Противоречивая вдова Козлова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В "дело Френкеля" взяли банк "Дисконт"

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::04.03.2008, Фото: МК

Противоречивая вдова

Казим Байбанов

Converted 26312.jpg

В Мосгорсуде на слушаниях по делу об убийстве зампреда ЦБ Андрея Козлова допросили потерпевших – родственников Козлова и его водителя. Вдова убитого Екатерина Козлова отказалась от показаний, ранее данных следствию.

В среду в Мосгорсуде продолжились слушания уголовного дела об убийстве заместителя главы Центробанка Андрея Козлова. С часовым опозданием секретарь пригласила всех пройти в зал заседаний.

Некоторые из участников процесса, проходя мимо скамьи подсудимых, поздравляли главного обвиняемого банкира Алексея Френкеля с Днем рождения. Френкель в ответ улыбался и благодарил.

Даже без присяжных, которые еще оставались в совещательной комнате, в зале было многолюдно. Первым слово взял адвокат Френкеля, Виктор Паршуткин, который заявил ходатайство об исключении доказательств из материалов дела. Речь шла о распечатке телефонных разговоров посредников Лианы Аскеровой и Бориса Шафрая, через которых, по данным следствия, Френкель и заказал убийство Козлова. Также Паршуткин просил убрать из уголовного дела аудионосители с записью телефонных переговоров Френкеля, Аскеровой и Шафрая. Адвокат мотивировал свое ходатайство тем, что в деле «нет постановлений суда на рассекречивание телефонных разговоров, а есть лишь указания на них». Копии данного ходатайства получили суд, гособвинитель и представители потерпевшей стороны. Ввиду того, что на рассмотрение этого заявления уйдет много времени, Паршуткин попросил пока не озвучивать «сомнительные» доказательства в суде.

К приглашенным в зал присяжным судья Наталья Олихвер обратилась с речью о вреде для рассмотрения дела публикаций в СМИ. «Я не могу запретить вам читать или смотреть. Но через эти статьи пытаются на вас воздействовать незаконными способами. Прошу не принимать их во внимание», – заявила судья. Защита подсудимых попросила судью уточнить, кто, по ее мнению, «сливает информацию». Судья не ответила ничего.

Зато поднялась прокурор Гульчехра Ибрагимова, заявившая, что адвокат Паршуткин рассказал прессе, сколько мужчин и женщин входят в состав жюри.

После чего прокурор обвинила адвоката Паршуткина в неэтичном поведении – и конкретно в том, что адвокат хочет «развалить коллегию присяжных».

Паршуткин ответил, что это клевета в целях создания «негативного отношения присяжных к стороне защиты». «По закону я могу заявить отвод составу суда. Это подтверждает лживость этих слов», – сказал адвокат.

Судья прервала дискуссию и передала слово прокурору, чтобы начать собственно судебный процесс. Запланированный допрос потерпевших начался с вызова вдовы убитого вместе с Козловым водителя Александра Семенова. Людмила Семенова рассказала присяжным, что в день убийства ее не было в Москве, а о гибели мужа она узнала через 8 дней – 21 сентября. Как ни пытались адвокаты и присяжные выяснить, почему Семеновой так поздно сообщили о смерти супруга, судья каждый раз отклоняла вопрос: не имеет отношения к делу. Один из адвокатов пытался узнать у Семеновой, были ли на одежде ее мужа следы пуль. Хотя судья отклонила вопрос, вдова ответила, что не получала вещи мужа.

Также был допрошен отец убитого Андрея Козлова, но ничего важного суду он не рассказал.

Зато долго пришлось отвечать на вопросы вдове Козлова, Екатерине, которая с начала слушания сидела рядом с гособвинителем.

Она рассказал, что муж редко делился с ней новостями с работы. Тем не менее, Козлова заявила, что на протяжении последнего года жизни у ее супруга ухудшился сон, и он даже прибегал к снотворному. Вдова связывала беспокойство мужа с ожиданием в семье четвертого ребенка и рабочими проблемами. По словам вдовы, конкретных имен и названий, касающихся работы, он в семье не упоминал, зато часто употреблял выражения «мелкие жулики» и «крупные жулики».

После одной из своих командировок летом 2006 года, по словам Козловой, ее супруг был особенно сильно взволнован. «Ворюги! Разворуют всю Россию», – заявил обычно крайне сдержанный дома зампред ЦБ.

Адвокат Френкеля Виктор Паршуткин попытался спросить у Козловой, не поездка ли в Швейцарию так взволновала тогда ее мужа, но судья не дала ответить на этот вопрос.

По словам потерпевшей, Андрей Козлов предчувствовал свою смерть. «Как вы будете жить без меня?», – как-то спросил жену супруг. Охранников у Козлова не было, ездил он с водителем в бронированном «Мерседесе», который был ему положен по статусу. «Он говорил, что если цель выбрана, то она достигается. Семья большая, и к каждому охранника не приставишь», – привела в суде слова мужа Екатерина Козлова.

