Просочился

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Карьера Константина Затулина — от комсомольца-активиста до патриота-державника

1070633196-0.jpg Дело было «на картошке». Группа студентов второго курса исторического факультета мирно отдыхала от трудов праведных. К компании приблизился студент-новобранец Костя Затулин, недавно переведенный с заочного отделения. Странно как-то переведенный: в армии не был, а ведь существовало правило, что с заочного переводят на дневное только тех, кто отслужил.

- А откуда ты у нас взялся? — не слишком дружелюбно спросил Костю кто-то, прикрывая газетой бутылку.

- Из Сочи, — обтекаемо ответил Затулин.

- ПроСОЧИлся, значит, — сказал Володя Кара-Мурза (ныне — известный тележурналист).

Все засмеялись, а Затулин, как впоследствии выяснилось, затаил ззлость. А еще вскоре стало известно, отец Затулина — крупная шишка в городе Сочи, работает директором управления городских пляжей. Свою должность в курортном городе полковник Федор Затулин получил за 35-летнюю беспорочную службу в рядах НКВД-КГБ, дослужившись до поста начальника Туркменского пограничного округа. И в студенческом личном деле Затулина-младшего лежит серьезная бумага — ходатайство о переводе с заочного на дневное, на бланке КГБ и за подписью одного из заместителей Андропова.

В комсомольской организации истфака МГУ студент Затулин подвизался по линии оперативного комсомольского отряда (ОКО) и по идеологии. И в том и этом проявлял инициативу.

В частности, на еврейскую Пасху Костя ходил к синагоге и записывал замеченных там студентов истфака. Однажды, например, застукал у синагоги дочку писателя Натана Эйдельмана, свою однокурсницу, комсомолку Тамару Эйдельман. В общежитии же кого-то поймал за чтением «Одного дня Ивана Денисовича» в старом «Новом мире».

Времена были вегетарианские и за такие страшные преступления даже из комсомола не выгоняли, но могли не дать рекомендацию для поездки в Болгарию, например.

Был и такой эпизод. Студент Владимир Д. жил некоторое время в общежитии в одной комнате с Затулиным, но вскоре постарался переселиться в другую.

- А что, Затулин, правда, стучит? — спросил кто-то у Д., когда тот в холле общежития развлекал анекдотами стайку однокурсниц.

- Стучит или не стучит — головой не поручусь, — ответил Володя. — Но не моется и свои носки никогда не стирает.

Стайка однокурсниц зазвенела смехом, а Затулин как раз в это время проходил мимо. Через некоторое время Володю Д. вызвал к себе факультетский куратор от КГБ и провел с ним воспитательную работу о несовместимости облика советского студента-историка со спекуляцией джинсами, а также идейно невыдержанными анекдотами. Про идейно невыдержанные анекдоты мог куратору мало ли кто стукнуть. Но единственным свидетелем того, как Володя в минуту жизни трудную загнал свои джинсы, был сосед по комнате Костя.

В январе 1979 года в общежитии ДСВ (Дом Студентов на пр. Вернадского, в обиходе именуемый также «Крест») случилось ЧП. Суть была в том, что, хорошо отметив сдачу экзамена, кто-то из студентов в избытке чувств подпалил зажигалкой стенд социалистического соревнования на 17-м этаже, а потом кто-то (поджигатель или ктто-то другой), спасая общагу от пожара, выбросил стенд в окно.

Стенд — это полбеды, но на стенде был еще и фотоплакат с Леонидом Ильичом Брежневым на героической Малой Земле. Брежнев — тоже полбеды, но расследование инцидента возглавил Затулин — командир комсомольского оперотряда и заместитель по идеологии секретаря комитета ВЛКСМ истфака. Комсомольского вожака ожидала удача: стукачи донесли ему, что нарушение «сухого закона» в общежитии произошло в тот вечер в комнате, в которой проживал Володя Д., некогда разгласивший тайну носков, а еще в нарушении участвовали студенты-москвичи, в том числе Кара-Мурза, и он-то, вроде бы, и выкинул стенд с любимым генсеком КПСС.

