тут что надо? Ну, там снялся.

ЗГ: Ну, естественно.

АМ: Вот тут скажут: ну ты же говорил… Ну, единственный нюанс в том, что вот эта окружная команда, естественно скажет: ну вот как же…

ЗГ: Естественно.

АМ: Мои все объяснения, что, ну, там, ребят, вы знаете там… будут бледно выглядеть. Вот в этом случае… как бы это… Ну там… такого разговора бы не было.

ЗГ: Я надеюсь, так сказать, у нас для того, чтобы начать диалог, информации достаточно много.

АМ: Ну, понимание есть.

ЗГ: И понимание есть.

АМ: Ну когда вы считаете по времени?

ЗГ: Ну сегодня день такой – продолжение праздника, поэтому…

АМ: Ну да…

ЗГ: Я думаю, десятого к концу дня мы позвоним.

АМ: Хорошо, потому что 10-го уже начинаются первые…

ЗГ: Естественно.

АМ: Первое проходят это агитационное, но это не самое важное, потому что это минутка…

ЗГ: В принципе, все равно, потому что десятого в 10.30 мы уже соберемся. Поэтому, в любом случае. Ну а то что… Будет возможность как бы решить этот вопрос и раньше, мы потом позвоним.

АМ: Имей в виду, что до 12-го. Все как бы… Так сказать… 12-го, 13-го потому что…

ЗГ: Мы должны все решить.

АМ: Ну, да потому что мне надо все как бы это, причем тупо, даже не ставя, то есть я предварительно поговорил, ну одному человеку я естественно не говорил, но его я поставлю перед фактом. Просто я знаю его слишком хорошо, кого, Вы знаете. Вот так.

Я скажу, я не хочу под танк лезть.

ЗГ: Сам не хочу и вам не советую (Смеется.)

АМ: Да-да.

ЗГ: Мы пришли не воевать…

АМ: Ну да-да.

ЗГ: Ну тогда, сейчас мы поедем дальше, допразднуем.

АМ: Все, тогда мы на связи, мои телефоны есть.

ЗГ: Да, есть телефончики, есть… Мобильный. Я вам позвоню тогда.

АМ: Да, договоримся тогда.

ЗГ: Да, хорошо.

АМ: Ну остальное что мы там, так сказать… Еще один момент который надо, поскольку мы говорим серьезно… Это Вольфович… Я его отношу к первой категории… Да?

ЗГ: Угу

АМ: Что касается, значит, никаких специально… поскольку сейчас (неразборчиво – 27:54) Никаких специальных действий с его стороны не будет. Это сто процентов.

ЗГ: Угу.

АМ: Статей там, намеренных… Ну вы понимаете, да?

ЗГ: Понятно.

АМ: Но что может быть… Естественно, здесь я буду жестко это самое… Если будут дебаты какие-то в прямом эфире, значит, ну там, что-то на волне… Ну как обычно. Здесь уже такая ситуация, когда его удержать невозможно. Это нецеленаправленно, это самое… Я просто как инженер говорю: вероятность такого один процент из ста. Во-первых, не будет прямых дебатов, а если они будут, то рано утром, где-то там... Например, вчера мы были в Можайске. Вольфович попер, что Кутузов был слабый, безвольный генерал, сдал Москву, да?

ЗГ: (Смеется).

АМ: А мы его считаем за героя, он проиграл Бородино, здесь французы правы, и сдал Москву. Но просто французы взяли столицу, не знали, что дальше делать, а тут мороз ударил и они ломанулись… Значит, партизанская война, и они ломанулись назад. А вообще, причем тут Кутузов?

ЗГ: Тем более на родине в Бородино, там все считают наоборот это святыней российской. (Смеется).

АМ: Потом он говорит: и вообще вы находитесь за 101-м километром, вас всех поссылали – вы сами зэки или их дети, или их родственники. Поэтому ясно, почему вы такие заторможенные и вялые: вы привыкли по лагерной команде действовать. Народ… А потом он говорит: да люди спали, надо было их немножко…

ЗГ: Расшевелить.

АМ: Шевелить… Я говорю… Это при том, что там… три колонии – женская, детская… Да?

ЗГ: Тем более, что если брать там Можайск… там сколько православных святынь было сколько наделано… одних церквей до сих пор 30 штук. А этот… к православным… И вы все зэки… Ну что сделаешь, это тоже своеобразный прием. Чтобы обратить на себя внимание.

АМ: Начало… Я вообще… Слабый безвольный старый генерал, он ничего не помнил. У него вообще было, так сказать. Я этот момент имею в виду, так что будем работать. То есть, это не то, чтобы намеренная работа, какие-то вбросы … Нет какое это такое, погонит.

ЗГ: Но там-то все нормально прошло? Проблем не было никаких? Ни с населением, ни с залом?

АМ: Нет-нет… Ну когда спрашивают… Ну конечно, Вольфович, в чем его как бы сила, что он может однажды так сказать, чтобы убить напрочь. Например, вчера он сказал вещь, которую, если показать по телевизору, то Шаккума не будет, просто не будет. Его спросили: как вы относитесь к Шаккуму. Он говорит: отрицательно отношусь, подумайте Шаккум Мартин Люцианович – ни одного русского слова… Ни в фамилии, ни в отчестве, ни в этом самом… Избирается, рвется в русский парламент….Тут пауза. - Ну у меня хоть имя русское! Пиздец… Народ упал, у него имя-то Володя. Ну правда, ни одного русского слова. (Смеется). Мартин Люцианович Шаккум.

