Прослушки топ-менеджеров ОФГ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прослушки топ-менеджеров ОФГ

Федоров - Илларионову: "И что из чувства вежливости нужно, мол, дать вам право первой ночи, что ли..."

© Версия, origindate::12.06.01, "Проблемы с газами"
Добавление: origindate::03.07.01
Аудиофайл разговора (Real Audio, 2 мин 24 сек)

Николай Бахрошин

Converted 11698.jpg

Борис Федоров, Андрей Казьмин и Андрей Илларионов

[...] Из конфиденциальных источников к нам в редакцию попала дискета с аудиозаписью телефонных разговоров «финансовых проходимцев». Это — саморазоблачение. Участники действа: Борис Фёдоров, почётный председатель ОФГ: Илья Щербович. генеральный директор ОФГ; Чарлз Райан, исполнительный председатель ОФГ, гражданин США. несостоявшийся сенатор; Андрей Казьмин. председатель правления Сбербанка России; Алекс Гринберг, "бывший русский". эмигрант, американский финансист. В телефонных диалогах звучит имя Андрея Илларионова, советника президента России по экономическим вопросам.

Итак, текст «от первого лица». Чарлз Райан, президент ОФГ. беседует с приятелем по имени Джорджи:

Джорджи: Как дела?

Чарльз Райан: В порядке. Много людей гоняется за моей задницей.

Д.: Почему?

Ч.Р.: Да эти засранцы из «Газпрома».

Д.: Гоняются за тобой?

Ч.Р.: Это метафора.

Д.: Я надеюсь.

Ч.Р.: Хотя и не в такой степени метафора, как хотелось. Но посмотрим. Я собираюсь в Лондон с Фёдоровым. чтобы поговорить с некоторыми людьми о ситуации вокруг "Газпрома". Ты-то как?

Д.: Ничего... Читал «Файнэншл тайме» сегодня утром и чуть не подавился. когда увидел, что новый директор НТВ — Борис Иордан.

Ч.Р.: Угу... Эта самая большая глупость из тех, что он сделал. Он обычный проходимец, как мы. финансовый проходимец, пытающийся стать чем-то большим в нашем проходимском мире финансовых проходимцев. То. что он делает, — отвратительно. Хорошо это или плохо, но всем на это наплевать.

Д.: Он профукал деньги у всех...

Ч.Р.: Как я недавно сказал одному инвестору, я спросил: "Даёте ли вы нам ещё денег?". А он сказал: "Сначала отдайте старые". А до этого мы разговаривали о Борисе Иордане. Я сказал, что разница между ним и нами в том, что ваши деньги до сих пор у него. а у меня их нет — мы их действительно потеряли, а не присвоили, как он. Мне кажется, с ним кто-то судится в Нью-Йорке...

[Фрагмент прослушки, не вошедший в газетный вариант статьи:
Оригинал этого материала

...Д: Это серьезно?

Ч: Из своего печального опыта скажу тебе, что всегда нехорошо, если ты американский гражданин и кто бы то ни было подает на тебя в суд, особенно если это миллиардер, который может финансировать любые атаки, а система построена так, что если ты не реагируешь, то система тебя сожрет... Самое интригующее в этой статье в FT [Financial Times] в плане внутренних игр... единственным способом для него подняться на эту должность была поддержка Capital Research.

Д: Это что?

C Американский пенсионный фонд, ты знаешь этих ребят... Capital Re

Д: Cap Re?? Ты говоришь что Capital...

Ч: Да, я говорю, что Capital...

Д: Не может быть, Господи!