В точности всех участников нарушения установить не удалось, как и того, кто же все-таки выбросил стенд с Брежневым, а у Д. вообще оказалось чистое алиби (он в тот вечер готовился к экзамену в библиотеке). Это, однако, не помешало Затулину придать делу высокий политический смысл: дескать, тут не только пьянка и мелкое хулиганство, а ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДИВЕРСИЯ..

Несколько студентов, в том числе Кара-Мурза, были исключены из комсомола, что влекло за собой автоматическое отчисление из университета. Но верхние инстанции, к счастью, политическую составляющую состава преступления не признали и заменили исключение на строгий выговор. В частности, главный комсомольский босс факультета, Слава Никонов (тот самый внук Молотова, ныне известный политолог) совсем не хотел, чтоб на его факультете висела «идеологическая диверсия», да и отец Славы был добрым знакомым родителя Кара-Мурзы.

Через несколько месяцев, правда, двое участников того мероприятия, Сергей Л. и Анатолий Г., попались на других мелких провинностях (включая пение Окуджавы и Галича), им припомнили выкинутого Брежнева, и этих двоих все-таки выгнали из комсомола и университета.

Затулин же за заслуги был принят в аспирантуру кафедры истории КПСС, вступил в партию и стал командиром комсомольского отряда всего МГУ.

Гений политического сыска

В конце 1989 или начале 1990 года в эфире программы «Взгляд была продемонстрирована интересная папочка — из не до конца сожженного архива комсомольского оперотряда МГУ. В папочке были доносы сотрудников оперотряда и по крайней в одном доносе в шапке значилось имя Затулина. А вскоре некоторые из этих доносов были опубликованы.

«Командиру ОКО

при комитете ВЛКСМ МГУ

ЗАТУЛИНУ К.

от сотрудника ОКО Косого М.

РАПОРТ

Довожу до Вашего сведения:

1. В последнее время в общежитиях ходили разговоры, что через две недели или позднее состоится выставка работ местного художника-авангардиста Сидорова.

2. По данным нашего стажера Жабина, студент 1-го курса философского факультета А. Кадяйкин отличается чертами, не вполне типичными для советского студента:

а) Поддерживает тесные контакты с Сидоровым и прочими хиппи, причем на религиозной почве.

б) Состоит на учете в КГБ.

в) Контактировал через кафе «Турист» с журналистом Юрием Щекочихиным, прославившимся в «ЛГ» глубокими симпатиями ко всем альтернативным движениям…»

«Командиру ОКО

при комитете ВЛКСМ МГУ

ЗАТУЛИНУ К.

от сотрудника ОКО Лукьянченко Д.

РАПОРТ

Сообщаю, что вчера, куря на лестнице, я увидел у парня из нашего общежития журнал эмигрантской направленности «Грани» N 78. Титульный лист и обложка оторваны, примерные размеры 20х30 см, бумага тонкая, толщина журнала около 1 см. Отличительная черта этого номера та, что в нем напечатана «Сказка о Тройке» братьев Стругацких.

Я узнал фамилию человека, давшего журнал этому парню. Это Ю.Тумаев, студент 114 гр. физфака МГУ. Считаю необходимым познакомиться с Тумаевым и попытаться осторожно вызнать у него, как ему попал в руки этот журнал (под предлогом, что мне хочется почитать «Сказку о Тройке»).

«Командиру ОКО

при комитете ВЛКСМ МГУ

ЗАТУЛИНУ К.

от сотрудника ОКО МГУ Жабина Д.

РАПОРТ

С середины сентября я наблюдал за деятельностью студента философского факультета Кадяйкина А. Постепенно мне удалось выяснить, что он является членом секты «Истинно православная церковь»… В середине октября ему удалось установить контакт с Сидоровым. Для Сидорова характерна религиозность… Через Сидорова Кадяйкин вышел на контакт со студентом философского факультета Д.Волощуком, после чего в комнате Волощука проводились ночные религиозные бдения. Сидоров принимал активное участие в организации выставки авангардистов в первом гуманитарном корпусе. На этой выставке в основном выставлены работы таких же «художников», как и Сидоров, примыкающих к движению хиппи, имеющих приводы в милицию, разделяющих антигосударственные взгляды…»

«Командиру ОКО

при комитете ВЛКСМ МГУ

ЗАТУЛИНУ К. от стажера ОКО

Лукьянченко Д.