ЗГ: Борис Всеволодович, ну правда, не публично это было. Когда Мартин шел на выборы президента, он мне как-то говорит: послушай - президент Российской Федерации Мартин Люцианович Шаккум, ты говорит, представляешь, как это будет?

АМ: Замечательно. Ни одного русского слова, рвется в русский парламент….Тут пауза. Потому что явный вопрос… - Ну у меня хоть имя русское! (Смеется). Конечно, это в студии. Если показать этот фрагмент, пиздец вообще... То есть можно превратить в анекдот.

ЗГ: В принципе, нормально идет…

Но там, видишь ситуация такая, там мы его поддерживаем, потому что там идет Кораблин, для Московской области это нежелательная фигура.

АМ: По нашей, по нашей теме это еще один элемент – там у нас как бы есть взаимодействие с ними. Не то что какими-то большими…

ЗГ: Да.

АМ: Но, как-то там мне кажется, что Зуев соскочил.

ЗГ: А Зуев он не идет же?

АМ: Нет – он идет, но он соскочил с темы поддержки.

ЗГ: Но это другой вопрос, да.

АМ: …туда-сюда, Зуев, как-то. Да-да, дружим-любим друг друга, так сказать, будем ходить в гости. И как-то сквозанулся, так сказать.

ЗГ: Ну потому что…

АМ: Ну Кораблин он вообще, по-моему, на героине сидит.

ЗГ: А?

АМ: У меня ощущение, что он на героине сидит… По моим каким-то там впечатлениям, иногда просто не, не, мне так говорили, что …

ЗГ: Не могу сказать, на героине или нет, но то, что попивает основательно – это да.

АМ: Говорят, уже пошел по тяжелой.

ЗГ: По тяжелой, да?

АМ: Уже по тяжелой. Уже не берет алкоголь.

ЗГ: Потому что раньше бывало так нормально-нормально, встретишься, поговоришь, потом, бац, недели две нету. Сложный вопрос, конечно.

АМ: Ну да… А Сергей как-то от него… понимает, что как бы завязки, но, значит, хочет, так сказать, я смотрю как ведет себя.

ЗГ: Ну даже при условии, в принципе, мы ведь там нигде конкретных действий не предпринимали. Там сейчас работает конкретно сам Шаккум, но разница большая. У Кораблина там 7-8 процентов всего. А это, когда остался месяц, маловато, маловато, конечно.

АМ: Да-да.

ЗГ: Поэтому ситуация в таком плане развертывается. Ну там, по этому же округу его мучает наш друг Бакунин, так что там есть кому, как говорится, распускать все эти сплетни. Так что там… Бакунин, в принципе, хоть он и лидер «Яблока» московского областного, но он как-то немножко тоже дистанциировался от верхнего руководства.

АМ: Ну, да. Но я думаю, по «Яблоку» судьба предрешена.

ЗГ: Да не… тут понятно.

АМ: Их не будет, это точно. Они конечно попали в этот «ЮКОС», как в этом самом… и СПС под вопросом.

ЗГ: У СПС сложная ситуация. По крайней мере, для Московской области достаточно такая непредсказуемая.

АМ: Не, ну не то, что если их захотят слить – то это сто процентов. Другое дело, может быть, Анатолий в последний момент там зубами своими будет грызть, то протиснется. То с Гришей все ясно абсолютно, сольют. Ну как? Это филиал ЮКОСа фактически. Там Костя Кагаловский - второе лицо, в списке, в первой тройке. Ну, я думаю, «Яблоко» при нынешней ситуации, нет, я думаю, они обреченные просто люди. Как мы попали с Быковым (очевидно, речь идёт о крупном красноярском бизнесмене Анатолии Быкове – прим. АПН), но мы быстро сообразили, все зачистили. Причем ушли в компромисс, Быкова убрали, но четырех быковских мы протащили… четыре депутата было… Дёмин…

ЗГ: Да я помню… У нас, в принципе, тогда еще в 99-м.

АМ: Они спасли его, они свою задачу - по вытаскиванию... Они ездили, договаривались и мы помогли там, у нас была очень такая удачная ситуация. Стечение обстоятельств, что мы сумели как бы обменять, то, что его не посадили. Мы выполнили все свои обязательства. 
Ну, а это точно такая же ситуация, так на них бы висело пребывание Ходора и вся фракция бы занималась тем как бы разменять…

ЗГ: Свои козыри.

АМ: Да, свои козыри на их. Т.е будет озабочена четыре года одной темой, других у них вообще не будет… Потому что куда деваться.
Ну тогда как?

ЗГ: Значит, давайте мы договариваемся созвониться либо завтра после обеда, как только будет информация. Либо ближе к вечеру. Потому, что у меня там тоже все вот эти дела, В 6:00 там встреча есть… Ну может быть ближе к вечеру или в обед. Созвонимся и тогда договоримся, когда встречаемся на разговор. Все, договорились.

АМ: Спасибо.

ЗГ: Ну мы сейчас девушку дождемся.

АМ: Нет, все-все, я еще буду.

ЗГ: Сейчас рассчитаемся.

Госслужащему - нельзя.

***
Аудиозаписи беседы:
Часть I (8.9 Мб, mp3)
Часть II (4.6 Мб, mp3)
Видеозапись беседы:
Файл web.mov (30 Мб, QuickTime)