По словам Козловой, о покушении на мужа она узнала вечером 13 сентября по телефону от подруги, которая услышала новость по радио. В больнице ей сказали, что операция прошла успешно, но утром Козлов скончался от «ранений, несовместимых с жизнью». Тут защитники других обвиняемых попытались выяснить, про следы на одежде, которая была на Андрее Козлове в момент его убийства. «Она (одежда – «Газета.Ru») осталась в пакете, окровавленная и с запахом крови. Потом ее приобщили к делу», – ответила дрожащим голосом Козлова.

Затем опять встал Виктор Паршуткин и попросил Козлову уточнить, действительно ли ее муж не называл никаких названий по своей работе, например, не упоминал ли он банк «Дисконт». Вдова сказала, что об этом банке вообще слышала только краем уха. Адвокат на это предъявил суду материалы дела, с которыми присутствующих ознакомили после того, как судья попросила присяжных выйти.

Как было указано в материалах, в ходе предварительного следствия Козлова заявляла, что муж за две недели до гибели говорил ей, что у банка «Дисконт» «отозвана лицензия, а также со счетов данного банка были переведены крупные суммы денег».

Прокурор и сторона потерпевших были против оглашения этой информации при присяжных – но судья решила удовлетворить соответствующую просьбу адвоката. Когда коллегия заняла свои места, судья рассказала суть вопроса и спросила у Козловой, подтверждает ли она показания, данные на предварительном следствии.

Вдова ответила: «Нет, не подтверждаю».

Френкель, который все это время, усиленно что-то записывал, вдруг высказал желание задать потерпевшей вопрос через адвоката. Паршуткин подошел к нему, но, возвратившись на свое место, заявил, что вопросов нет.

[МК, origindate::05.03.2008, "В “дело Френкеля” взяли банк":
— Называл ли ваш муж какие-то банки, фамилию Френкеля? — спросили у Козловой.
— Нет, — ответила та.
— А что имел в виду ваш муж, говоря “мелкие, крупные жулики, ворюги”?
— Степень обналичивания черного рынка, — уверенно ответила та.
— Но говорил ли вам супруг, что у какого-то из банков была отозвана лицензия? — спросил у Козловой адвокат Френкеля Виктор Паршуткин.
— Нет, — отозвалась та в ответ.
— А в беседе с вами ваш муж упоминал, что лицензия была отозвана у банка “Дисконт” (к Френкелю этот банк отношения не имеет. — Ред.)? — настаивал адвокат.
— Нет, конкретно о лицензии не говорил. Сказал только, что у банка неприятности.
Тогда Паршуткин попросил суд огласить показания Козловой, которые она давала на предварительном следствии на 4-й день после убийства: “Он (Козлов) говорил, что у данного банка, то есть банка “Дисконт”, была отозвана лицензия и что со счетов банка была снята крупная сумма. Говорил он это недели две назад”.
— Вы подтверждаете, что давали такие показания? — спросил адвокат.
— Нет, — отрицала Козлова и объяснила, что в том состоянии, в каком она находилась, она не читала внимательно то, что записывал за ней следователь.
— Как видно из материалов дела, упоминание этого банка появилось в показаниях Козловой в связи с вопросом о возможных версиях убийства мужа, — пояснил в перерыве заседания адвокат Френкеля Паршуткин. — Эту версию отрабатывало следствие, но позже от нее отказались. Но там темная история. Следователь, расследовавший эту линию, уволился из прокуратуры, а вскоре купил квартиру в Москве. Позже против него было возбуждено уголовное дело. А версия с банком “Дисконт”, по моим данным, расследуется и до сих пор.- врезка К.Ру]

["Коммерсант", origindate::05.03.2008: Адвокат обратил внимание присяжных на возможную причастность к убийству господина Козлова "других лиц". Дело в том, что вслед за отзывом летом 2006 года лицензии у банка "Дисконт" за "отмывание" Андрей Козлов настоял, чтобы следственный комитет МВД возбудил против руководства банка уголовное дело. Что и было сделано 8 сентября 2006 года — за пять дней до его убийства.- врезка К.Ру]

После перерыва толпа в зале резко поредела. Ушли даже некоторые из адвокатов. Довольно быстро в качестве свидетеля обвинения допросили 20-летнего Егора Козлова, сына убитого. Второй свидетель, заявленный на тот день, не смог приехать, и гособвинитель приступила к оглашению материалов уголовного дела (в части об осмотре места происшествия и применении служебной собаки). Долгий рассказ об обнаруженном на месте происшествия Ибрагимова иллюстрировала фотографиями: бронированный «Мерседес» перед спортивным клубом «Спартак», где играл в футбол Козлов, труп водителя Семенова, три гильзы и одна пуля. Как следовало со слов прокурора, 14 сентября следователи обнаружили еще несколько пуль и два брошенных киллерами пистолета с глушителями. Рукоятки и курки оружий непонятно для чего были перемотаны изолентой. В одном пистолете было шесть пуль (видимо, его заклинило при применении), в другом – одна. Также прокурор успела рассказать, что служебная собака нашла след, но на набережной реки Яуза умное животное «прекратило работу». На этом в судебном заседании был объявлен перерыв до четверга, так как подсудимые попросили дать им один день для встречи с адвокатами.