Во время дежурства во втором гуманитарном корпусе я был вынужден препятствовать проникновению туда гражданки Новодворской из Демократического союза. Я ей сказал, что корпус закрывается раньше сегодня в связи с профилактикой санэпидемстанцией. Молодой человек, сопровождавший ее, сходил в библиотеку и позвал собравшихся там студентов количеством около 9 человек.[...] Потом я стал проверять документы у всех входящих в корпус. У студентов, которые говорили, что идут в библиотеку, на семинар (лекцию, встречу) я старался запомнить данные, а потом их записал. Это следующие товарищи [фамилии в публикации были опущены].

P.S. Новодворская была одета в темное пальто со светлым тонким воротником, шапка темного меха.»

Роман с «ДемРоссией»

Весной 1990 года К.Затулин, который в это время был уже помощником секретаря ЦК ВЛКСМ Иосифа Орджоникидзе (за что и получил прописку и двухкомнатную квартиру в Москве), предпринял свою первую попытку стать депутатом. В округе N 391 по выборам в Моссовет в Советском районе в марте 1990 выборы не состоялись из-за неявки более половины избирателей, в то время как в остальной Москве выиграл блок кандидатов «Демократическая Россия». На 24 апреля 1990 в округе были назначены повторные выборы.

В руководстве «ДемРоссии» у Затулина в тот момент были влиятельные знакомые — в частности, Сергей Станкевич, поэтому он был включен в рекомендательный список блока.

Естественно, что случившаяся незадолго до выборов публикация в МК отрывков из доносов сотрудников оперотряда могла герою публикации сильно повредить. Он, однако, не стал утверждать, что цитаты не подлинные, выбрав иную линию защиты. В том же «Комсомольце» он напечатал ответ, в котором утверждал, что не был инциатором собирания таких доносов — доносы писали по собственному почину пробравшиеся в оперотряд «плюмбумы», а он, командир оперотряда, от этих «плюмбумов» старался избавляться (К.Затулин, «По секрету всему свету»/ МК, 13 февраля 1990).

Доверенными лицами Затулина на выборах стали Станкевич и Гавриил Попов. Агитировать за него в округ приезжал на встречи с избирателями Николай Травкин. На выборах Затулин получил относительное большинство голосов, однако они были признаны несостоявшимися, так как в голосовании приняло участие менее половины избирателей.

Возможно, сыграли свою роль листовки «Родина должна знать своих стукачей» с цитатами из МК, которая внесли сумятицу в настроения демроссийски настроенных избирателей.

Первоначальное накопление капитала

В мае 1990 года К.Затулин — при содействии И.Орджоникидзе (который к этому времени занял пост заместителя председателя Мосгорисполкома) — организовал Московскую товарную биржу (МТБ), учредителями которой стали затулинская же Ассоциация молодых руководителей предприятий СССР (созданная им при комсомоле), Главснаб при Мосгорисполкоме и тому подобные организации.

Благодаря связям с руководителями комсомола и новыми властями Москвы МТБ сразу же стала одной из самых влиятельных коммерческих структур страны. Московский капитализм начинался с бирж, через которые полученные по госцене «фонды» попадали на рынок по совсем уже иным ценам.

Интересно, что и на МТБ Константин Федорович не оставил своих оперотрядовских привычек. В гостях у знакомых он однажды потерял занятный документик. Это было «совершенно секретное» донесение начальника службы безопасности МТБ М.Дунина о том, с кем на неделе встречался председатель правления МТБ Георгий Васильев (тот самый знаменитый бард, соавтор «Норд-Оста») и что говорил о хозяевах биржи…

В конце 1990 — начале 1991 года руководство Моссовета решило продать на биржевых аукционах гуманитарную помощь из Японии (автомобили, телевизоры, магнитофоны, видеокамеры и другую бытовую электронную аппаратуру) — с тем, чтобы выручка от продажи поступила в муниципальный Фонд социальной защиты Москвы. Затулин добился того, чтобы эта операция была поручена возглавляемой им Ассоциации молодых руководителей предприятий СССР, которая, в свою очередь, заключила договор о проведении серии аукционов брокерской фирмой Затулина «Роброк».