Ч: Что, смешно, что это интересная история: в Capital есть один идиот, а там не так много идиотов, там все хорошо организовано... это между нами, надеюсь, ты никому не расскажешь... так вот есть там один безмозглый, который руководит фондом по СМИ в Лос-Анджелесе, и, без всякой координации с российской командой, ему впарили инвестиции в НТВ, и он купил!!! 4,5 процента. Что странно, что долгое время эти 4,5 процента ничего не значили, однако когда у кого-то 46 процентов, а у кого-то 49 процентов, 4,5 процента становятся решающими. Дальше - совсем весело: ты знаешь Макса Щербакова, он руководит фондом KPG Aurora (СП между ЕБРР и Texas Pacific). KPG - крутая контора, а Макс сам - придурок, на самом деле он полный мудак. Я здесь чувствую свою ответственность, потому что главный в KPG Дэйвид Бондерман, попросил у меня совета, кого бы я нанял, если бы набирал хорошую команду по прямым инвестициям, и я присоветовал ему Макса. Как я об этом жалею, но так или иначе Макс работает на Дэйвида. Макс - приятель Альфреда Коха. Альфред нанял KPG, чтобы они консультировали "Газпром-Медиа" по оценке их доли. Затем я узнаю, что Макс - приятель братьев Йорданов. Итак, два с половиной месяца назад захожу в ресторан в Москве, а там этот чертов Борис Йордан, Ник, Альфред и Макс обедают вместе. Я понял, что ни к чему хорошему это не приведет. Затем я получаю звонок от моего друга в Сapital, который сказал, что их только что рэкетировал Макс Щербаков: он сказал, что если они не отдадут свои акции в пользу "Газпрома", то у них будут проблемы в России, а так они помогут им с другими российскими инвестициями. Теперь они пошли вместе с плохими парнями, отбили атаки Джорджа (Сороса) и его банды, и на этом этапе попали в милость к властям...

Вставка Компромат.Ру]

...Ясно одно. что НТВ теперь контролирует большая энергетическая компания, что резко повысило её ставки по отношению к тому, что произойдёт в июне на собрании (акционеров «Газпрома». — Прим. ред.). А кроме этого, всё это увеличило число преследователей моего зада. По этой причине я и еду в Лондон.

В конце апреля возникли проблемы и у самого Бориса Фёдорова. Отец — основатель ОФГ беседует с председателем правления Сбербанка России Андреем Казьминым. ОФГ — посредник между Сбербанком и американской финансовой компанией «Мэрил Линч». ОФГ должна была получить 7 млн. комиссионных. Но возникли проблемы. origindate::25.04.2001:

Андрей Казьмин: Привет. Андрей говорит.

Борис Федоров: М-м... Приветствую. Слушай, ну чего там случилось? Этот парень ваш вчера что-то типа ультиматума нам предъявил.

А.К.: Какой ультиматум?

Б.Ф.: Ну вот, типа столько-то там получаете — и всё!

AК.: Ну я, честно говоря, с ним не разговаривал сегодня, я не знаю...

Б.Ф.: Сказал, что там пятьсот тысяч — и всё. То есть получается, что все договорённости полетели. Так я понимаю?

А.К.: Да нет... Я приеду где-то в полвторого, разберусь.

Б.Ф.: Ну смотри... Давай позже сегодня встретимся. Естественно, нас такая сумма... сам понимаешь. Если есть необходимость, чтоб кто-то... чтобы они столько же. сколько мы. должны получить.

А.К.: Да нет, нет...

Б.Ф.: Да всегда они могут сделать через нас. в конце концов. У нас конкурентоспособная... (неразборчиво). На самом деле мы приготовили два десятка заявок.

А.К.: Ну это не нужно делать!

Б.Ф.: Понимаешь, если как бы вся система рушится... Мы. естественно, можем их снять в любой момент. Но так всё выглядит, что все договорённости полетели. И теперь напропалую надо куда-то идти.

А.К.: Да никуда не надо напропалую идти. Понятно, что, так сказать. какая-то пропорция не к вам. Это понятно. Но о таких цифрах я первый раз слышу Я сейчас выясню. Давай где-то в районе полтретьего созвонимся.

Б.Ф.: Я в три освобожусь.

А.К.: Ладно. Пока такие объёмы не надо выставлять...

Б.Ф.: Мы всегда можем снять. Это ж как бы не та проблема. Если мы о чём-то договариваемся...

А.К.: Да!

Б.Ф.: ...то тогда можно убрать.

А.К.: Да, хорошо.

Б.Ф.: Там есть целая куча компаний. которые к нам вообще никакого отношения не имеют.

А.К.: Ну естественно...

Б.Ф.: На сто процентов! То есть никто никогда не сможет найти ни одного следа, что называется.

Диалог почетного председателя ОФГ с председателем Сбербанка — это разговор начальника с подчинённым. Чувствуете интонацию?

Однако в начале апреля 2001 года по указу президента Путина была сформирована рабочая комиссия, которая должна разобраться с акциями "Газпрома". Люди Фёдорова в комиссию не вошли. Что явно расстроило руководителей ОФГ.

Из телефонного разговора вице-президента ОФГ Ильи Щербовича с финансистом Алексом Гринбергом, origindate::11.04.2001:
Алекс Гринберг: У тебя больше никаких новостей по газу нету?

Илья Щербович: Ну. кроме того, что ты знаешь сам: сформировали комиссию.

