Простота «советской» королевы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Помощница Людмилы Зыкиной Анна Свинкова рассказала о том, какой была в реальности любимица Брежнева: «на даче спала в сарае и купалась в реке голышом»

img_f45176a1f7977e5f376195e6d67feb9eНа канале «Россия» начинается долгожданный показ многосерийного фильма «Людмила» о Людмиле Зыкиной. Кинематографисты предлагают свою версию жизни и смерти великой русской певицы. Казалось бы, о Людмиле Георгиевне известно многое. Например, о том, что у нее была помощница Татьяна Свинкова. Широкая публика узнала о ней после смерти артистки, когда наследники обвинили ее в присвоении бриллиантов и другого имущества покойной. Спустя почти четыре года после той неприятной истории Татьяна Александровна захотела рассказать всю правду о королеве русской песни. Ее исповедь мы предлагаем нашим читателям.

- Творчеством Зыкиной увлеклась еще в детстве. Я тогда жила в совхозе «Металлург» в Удмуртии, — вспоминает Свинкова. — В 1963-м, когда мне было 7 лет, постоянно пела песни Людмилы Георгиевны «А мне мама целоваться не велит» и «Травушка примятая». Мне говорили, что для ребенка это не совсем приличные композиции. Никогда не забуду 5 марта 1970 года. Тогда я написала в своем блокноте, что она была, есть и будет навсегда моей самой любимой певицей. Начала собирать вырезки из газет и журналов, дежурила у приемника и вела дневничок, куда писала, где, когда и что пела Людмила Георгиевна по радио и ТВ. Пропустить ее выступление было для меня смерти подобно. Потом, когда мы уже близко общались и жили вместе, Зыкина шутила: «По-моему, ты знаешь мои песни даже лучше, чем я».

В 1974-м я похоронила маму и осталась совсем одна. Спустя год приехала в Москву и устроилась на подшипниковый завод. Но передо мной стояла цель — быть на концертах Людмилы Георгиевны.

Статью знаменитой артистки восхищались даже высокие чиновники

Статью знаменитой артистки восхищались даже высокие чиновники

Спасибо за маму

- В 1975 году в издательстве «Советская Россия» вышла книга Людмилы Георгиевны «Песня». Там я вычитала, что ее мама похоронена на Даниловском кладбище. За три рубля бабушка, работавшая на погосте, показала эту могилку. Людмила Георгиевна тогда постоянно находилась в разъездах, и ухаживать было некому. Мы с подружкой стали ходить туда каждую неделю. Покрасили оградку. Посадили маргаритки. Причем старались делать это тайком, чтобы никто не видел. Боялись, что нас отругают и выгонят. Спустя годы, когда мы были там в очередной раз, к нам подошла — царствие ей небесное! - Елена Михайловна Бадалова, костюмер Людмилы Георгиевны, которая много-много лет с ней работала. Она меня знала чисто визуально, поскольку я была на всех концертах. И рассказала обо мне Зыкиной. 20 июля 1980 года во время Московской Олимпиады Людмила Георгиевна давала концерт в киноконцертном зале «Звездный» на проспекте Вернадского. Я, как обычно, поднялась на сцену, чтобы преподнести ей цветы. В этот момент Елена Михайловна, стоявшая за кулисами с термосом чая, вдруг закричала: «Люда! Люда! Это она!» Людмила Георгиевна взяла у меня цветы и сказала:

- Спасибо вам за мамину могилку!

СВИНКОВА наслаждалась каждой секундой, проведённой с ЗЫКИНОЙ

СВИНКОВА наслаждалась каждой секундой, проведённой с ЗЫКИНОЙ

Это было для меня как будто благословение от нее.

В надежде увидеть Зыкину я стала приезжать к высотному дому на Котельнической набережной, где она жила. Со временем завела знакомство с дежурной по подъезду, Татьяной Ивановной. А потом решила устроиться дворником, чтобы получить служебную жилплощадь в высотке и быть постоянно рядом с Людмилой Георгиевной. Директор эксплуатационной конторы взял временно маляром. Мне дали комнату в пять «квадратов» (раньше это была подсобка, где хранились тазики и щетки) с окном во двор в бывшей генеральской семикомнатной квартире в первом подъезде корпуса А. Однажды в грязной робе, всю измазанную краской, меня увидела в подъезде Людмила Георгиевна.

- Что ты тут делаешь? — удивилась она.

- Работаю, — отвечаю.

- А почему ко мне не заходишь? Пришла бы когда-нибудь и помогла!

Конечно, это было сказано в шутку. Она тогда не особо нуждалась в моей помощи. У нее была домработница — легендарная Шурочка, которая убиралась и у Клавдии Ивановны Шульженко. Кроме того, ей помогала по хозяйству костюмер Бадалова. И сама Людмила Георгиевна была отнюдь не барыня. Она могла помыть полы, приготовить обед, постирать и погладить белье.

Уход звезды стал для Татьяны личной трагедией

Уход звезды стал для Татьяны личной трагедией

Да и я тогда не решилась бы к ней прийти. При виде Зыкиной у меня тряслись руки, пересыхало горло. Она была для меня как икона. Как персонаж из сказки. Долгое время я с ней только здоровалась. А весной 1985 года она неожиданно со мной разговорилась и пригласила меня поехать вместе с ней и ее мужем Виктором Гридиным на Волгу, в деревню Мозгово Тверской области, на дачу. Я была на седьмом небе от счастья!
По дороге Гридин начал у меня допытываться:

- А ты чья поклонница — моя или Людмилы Георгиевны?