В результате и Ассоциация и фирма «Роброк» получили по 1 проценту от общей сумму вырученных средств («КоммерсантЪ», 21 января 1991). К тому же аукционы были фактически закрытые, для своих «ребят-комосомольцев», владеющих сетью комиссионных магазинов (и «гуманитарная» бытовая техника была в этих магазинах продана в несколько раз дороже, чем на аукционах).

Так по зернышку власть, связи, государственная и муниципальная собственность конвертировались в первоначальный капитал «новых русских». Постепенно «зернышки» становились все крупнее и крупнее.

Дело лотереи «Москва и москвичи»

Осенью 1992 года группа московских бизнесменов задумала организовать в столице первую городскую неправительственную лотерею. В качестве выигрышей участникам лотереи были обещаны квартиры в Москве. Организаторами лотереи стали акционерные общества «Огни Москвы», «Информационные технологии России» («Интехро») и «Московская трастовая компания», а если более точно: гендиректор АО «Огни Москвы» Сергей Шаркин, вице-президент «Московской трастовой компании» Василий Попов и акционер «Московской трастовой компании» Константин Затулин. Все трое одновременно являлись членами Комиссии по проведению городских лотерей и муниципальных займов, а Затулин к тому же — заместителем председателя Совета предпринимателей при правительстве и мэрии г.Москвы.

Ссылаясь на благую цель — «привлечение средств в городской бюджет для финансирования строительства бесплатного муниципального жилья», Комиссия по проведению лотерей (т.е. Затулин, Попов, Шаркин) разрешила устроителям (т.е. Затулину, Шаркину, , Попову) провести эту лотерею, а Председатель правительства Москвы (Ю.Лужков) в качестве товарного обеспечения лотереи поручил департамент муниципального жилья продать затулинской «Московской трастовой компании» 140 квартир по льготной цене 95 тыс.р. за 1 кв.м площади (постановление N 784 от 22 сентября 1992).

Хотя цена, по которой мэр распорядился продать квартиры Затулину и Ко, была в десятки раз ниже реальной, устроители лотереи не стали торопиться выкупать квадратные метры, ссылаясь на отсутствие у них в тот момент денег. Уже опытные советские бизнесмены, они хорошо знали, что в условиях гиперинфляции каждый день отсрочки — прямая прибыль. Тут, правда, Затулин несколько просчитался: департамент жилья возмутился дешевизной и предложил устроителям лотереи платить за квартиры среднюю цену за последние четыре аукциона. Устроители это предложение проигнорировали, а 23 миллиона билетов все-таки заказали в США, завезли, поделили между собой и продали. Причем, продавали не только в Москве, но и в родном для Затулина Сочи (что правилам городской лотереи противоречило).

Но вернемся к самой лотерее. Билеты — оранжевые бумажки с неграмотной рекламой «Каждый третий билет — выигрыИНый». Если бумажку потереть в положенном месте, может появиться надпись: «двухкомнатная квартира». 14 человек выиграли квартиры, но получить их не смогли: организаторы лотереи так их и не выкупили. Деньги участникам лотереи или вовсе не вернули или же вернули без учета их усыхания от инфляции.

В ходе избирательной кампании 1993 года тогдашний пресс-секретарь затулинского Объединения «Предприниматели за новую Россию» (ОПНР) Иван Михайлюк сослался в оправдание Затулина на то, что правительство Москвы «не сумев (или не пожелав) выделить для победителей обещанные квартиры, отменило свое постановление» («Сегодня», 20 ноября 1993 г.). Кроме того, Михайлюк также утверждал, что его шеф «не являющийся акционером, сотрудником или руководителем упомянутых АО и не состоящий в правительстве Москвы… никак не мог оказаться «организатором» лотереи».