А.Г.: Создали эту комиссию?

И.Щ.: Да.
А.Г.: А кто туда входит, ты не в курсе?

И.Щ.: Ну, там много людей. Там. по-моему, человек, наверное, двенадцать. а то и больше. Такая она... разношёрстая. Мы там многих людей знаем.

А.Г.: Умные люди есть?

И.Щ.: Ну, все там умные. Но как бы... это и опасно, как говорится.

А.Г.: Нет, подожди. Есть ли умные нового режима, я имею в виду?

И.Щ.: А! Ну, смотри. Есть умный человек, который сидит в ОФГ, который думает, что было бы хорошо. если бы открыли все рынки полностью. То есть наши клиенты смогли бы в АДР (американских депозитарных расписках. — Прим. ред.) конвертироваться один к одному. Есть умный человек, который сидит там, в правительстве, и думает: "Ну, чего, блин. хо-хо... Надо открывать, но надо чего-нибудь за это получить». Он тоже думает, что он умный. Понимаешь, да? Каждый умный по-своему.

Умные люди работают с прессой, с журналистами. И не только с российскими. Работают "по-умному". Из телефонного разговора Бориса Фёдорова с Ильей Щербовичем, origindate::7.04.2001:

Б.Ф.: Илья. это Фёдоров.

И.Щ.: А, да, здравствуйте!

Б.Ф.: Ну чё, как дела?

И.Щ.: Ничего... Вот тут с Натальей, как её зовут-то — Г(...), обсуждаем новые всякие пасквили.

Б.Ф.: Ну почему пасквили?! Хорошие вещи! Алё?

И.Щ.: Да... у вас-то как?

Б.Ф.: Ну всё, вернулись. Там вес нормально. Судя по всему, там что-то будет в "Тайме". "Дейли телеграф" что-то будет делать. И "Спектейторс", и "ЭфТи" ("Файнэншл таймс". — Прим. ред.). Всё нормально. Здесь есть некоторые нотки тревожные. Сейчас я встречался с нашим другом, можно сказать. И никаких новостей нет. Что как бы настораживает. Я там не знал. а оказывается, в газетах пишут, что Шредер приезжает на следующей неделе?

И.Щ.: Да.

Б.Ф.: И есть ощущение, что-то там эти друзья готовят. Видимо, до визита не хотели ничего делать.

И.Щ.: Нужно встретиться сегодня-завтра. обсудить все детали. Потому что тревожная атмосфера.

Б.Ф.: Ну я думаю, что по нам-то всё рассосётся. Только другое дело, что не будет результата большого.

И.Щ.: У нас, кстати, по всем каналам. кроме НТВ. дифирамбы поют «Газпрому». Как всё правильно они делают, по закону, и так далее...

Б.Ф.: Ну да. Хотя, на мой взгляд, они этот процесс только усугубили.

И.Щ.: Надо было тихо сделать.

Б.Ф.: Конечно, если бы сделали тихо... А так подставили президента. С моей точки зрения. Подстава ещё та, что называется. А нам, конечно. это совершенно не в жилу. Так что я сейчас размышляю: каким образом умудриться хотя бы частично в Германию перенести вопрос, а нам надо было на самом деле ехать в Берлин, понимаешь? Как я теперь понял. Там мы установили определённый контакт с журналистом «Тайме», который пишет, оказывается, книгу про «Газпром» и работает в Берлине.

И.Щ.: Это не Том Бауэр?

Б.Ф.: Да. Он, естественно, будет для нас очень интересным. Женщины из «Тайме» нам рассказывали, что он у них самый в этом деле крутой специалист. Сидели в самолёте и думали, что, поскольку ничего не происходит, можно было бы до понедельника отложить. Но сейчас я чувствую, что, может быть, стоит и собраться.

И.Щ.: Я считаю, однозначно стоит. И я бы хотел обратить ваше внимание на несколько вещей.

Б.Ф.: Чего-то ещё такое, чего мы не знаем, что ли?

И.Щ.: Это в основном касается... Внутри коллектива.

Б.Ф.: Что, дёргаются многие, да?

И.Щ.: Да, достаточно серьёзно.

Б.Ф.:0-о-ой...

И.Щ.: Это ничего не значит. Я просто говорю, что нам надо собраться вместе и принять решения о дальнейших шагах.

Б.Ф.: Ну конечно, в штаны накладывают некоторые, это естественно. Надо только Чарли найти, у него мобильный не отвечает, а домашнего у меня нет. Лучше встретиться, я думаю, у меня.