- Ансамбля «Россия», — смущенно выкрутилась я.

Дача Зыкиной оказалась обыкновенным деревенским домом с русской печью. Мы начали открывать окна. А между рамами было множество спящих мух. Они ожили и разлетелись по всему дому. Стоило немалых трудов их выгнать. Пока Людмила Георгиевна что-то готовила, я решила помыть окна. При этом я без остановки что-то пела. Ее было очень легко «включить». Стоило мне промурлыкать какую-то нотку, она сама тут же начинала петь. В результате Людмила Георгиевна запретила мне петь при ней.

- Из-за тебя совсем не отдыхаю, — объяснила она. — Я все время пою с тобой. А мне нужно давать связкам отдых.
А знаете, как Зыкина оказалась в Мозгово? В конце 70-х годов ее пригласила туда на дачу подруга — поэтесса Карина Филиппова. И Людмиле Георгиевне так понравились эти места, что вскоре она и сама построила дом в этой деревне. С Кариной и ее мужем, художником Борисом Диодоровым, они дружили домами — то Людмила Георгиевна у них обедала, то они к нам приходили. За столом никогда не говорили об искусстве. Зато про рыбу, грибы, купание на Держе.

На реке Держа (СВИНКОВА - слева)

На реке Держа (СВИНКОВА — слева)

В этой речке Людмила Георгиевна с Кариной Степановной любили голышом купаться. А я стояла на шухере.

- Что ты беспокоишься? — смеялись они. — Если кто-то придет, пусть на нас посмотрит! Еще Людмила Георгиевна очень любила собирать грибы. Мы брали черный хлеб, соль, водичку и в пять утра шли в лес на весь день.

Жить Людмила Георгиевна предпочитала не в доме, а в халабуде — небольшом сооружении типа дровяника. Там у нее было все необходимое - печечка маленькая, холодильник, топчан. А главное — не нужно никуда подниматься по лестницам.

Когда мы приезжали в Мозгово, сразу же приходил местный рыбак Володя, которого все звали Профессором. Он приносил рыбку и садился с нами за стол. Рассказывал все местные новости. Бывал в доме и председатель колхоза. Людмила Георгиевна могла ему и вставить за какой-то непорядок. Однажды она договорилась бесплатно провести газ всей деревне. А он не захотел. Ну, ему тогда и всыпала…

Когда Людмила Георгиевна развелась с Гридиным, дом в Мозгово перешел к нему. Но она так любила это место, что не могла с ним расстаться. И построила себе новый в соседней деревне Борки. В 2007 году Людмила Георгиевна переоформила этот дом на свою двоюродную сестру Нину Павловну Воробьеву, которая вместе со своим сыном за ним присматривала.

С четвёртым мужем, баянистом-виртуозом Виктором ГРИДИНЫМ (справа), певица прожила в браке 17 лет

С четвёртым мужем, баянистом-виртуозом Виктором ГРИДИНЫМ (справа), певица прожила в браке 17 лет

Нарушая правила

- Про «Волгу» и зыкинский темперамент за рулем — отдельная песня. Водить машину она начала в 1962 году. На дороге она никогда не наглела, не гоняла и никого не подрезала. Но, конечно, правила нарушала. Допустим, мы ехали куда-то и упирались в длинную очередь перед железнодорожным переездом. Она ее объезжала и вставала прямо у шлагбаума. А кто ей что-то скажет? Она же Зыкина! Иногда ее тормозили гаишники. Но, увидев, кто сидит за рулем, сразу брали под козырек и отпускали. Самое большее — просили автограф.
А когда в годы перестройки были перебои с бензином, девочки с заправки на Шаховской, где она заправлялась по дороге в Мозгово, всегда держали для нее канистру 92-го. В 1995 году во время гастролей в Саратове губернаторДмитрий Аяцков подарил Людмиле Георгиевне ее последнюю «Волгу». Там были проблемы с рулем. И ей уже стало тяжело самой водить.

В 1997 году она перенесла серьезную операцию. И вообще перестала садиться за руль. Зато с 2001 года водить машину начала я. Когда Людмила Георгиевна улетела без меня в Краснодар, я поехала с нашим водителем и купила себе вишневую «Оку».

Вера СОТНИКОВА долго вживалась в образ ЗЫКИНОЙ и сыграла в «Людмиле» блистательно

Вера СОТНИКОВА долго вживалась в образ ЗЫКИНОЙ и сыграла в «Людмиле» блистательно

Перед тем как тронуться, каждый раз читала молитву водителя, которую кто-то прислал Зыкиной.

А уже через полгода Людмила Георгиевна ездила со мной, правда, с закрытыми от страха глазами.

Однажды на Масленицу Зыкину пригласили в «Коломенское» на встречу с канцлером ФРГ Герхардом Шредером. А поскольку был выходной, свободных машин не оказалось. И мы поехали на моей «Оке». В «Коломенском» все перекрыто. Мою машину не хотели пропускать. А когда увидели Зыкину, начали предлагать ей пересесть в другую, но она категорически отказалась. Понимаете, ей все равно было…
Иногда Людмила Георгиевна требовала нарушать правила, чтобы быстрее проехать.

- Гаишников не бойся! — говорила она мне. — У тебя же в машине Зыкина!

Записал Михаил ФИЛИМОНОВ

Оригинал материала: "Экспресс газета"