Однако в предвыборной декларации о доходах Затулина было указано, что он является акционером «Московской трастовой компании» («Комсомольская правда», 25 ноября 1993 г.. Другая же организация-устроитель (Интехро) была зарегистрирована, так и МТК, на адрес затулинской Ассоциации молодых руководителей предприятий (Варварка, 11).

А насчет того, что лидер ОПНР не состоял в правительстве Москвы — то была чистая правда, его должности в Совете предпринимателей при мэрии и в Комиссии по проведению городских лотерей были «общественными», что в данном случае было очень удобно для отмазки от уголовного дела.

В июле 1993 года Ю.Лужков действительно запретил продолжение лотереи и все, кто выиграл «квартиры», остались с носом. Зато у устроителей лотереи появились новые квартиры и дачи в престижных районах Москвы и Подмосковья, а у Затулина — даже в Испании (см. его имущественную Декларацию в «Росийской газете» за 26 октября 1999 г.).

Делом о лотерейной афере заинтересовался Московский уголовный розыск, было заведено уголовное дело, но бухгалтерские книги устроителей показали одни убытки и — следовательно — отсутствие корыстного криминала (подробности об этом сюжете см. в статьях Аэлиты Ефимовой «Лотто «Миллион вопросов» и «Москва и москвичи» — авантюрный роман с продолжением» в журнале «Столица», NN 2 и 42, 1993).

После того как история с лотереей получила огласку, Григорий Явлинский, который еще весной 1993 года считался ближайшим союзником затулинского Объединения «Предприниматели за новую Россию», не взял Затулина в свой предвыборный список. Сергей Шахрай (Партия российского единства и согласия — ПРЕС) оказался менее брезгливым — и взял.

(Между прочим, говорят, что в Уголовном кодексе Украины есть такая статья «шахрайство» — мошенничество).

В Сочи (в Туапсинском округе) Затулин выборы проиграл, но по шахрайскому списку прошел таки в Думу первого созыва. Во время избирательной кампании в округе яростно обличал происки Международного валютного фонда и о своем недавнем членстве в «ДемРоссии» помалкивал.

Дело о кинутых киргизах

В октябре 1994 года Ошская товарно-фондовая биржа (ОшТФБ) обратилась к председателю Государственной думы Ивану Рыбкину с жалобой. За подписью директора ОТФБ А.Султанова на фирменном бланке шел такой текст:

«Уважаемый Иван Петрович! Мое обращение к Вас — это отчаянная попытка восстановить справедливость. Полтора года назад перед предпринимателями СНГ К. Ф. Затулин выступил с инициативой создания Международного банка торговли и сотрудничества. Мы поверили и исправно перечислили деньги на создание такового. Прошло время — ни банка, ни денег. Я неоднократно пытался встретиться по этому вопросу с г-ном Затулиным. Но в лучшем случае получал маловразумительные ответы его сотрудников типа того, что ЦБ не дал лицензии, а деньги ушли на содержание аппарата МБТС. В связи с этим у меня возникает законный вопрос: может ли занимать ответственный пост Председателя по делам СНГ человек, который сеет семена недоверия между предпринимателями СНГ и тем самым разрушает его.[...].

Я требую, чтобы г-н Затулин вернул доверенные ему нами деньги и как знающий толк в предпринимательстве проиндексировал сумму возврата (на сегодняшний день индексация составляет коэффициент 1200). Кроме того, я требую расследования сомнительной «коммерческой операции» г-на Затулина, тем более что до нас дошла информация о том, что на днях Затулин уже благополучно стряхнул с себя должность председателя МБТС.»

«Наивный киргиз, зарывший пять монеток на затулинском Поле Чудес!» — как писал краснодарский журналист Всеволод Тихомиров. Что мог сделать тогдашний председатель Госдумы Рыбкин, даже если бы хотел? Депутаты «не выдавали своих» — даже, когда об этом просила Генпрокуратура (например, когда Генпрокуратура просила лишить депутатской неприкосновенности Станкевича).

2 ноября 1994 года Рыбкин отослал жалобу ОшТФБ лидеру фракции ПРЕС Шахраю, а кроме того распорядился размножить и раздать документ депутатам. Тогда-то прозревший Шахрай и выгнал Затулина из фракции.