Таинственный «друг», о котором Борис Фёдоров говорит в предыдущем диалоге, обретает имя и фамилию в следующем телефонном разговоре. Это нынешний советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов. Не так давно Илларионов получил широкую известность своими категорическими выступлениями за полную выплату государственного долга западным кредиторам, в тот момент, когда правительство пыталось договориться о реструктуризации долга. Выступления, не очень понятные для большинства, так как практика реструктуризации долгов существует во всём мире и позволяет экономике стран-должников развиваться без излишнего напряжения. На Западе это принесло Илларионову славу самого прозападного политика в Кремле.

Учитывая, что деятельность фёдоровских структур отвечает интересам западных инвесторов, можно предположить, чьи интересы лоббировал Илларионов своими выступлениями.

Следующий диалог состоялся накануне подписания президентом Путаным указа, в соответствии с которым была создана комиссия по либерализации рынка акций «Газпрома». Борис Фёдоров беседует с Ильёй Щербовичем, origindate::04.04.2001:

И.Щ.: Да, Борис Григорьевич, здравствуйте!

Б.Ф.: С Илларионовым я вчера разговаривал. В общем, там пока новостей особых нет. Хотя он считает, что на этой неделе что-то будет.

И.Щ.: Он считает, что что-то будет?

Б.Ф.: Он говорит, что какая-то активность должна начаться. В смысле, по нашим предложениям... В третьих, я ему сказал: «Знаешь, у нас ожидаются новые материалы». Ну то, что мы вчера с С. (...) (сотрудник телекомпании ТНТ. — Прим. ред.) обсуждали. И что из чувства вежливости нужно, мол, дать вам право первой ночи, что ли... Он сказал: «Да, обязательно, если что-то серьёзное — сразу мне».

Даже у самого Фёдорова сложившаяся ситуация вызывает некоторые опасения по поводу будущего и заставляет думать об эмиграции. Вот разговор Фёдорова с Чарльзом Райаном, origindate::9.04.2001:

Ч.Р.: Другая интересная вещь, то, что комиссия, о которой объявили...

Б.Ф.: Угу.

Ч.Р.: ...на самом деле де-факто существовала уже четыре-пять месяцев.

Б.Ф.: Ну, месяц или два, когда он объявил на совете директоров.

Ч.Р.: Но я думаю, что неформально это группа уже договорилась обмениваться всей информацией между собой.

Б.Ф.: Угу. Но они так и не захотят включить нас.

Ч.Р.: Да, уж не знаю почему.

Б.Ф.: Ну, Чарли... хоть такие замечания он высказал, уже позитивно, правильно?

Ч.Р.: Да, это хорошо.

Б.Ф.: Надеюсь, что-то изменится... Андрей Илларионов, у него есть дополнительная информация, может быть интересно... Так что мне не придется эмигрировать.

Ч.Р.: Это хорошо... Информация позволила тебе заключить, что это не понадобится?

Б.Ф.: Нет, он обещал навести серьёзные справки, но это не только по поводу нападок, но и по поводу, будет ли выполняться план, который мы наметили.

Ч.Р.: Да...

Б.Ф.: То есть это тоже важно. 0'кей, Чарли, хорошие новости, до завтра!

Поддержка из Кремля помогала Фёдорову долго использовать разработанную им схему увода российских капиталов за границу Связи в Кремле, вероятно, помогут ему остаться «у дел» и в дальнейшем. Из телефонного разговора Чарльза Райана с дамой, представляющей интересы одного влиятельного американского политика, опекавшего Бориса Фёдорова во время его последнего пропагандистского тура по США:

Ч.Р.: ..Я не хочу, чтобы Андрей выглядел глупо...

Д.: Как у него дела? Меня так долго не было.

Ч.Р.: У него было всё очень-очень хорошо... в этих странных условиях, когда все на нас ополчились и трудно понять, кто друг и кто враг, он вёл себя очень храбро, и это впечатляет.

Д.: Я знаю, он может быть таким, и, конечно, у него громадное уважение к Борису, что действительно помогает.

Ч.Р.: Я знаю. Забавно, что Борис считает его даже большим радикалом, чем он сам.

Д.: Да, так многие говорят... А ещё говорят, что нынешнее кремлёвское руководство взяло курс на стабилизацию экономики России, и вроде бы оно намерено приостановить вывоз капитала и, кажется, что-то предпринимает в этом смысле. Говорят, говорят.