В свое время Затулин обещал «принять активное участие в строительстве капитализма в России, в защите интересов отечественного бизнеса у нас в стране и во всем мире», бороться за «объединение ради этого всех политических возможностей нарождающейся буржуазии» («Заявление для печати»/ «Новая ежедневная газета», N 19 за origindate::23.07.93 г.)

Дипломную работу на кафедре истории партии студент Затулин писал на тему «Критика в советской историко-партийной литературе буржуазных фальсификаций ленинского учения об империализме как кануне социалистической революции». Диссертацию (защиту которой, правда, завалил в 1985 году) — о «партийном руководстве развития промышленности».

Капитализм у нас получился мошеннический, мафиозный — такой, каким его строили, в точности по марксистским классикам, хорошо усвоенным на кафедрах истории КПСС.

Дела патриотические: Держава, Православие, Отечество, Президент

Вволю надемократив и немножко пошахрайствовав, где-то к 1995 году К. Затулин запатриотил. Изганный из ПРЕС, он сначала вошел в депутатскую фракцию Демократической партии России (ДПР, бывшая «партия Травкина»), которую в это время возглавлял Сергей Глазьев.

Однако к выборам 1995 года он покинул ДПР как партию без перспективы и был избран в Национальный совет Конгресса русских общин (КРО) Дмитрия Рогозина. Через КРО пролез к генералу Лебедю и стал кандидатом в депутаты от блока Скокова-Лебедя-Рогозина (1-е место в Краснодарской региональной группе по списку КРО и в одномандатном округе в Сочи).

В округе проиграл космонавту Виталию Севастьянову (КПРФ), а список КРО не прошел.

После неудачи КРО на выборах бросил Лебедя и некоторое время был просто «при Юрии Михайловиче Лужкове». В 1997 году был назначен советником мэра Москвы на общественных началах.

В 1998 году увел у экс-вице-президента Александра Руцкого движение «Держава» и вошел вместе с «Державой» в Народно-патриотический союз России (НПСР) Геннадия Зюганова.

Вместе с «Державой» без особого шума покинул НПСР и вошел в «Отечество» Лужкова. Был избран в Центральный совет «Отечества». Вместе с Лужковым вступил в «Отечество — Вся Россия» (ОВР). Опять баллотировался от ОВР в Думу по округу в Сочи и опять не прошел (опять проиграл космонавту Севастьянову).

Вступил в созданный Валентином Лебедевым Союз Православных граждан (СПГ) и вскоре стал членом его Политичексого Совета.

В декабре 2001 лужковское «Отечество», а также «Вся Россия» слились в экстазе любви к президенту с партией «Единство», образовав партию «Единая Россия» (они же — «едороссы» и «едуны России»). Вместе с «Отечеством» член его ЦС Затулин тоже влился в партию «Единая Россия» и стал членом ее центрального политсовета.

Сейчас Затулин — руководитель Московского фонда президентских программ и советник мэра Москвы (с сентября сего года — уже не на общественных началах, а на зарплате).

Баллотируется от «Единой России» по Орехово-Борисовскому №197 (основные соперники: генерал-пограничник Андрей Николаев, выдвинутый Народной партией, бывший депутат РСФСР от «Демократической России» Лев Пономарев, выдвинутый Союзом правых сил, Владимир Гаврилов от КПРФ, журналист Владислав Шурыгин из газеты «Завтра» и Олег Сотников от блока Российской партии ЖИЗНИ — Партии возрождения России).

Недавно Юрий Лужков отдал префекту Южного административного округа Москвы (в который территориально входит избирательный округ №197) Юрию Бирюкову специальный приказ, в котором говорится следующее:

«В последнее время в Южном административном округе многое делается для того, чтобы каждый район, каждый двор и подъезд стали удобными для жизни москвичей. В целях координации и более оперативной связи направляю в Южный административный округ советника Мэра Москвы Затулина Константина Федоровича, который будет находиться в постоянном контакте с органами исполнительной власти на местах и соответствующими структурами Правительства Москвы, для оказания помощи в решении возникающих у населения вопросов».

Попробуйте не проголосовать!

Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